Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Германия





ГЕРМÁНИЯ (нем. Deutschland).
Исторический очерк

В истории Г. можно выделить след. осн. периоды: 1) первобытнообщинный строй на терр. Г. и начало зарождения классового общества (до 6 в. н. э.). 2) Раннефеодальный период (6–11 вв.), в котором различаются: время зарождения феод. отношений и вхождения герм. терр. в состав Франкского гос-ва (6–9 вв.) и время завершения процесса феодализации, образования самостоятельного Герм. государства, начала завоеват. политики герм. феодалов, создания "Священной Рим. империи" (9–11 вв.). 3) Период развитого феодализма в Г. (конец 11 – сер. 15 вв.) – окончат. победа феод. отношений на всей терр. Г., возникновение феод. городов и установление феод. раздробленности (конец 11 – 1-я пол. 13 вв.), расцвет товарно-денежных отношений, терр. сплочение по отдельным княжествам в ущерб общегерм. единству (2-я пол. 13 – 1-я пол. 15 вв.). 4) Период разложения феодализма и зарождения капиталистич. отношений (2-я пол. 15 – нач. 19 вв.), в к-ром можно выделить: эпоху ранней бурж. революции (Реформация с ее кульминац. моментом – Крестьянской войной 1524–25); время феод. реакции и Тридцатилетней войны 1618–48 (2-я пол. 16 – 1-я пол. 17 вв.); усиление феод. реакции и политич. раздробленности Г. после Вестфальского мира 1648, возвышение Бранденбургско-Прусского государства, продолжающееся господство крепостнич. отношений, в рамках которых развивалась капиталистическая мануфактура, усиление прусско-юнкерского милитаризма (гл. вехи 2-й пол. 17 – конца 18 вв.); начало пром. переворота, развитие в Г. капиталистич. уклада, начало половинчатых бурж. реформ (с конца 18 в. до 1815). 5) Развитие капитализма в Г. в 19 в. (до завершения объединения страны). В этом периоде различаются: 1815–1848 – создание экономич. предпосылок для объединения Г., формирование буржуазии и пролетариата, бурж.-либеральная оппозиция и первые выступления рабочих; буржуазно-демократич. революция 1848–49 в Г.; Г. в 1849–71 – объединение Г. "сверху" вокруг милитаристской Пруссии. 6) Г. в период перехода домоно-полистич. капитализма в империализм (1871–1900). 7) Германский юнкерско-бурж. империализм в нач. 20 в. (до конца 1-й мировой войны): Г. в 1900–14; Г. в годы 1-й мировой войны. 8) Г. в период общего кризиса капитализма. Здесь можно выделить: Ноябрьскую бурж.-демократич. революцию; Г. в годы Веймарской республики; Г. в годы фаш. диктатуры (до нач. 2-й мировой войны); Г. во время 2-й мировой войны, завершившейся разгромом герм. фашизма. 9) Г. в 1945–49: революц. преобразования в Вост. Г., восстановление мощи монополий и позиций милитаристских сил в Зап. Г., раскол Г. вследствие политики зап. держав, образование "Федеративной Республики Германии", провозглашение "Германской Демократической Республики".

Первобытнообщинный строй на территории Г. и начало зарождения классового общества (до 6 в. н. э.). Археологич. данные свидетельствуют, что на терр. Г. человек появился за 500–300 тыс. лет до н. э., в эпоху ниж. палеолита. Около Гейдельберга найдены останки древнейшего в Европе человека (см. "Гейдельбергский человек"). В Юж. Г. обнаружены останки "неандертальца". В переходный период от палеолита к неолиту племенами первобытных рыболовов и охотников осваивались и сев. р-ны Г., до того покрытые ледником. В 3–2-м тыс. до н. э. кочевые племена, населявшие терр. Г., занимались уже не только рыболовством и охотой, но и скотоводством и земледелием, приобретавшими все большее значение. К нач. 1-го тыс. до н. э. относится появление на терр. Г. железных орудий, длительное время сосуществовавших с бронзовыми. В этот период на части терр. Г. были распространены археол. культуры лужицкая (протославянская) и гальштатская (гл. обр. кельтская), к-рую сменила латенская. Племена "германцев", сформировавшиеся (согласно распространенной научной гипотезе) в Сев. Европе, продвигаясь па юг, постепенно (по-видимому, ок.6–1 вв. до н. э.) заселили б. ч. терр. Г. Римляне, особенно тесно и непосредственно соприкоснувшиеся с ними в 1 в. до н. э., во время "Галльских походов Цезаря", всю страну к С. от Дуная и к В. от Рейна и до Вислы, населенную германцами, назвали Германией (лат. Germania – слово, по-видимому, кельтского или иллирийского происхождения; впоследствии это назв. закрепилось за будущим гос-вом Г. в ряде новых яз.: русском – Германия, итал. – Germania, англ. – Germany). От этой Г. (к-рую римляне наз. "свободной" – Germania libera, т. к. она не была завоевана ими, или "великой", – Germania magna) они отличали две рим. пограничные провинции по левому берегу Рейна: Верхнюю Г. (Germania Superior, с гл. городом Mogontiacum – Майнц) и Нижнюю Г. (Germania Inferior, с гл. городом Colonia Agrippina – Кёльн), где жили кельты, а также нек-рые герм. племена (о герм. племенах см. ст. "Германцы" и карту к ней). Неоднократные попытки римлян захватить "свободную" Г. окончились безрезультатно. К 4 в. на терр. Г. в результате передвижений и смешений племен возникли новые племенные образования и союзы герм. племен, часть к-рых в 4–6 вв., в период т. н. "Великого переселения народов", заняла терр. Зап. Рим. империи. На терр. Г. прочно осели герм. племена "алеманнов", "баваров", вост. "франков", тюрингов, "саксов" и "фризов".

Раннефеодальный период (6–11 вв.). Г. 6–9 в в. Объединение племенных образований на терр. Г. в единое гос. целое первоначально было осуществлено в рамках "Франкского государства" – путем завоевания франками в кон. 5–8 вв. алеманнов, тюрингов, баваров, в 772–804 после кровопролитных войн – саксов. Важнейший социально-экономич. процесс, проходивший на терр. Г. в 6–8 вв., – становление клас. общества. Первым клас. обществом, возникшим здесь, было феод, об-во (у германцев не развилась рабовладельч. формация, существовал лишь рабовладельч. уклад). В отличие от др. частей Франкского гос-ва, формирование феод. отношений проходило здесь не путем синтеза разлагавшихся рабовладельч. и первобытнообщинных отношений, а в осн. лишь на базе разложения общинного строя герм. племен; влияние рим. рабовладельч. порядков на терр. Г. было сравнительно незначительным, т. к. большая часть ее областей не входила в Рим. империю (это сыграло существ. роль в относительно замедленном характере процесса феодализации в Г.). "Варварские правды" герм. племен, осевших на терр. Г., – "Алеманнская правда", "Баварская правда", "Рипуарская правда", "Саксонская правда" дают картину обществ. строя этих племен в 7–8 вв. на поздней ступени разложения общинных отношений и частично (за исключением Саксонской правды) уже на начальном этапе феодализации. Они рисуют герм. общину на стадии соседской общины-"марки", фиксируют повсеместное превращение зем. наделов свободных общинников в аллод, резкое социальное расслоение внутри массы общинников- аллодистов, а к концу этого периода – начальный этап их закрепощения, начало роста крупного церк. и светского землевладения (отчетливо это отразили Алеманн-ская и особенно Баварская правды).

Формирование феод. отношений было ускорено франкским завоеванием. Большую роль при этом играло распространение в завоеванных областях христианства. Наряду с возникшей уже ранее зем. собственностью герм. знати и разбогатевших чл. общины-марки, появилась королев. и церк. зем. собственность. Свободные крестьяне обременялись гос. повинностями и втягивались в разные формы феод. зависимости.

Г. 9–11 вв. Распадение империи Каролингов (см. "Верденский договор 843") положило начало самостоят. развитию Герм. гос-ва ("Королевства вост. франков"). В его состав вошли герм. обл. между Рейном, Эльбой и Альпами – племенные герцогства Бавария, Алеманния (Швабия), Франкония, Саксония, а также Тюрингия; позднее прибавились Лотарингия и Фрисландия. Окончат. гос. обособление герм. областей произошло с избранием в 887 герцогами Швабии, Баварии, Франконии, Саксонии королем "вост. франков" Арнульфа Каринтийского, с прекращением в Г. в 911 Династии Каролингов и, наконец, с избранием в 919 герм. королем саксон. герцога Генриха (Генрих I).

Г. не являлась однородным этнич. комплексом. Кроме герм. большинства, в его составе было романское (в Лотарингии, Юж. Баварии) и слав. население, встречавшееся в Тюрингии, Франконии и особенно в вост. и юго-вост. обл.

На рубеже 8 и 9 вв. процесс феодализации вступает в Г. в решающую стадию: происходит интенсивный рост крупного феод. землевладения, осн. часть ранее свободных общинников попадает в положение зависимых от феод. зем. собственников крестьян. Но этот процесс протекает в Г. сравнительно медленно и весьма неравномерно. Раньше всего феод. способ произ-ва восторжествовал в Лотарингии, Франконии, Баварии; в Саксонии и альпийских обл. свободное крест. землевладение сохранилось до кон. 11 в., в Фрисландии – до 13 в. Крест. восстания этого периода ("Стеллинга восстание 841–843" в Саксонии) представляли собой восстания свободных и попадавших в зависимость общинников против закрепощения. Феод. зависимость приобретала разнообразные формы и оттенки – от "серважа" до поземельно-прекарных отношений (см. "Прекарий") и фогтской юрисдикции (см. "Фогт"). Наиболее бесправную категорию представляли полностью закрепощенные крестьяне (лат. servi, mancipia, нем. Leibeigene), испомещенные на наделах или жившие при барском дворе и выполнявшие разнообразные службы и повинности. Крепостные были обязаны платить посмертный побор, брачный налог и поголовную подать. Зависимые по земле – колоны, баршальки, фискалины и др. имели б. ч. наследств. держания (гуфы) и несли фиксированные повинности. Различия в положении крепостных и зависимых крестьян приобретали множество оттенков даже в пределах отдельных вотчин. Положение крестьян определялось не единым правом, а местным вотчинным обычаем.

Феод. отношения в Г. 9–10 вв. были еще в процессе формирования. Об этом свидетельствуют сосуществование в Г. свободной общины и феод. вотчины; неполное закрепощение крестьян (наличие "смешанных" деревень, свободных аллодистов наряду с зависимыми крестьянами, обилие различных форм и степеней зависимости крестьян); наличие широкого промежуточного слоя мелких собственников, стоявших между феодалами и крестьянством; недостаточно сильная (для феод. способа произ-ва) интенсивность феод. эксплуатации (наличие весьма различных размеров барщины, к-рая в общем в Г. была ниже, чем в соседней Франции), неоформленность иерархич. структуры феод. класса, неполное развитие вассально-ленной системы (см. лит. к статье – работы А. И. Неусыхина).

Политич. развитие Г. рассматриваемого периода также имело нек-рые специфич. особенности. В отличие от ряда стран континент. Европы того времени, где уже наступил период феод. раздробленности, Г. представляла собой еще относительно единое гос. целое и королев. власть обладала значит. реальной силой. Причины этого своеобразия марксистская историография ищет в уровне социально-экономич. развития Г., в сравнит. отсталости герм. феодализма, более замедленном, чем во Франции или Италии, процессе формирования феод. отношений. Герм. гос-ву были еще присущи мн. черты раннефеод. монархии с относительно сильными органами гос. власти в центре. Королев. власти в Г. непосредственно подчинялись значит. слои зависимого только от нее крестьянства. Сохранялась в том или ином виде раннефеод. система суд.-адм. устройства с делением территории гос-ва на графства. Хотя терр. этих графств "разъедались" иммунитетными владениями отд. феодалов, а графы превратились из должностных лиц короля в его вассалов, королев. власть продолжала получать от графств известную долю поступлений. В Г. сохранялись значит. остатки раннефеод. воен. орг-ции с воен. службой всех аллодистов (а в оборонит. войнах – и всего населения) и обязательными воен. повинностями вассалов в пользу короля (при рим. походах). Осн. масса феод. землевладельцев нуждалась в сильной королев. власти для окончат. подчинения крестьян и осуществления внеш. захватов. Пожалование феодалам земель и регалий давало на время королям возможность "привязать" магнатов к трону и заставить их выполнять общегос. повинности.

Выделение герм. областей из б. империи Каролингов в самостоят. Герм. гос-во сопровождалось врем. ослаблением королев. власти в кон. 9 – нач. 10 вв. В это время упраздненные Карлом Великим племенные герцогства во главе с наиболее могуществ. местными династиями вновь возродились и по существу приобрели независимый характер. Генрих I [919–936], первый король из "Саксонской династии" [919–1024], вынужден был добиваться укрепления своего положения путем различных уступок могущественным герцогам Швабии и Баварии. Осн. опорой королев. власти при Оттоне I [936–973] и его преемниках стал нем. епископат. Раздавая гос. права (юрисдикцию, "банн", фискальные поступления) епископам и аббатам и освобождая их с помощью иммунитета от власти герцогов, Оттон I ослаблял тем самым герцогскую власть. Господство над епископатом усиливало также материальную базу монархии. В 10–11 вв. определились осн. направления герм. внеш. политики, ставшие ведущими на неск. столетий. Серьезная угроза вторжений со стороны кочевников-венгров (на Ю.-В., особенно в Баварию), существовавшая в кон. 9–10 вв., была прекращена победой при Лехе (955); прекратились и набеги норманнов, опустошавших сев. побережье Г. Герм. феодалы сами переходят в наступление, герм. внеш. политика приобретает крайне агрессивный характер, направляясь на завоевание соседних стран; относит. сила герм. государства делала эту политику в определенный период успешной. На Западе, кроме Лотарингии, было присоединено королевство Бургундия ("Арелат"), имевшее романское население. Но гл. направлениями герм. завоеваний надолго стали Восток – земли полабских и поморских славян и др. прибалт. народов, и юг – Италия. Наступление против полабских славян, начатое при Генрихе I, привело при Оттоне I к подчинению "лютичей", "бодричей" и серболужичан. Однако этот первый период захватов в слав. землях окончился почти безрезультатно: восставшие в 983 и 1002 славяне изгнали нем. феодалов о большей части захваченной ими терр. Более легкими представлялись в 10–11 вв. походы в Италию, раздиравшуюся феод. смутами. Результатом завоеват. походов в этом направлении было подчинение Оттоном I в 951 Сев. Италии; в 962 он занял Рим и короновался императорской короной. Этим было положено начало ""Священной Римской империи"" (включавшей терр. Г. с завоеванными областями и б. ч. Италии) и систематич. грабительским походам герм. королей и феодалов в Италию.

Период развитого феодализма в Г. (конец 11 – сер. 15 вв.). Конец 11–1-я пол. 13 вв. К концу 11 в. Г. вступает в период развитых феод. отношений. К этому времени в осн. завершился процесс феодализации и подавляющая масса крестьян попала в феод. зависимость. Начинается интенсивный рост феод. городов. Феод. города ранее всего стали развиваться на месте старых рим. укрепленных пунктов по Рейну и Верх. Дунаю, ставших в раннее средневековье епископскими резиденциями (Кёльн, Майнц, Страсбург, Аугсбург). Несколько позднее возникают ремесленные и торговые центры в Средней и Северной Г. (Гамбург, Бремен, Любек, Гослар и др.). Города, являвшиеся епископскими резиденциями, находились первое время в полной вотчинной зависимости от сеньоров-епископов. В лучшем положении были города, расположенные на королев. домене. Большая часть новых городов принадлежала светским феодалам (Мюнхен, Фрейбург, Наумбург и др.). Первые известные нам гор. восстания против сеньоров-епископов – восстания жителей Вормса, Кёльна в 70-х гг. 11 в. Однако в 11–12 вв. города Г. не смогли еще добиться коммунальных свобод; на них распространялась власть феодалов, в пределах владений к-рых они находились. Только в конце 12–13 вв. города приобретают права самоуправления, очень различные по своему объему и характеру в зависимости от местных условий. Наибольшей степени самостоятельности добились т. н. вольные "имперские города". У власти в городах становится "патрициат".

С вступлением Г. в стадию развитого феодализма наметились и некоторые новые политич. тенденции. Наиболее могуществ. феодалы, приобретая в своих владениях всю полноту суд.-адм. и фискальной власти, добивались политич. автономии. Со 2-й пол. 11 в. они становятся гл. опасностью для гос. единства (племенные герцогства потеряли уже свое значение). Королев. власть, стремясь сохранить свое положение верховного общегос. органа, проводила в этих условиях противоречивую политику: с одной стороны, вступала в открытую борьбу с феод. магнатами, опираясь на низшие слои класса феод. землевладельцев ("рыцарство", "министериалов") и частично на города, с другой – шла на уступки отд. феод. магнатам, помогая им в конечном счете укрепить независимое положение. Это проявилось в политике королей из Франконской династии [1024–1125]. Крайнего напряжения борьба усиливавшихся феод. магнатов с королев. властью достигла при Генрихе IV [1056–1106] и Генрихе V [1106–25]. Попытка Генриха IV собрать и укрепить королев. домен в Саксонии и Тюрингии и организовать на нем свое вотчинное хозяйство вызвала "саксонское восстание 1073–75", в к-ром противоречиво переплелись интересы местной феод. знати с интересами свободных и зависимых саксон. крестьян. Дальнейшая борьба с магнатами усложнилась столкновением императора с папой по вопросу "инвеституры". Папство, используя ослабление центр. власти в Г. в малолетство Генриха IV, освободилось из-под власти императора, попыталось запретить светскую инвеституру епископов и аббатов и при папе Григории VII выступило с притязаниями на верховенство над императорской властью. Длит. ожесточенная борьба империи и папства (1075–1122), известная под названием борьбы за инвеституру, усложнялась столкновением различных слоев герм. феодалов (церк. и светских) друг с другом и с королев. властью. В этой борьбе часть нем. феодалов, стремясь к ослаблению королев. власти, искала союзника в папстве. Под нажимом князей Генрих V пошел на компромисс с папой. "Вормский конкордат" (1122), окончивший эту борьбу, ослабил власть императора над церковью и усилил самостоятельность церк. и светских князей. Борьба за инвеституру способствовала дальнейшему феод. дроблению Г.

При имп. Фридрихе I Барбароссе [1152–90] из династии "Штауфенов" [1138–1254] была предпринята последняя серьезная попытка сохранить остатки реальной императорской власти в Г., все более распадавшейся на отдельные терр. княжества. Стремясь извлечь выгоду из роста тов.-ден. отношений, Фридрих I попытался в первую очередь подчинить города Сев. и Ср. Италии. Но в 1176 Ломбардская лига городов нанесла решающее поражение нем. рыцарям при Леньяно и заставила Фридриха I отказаться от этих попыток. Окончилась полным крахом и политика Штауфенов, направленная на создание компактного домена в Юж. Г. В борьбе с бавар. герцогами "Вельфами" Фридриху I удалось расправиться с главой Вельфов "Генрихом Львом" (1180), но эта победа принесла больше пользы князьям, чем императору. Усилению князей способствовала и возобновившаяся в 12 в. агрессия герм. феодалов на В. В то время как императоры вели войны в Италии, нек-рые немецкие, особенно саксонские, феодалы под видом "крестовых походов" против язычников завоевывали слав. земли за Эльбой. Генрих Лев захватил земли бодричей, Мекленбургское герцогство (1170), маркграф Северной марки Альбрехт Медведь захватил в сер. 12 в. земли лютичей, составившие ядро маркграфства "Бранденбург". В 13 в. орден "меченосцев" завоевал земли эстов и ливов, "Тевтонский орден" – земли "пруссов". В результате этих завоеваний граница Г. была отодвинута далеко на В. Земли полабских и поморских славян заселялись нем. колонистами, а слав. население насильственно онемечивалось. "Вост." политика герм. феодалов наносила ущерб гос. целостности Г. На востоке Г. образовались крупные комплексы княж. владений.

В нем. бурж. историографии длительное время ведутся споры о "выгодности" и "убыточности" того или иного направления внешней политики средневековой Г. Одна группа историков вслед за "малогерманцем" Г. "Зибелем" утверждает, что "итал. направление" и сама идея "Священной Рим. империи" ничего, кроме убытка, Г. не принесли; при этом итал. политике герм. императоров часто противопоставляется "вост. политика" отд. герм. феодалов, Альбрехт Медведь и особенно Генрих Лев возводятся в ранг "нац. героев", захват нем. феодалами слав. земель преподносится как религ.-культурное благодеяние нем. нации (эта точка зрения, особенно распространенная в период фашизма, развивается и реакц. историографией ФРГ – см. ст. ""Дранг нах Остен"", ""Остфоршунг""). Др. группа историков, вслед за "великогерманцем" Ю. "Фиккером", не только оправдывает "итал. политику" герм. императоров, но считает ее "величайшим подвигом нации" (В. Гизебрехт, К. Хампе и др.). В то же время появляются концепции, стремящиеся "примирить" обе точки зрения.

С кон. 12 в. политич. распад Г. быстро прогрессировал. Развернувшаяся в кон. 12 – нач. 13 вв. борьба за престол (продолжение борьбы Вельфов и Штауфенов) была использована папой Иннокентием III для фактич. подчинения Г. Оказывая поддержку то одному, то другому из соперничавших королей (Филипп Швабский из Штауфенов и Оттон IV из Вельфов), Иннокентий III, как опекун малолетнего Фридриха Штауфена (внука Фридриха I), фактически распоряжался делами империи. Восстановивший с помощью папы свои права на престол Фридрих II [1212–50] был одновременно императором "Священной Рим. империи" и сицилийским королем. Он стремился прежде всего укрепить власть над Юж. Италией, где ему удалось добиться максимально возможной в условиях феод. строя централизации гос. управления. В Г. же окончательно восторжествовал княж. партикуляризм (см. "Территориальные княжества").

Рост политич. раздробленности, выражавшийся в формировании и усилении территориальных княжеств в Г., представляет специфич. особенность ее политич. развития в классич. и позднее средневековье и относится к наиболее сложным и дискуссионным вопросам ист. науки. Нем. бурж. историография, подходя к изучению этого вопроса с юридич. позиций, ищет разгадку княж. партикуляризма в особенностях нем. права, в частности ленного (Г. Миттейс), и в присвоении князьями высших гос. прерогатив: графской юрисдикции (Г. Белов), власти банна (Г. Зелигер). герцогской власти, в частности на вновь колонизованных землях (Т. Майер). Факторами, благоприятствовавшими росту могущества князей, она считает отсутствие строгой наследственности престола, недолговечность царствовавших династий и итал. политику императоров, отвлекавшую их внимание от внутр. проблем герм. гос-ва. Нек-рые из этих факторов действительно имели значение, но они еще не объясняют возникновения и главное – длит. сохранения в Г. терр. раздробленности.

Осн. причину роста терр. раздробленности в Г. марксистская историография ищет в своеобразии развития в ней экономич. связей, в группировке экономич. интересов по отдельным областям, в ущерб нац. сплочению. В Г. с ее замедленным феод. развитием феод. раздробленность совпала во времени с эпохой бурного роста тов.-ден. отношений. При этом выгоды от развития тов.-ден. отношений смогли здесь извлечь в первую очередь не короли (как, напр., во Франции), а князья. Немаловажную роль играл и политич. фактор. В Г. не сложился характерный, напр. для Франции, союз городов с королев. властью. Города, еще с кон. 11 в. вступившие в борьбу с сеньорами, искали политического союза с императорской властью. Но императоры, заинтересованные в поддержке своей политики (в борьбе за инвеституру, в захватнич. походах в Италию) со стороны крупных феодалов, не вели сколько-нибудь последоват. гор. политики, отказывая в большинстве случаев в помощи городам и помогая князьям усмирять гор. восстания. Нек-рое исключение представляла политика Генриха IV и Генриха V (торг. и политич. привилегии прирейнским городам и др.), но и она в отношении городов не была последовательной. Полным отказом от поддержки городов и окончат. капитуляцией перед усилившимися князьями характеризуется политика Фридриха II. В 1220 он предоставил привилегию князьям церкви, гарантировавшую неприкосновенность их владений и закреплявшую за ними всю юрисдикцию в епископских городах. Согласно княж. привилегиям 1231–32, в Г. отменялись гор. вольности и запрещались гор. союзы. Все города, кроме имперских, передавались во власть князей. Города в Г. не смогли сыграть роли централизующего фактора; в своем дальнейшем развитии, группируясь по районам, они способствовали сплочению в пределах отдельных территорий, а не в общегерм. масштабе.

Попытки Фридриха II возобновить политику подчинения сев.-итал. городов потерпели полное поражение; города были поддержаны враждебным империи могуществ. папством, род Штауфенов был истреблен; Юж. Италия и Сицилия – завоеваны союзником папы Карлом Анжуйским (окончательно 1268). В Г. наступило т. н. междуцарствие (1254–73). В стране господствовала феод. анархия ("кулачное право"), позволявшая князьям установить неогранич. господство в своих терр.

2-я пол. 13 – 1-я пол. 15 вв. Это время было в Г. периодом расцвета тов.-ден. отношений, гор. цехового ремесла, прежде всего в городах рейнских обл. и в Юго-Зап. Г. (выделка шерстяных тканей, обработка металлов и др.); Саксония и Тюрингия стали важными р-нами добычи железа и серебра. Хоз. подъему в известной степени способствовало выгодное положение Г. на торговых путях. Сев.-герм. города (Любек, Штральзунд, Росток, Гамбург и др.), объединившиеся в "Ганзу", сосредоточили в своих руках почти всю посреднич. торговлю между Рус. гос-вом, Сканд. странами, Англией и Нидерландами. В юж.-герм. и рейнских городах (Аугсбург, Нюрнберг, Кёльн, Страсбург), примыкавших к важнейшим торг. путям из Сев. Италии в Нидерланды, бурно развивалось текст. произ-во, процветала торговля.

Но экономич. подъем 13–15 вв. происходил в Г. в условиях прогрессировавшей феодальной раздробленности и хоз. обособленности отдельных районов страны. Так, сев.-герм. города, занимавшиеся гл. обр. транзитной торговлей и экономически связанные с сев. и вост.-европ. странами, были обособлены от прирейнского и швабско-бавар. р-нов; придунайские и верхнерейнские города были связаны с Италией, часть прирейнских городов – с Францией. Развитие тов.-ден. отношений в разных частях Г. было весьма неравномерным. В конце 13–14 вв. в новую стадию вступает борьба в городах Г. Установившийся в большинстве крупных городов патрицианский режим тяжелым бременем ложился на ремесл. массы. В результате восстаний ремесленников 14 в. в нек-рых городах цехи добиваются участия в гор. управлении (Кёльн, 1396, и др.), но власть захватывает богатая Цеховая верхушка, растет дифференциация и социальные противоречия внутри бюргерства. Многие города Г. так и остались под властью своих сеньоров.

Рост тов.-ден. отношений привел к значит. изменениям в агр. строе Г. В 13–14 вв., а отчасти уже и в 12 в., феодалы, стремясь увеличить свои доходы, переводили крестьян на натуральный и особенно ден. оброки. Вместо прежней барщинной системы вводились новые формы организации х-ва и эксплуатации крестьян, предполагавшие ослабление, а в нек-рых случаях и ликвидацию личной крепостной зависимости. Но и в агр. развитии Г. (так же, как и в промышленном) наблюдались существ. различия по отд. р-нам (связанные в значит. степени с неравномерностью проникновения тов.-ден. отношений). На С.-З. – в Саксонии (а частично и в Ср. и Юж. Г.) – развивалась т. н. мейерская аренда (см. в ст. "Мейер"), в Юго-Зап. Г. земля отдавалась в чиншевые держания крестьянам. В целом 13 и отчасти 14 вв. были периодом временного улучшения положения крестьянства. В наиболее благоприятных условиях оказались нем. колонисты в захваченных слав. областях восточнее Эльбы, к-рые получили большие наделы за сравнительно небольшие в первое время ден. и оброчные повинности местному князю и землевладельцу.

Политич. развитие Г. со 2-й пол. 13 в. шло по пути закрепления терр. раздробленности и ослабления обще-гос. единства. Князья превращались в фактически независимых государей. Наибольшим могуществом пользовались "курфюрсты", присвоившие себе право избрания короля. Королев. власть потеряла значение единого общегос. центра и сохранила очень ограниченные и подчас только формальные права верховного сюзеренитета над терр. князьями, связанными с ней лишь слабой вассальной зависимостью. В период междуцарствия коронные земли были расхищены князьями и король в дальнейшем мог рассчитывать только на свои фамильные владения. Учитывая это, князья старались не допустить на престол более могущественных из своей среды. В то же время политика князей, избираемых на императорский престол, все менее отличалась теперь от политики терр. князей – императорский престол сделался средством усиления того княж. дома, к к-рому принадлежал император, и поддерживавших его князей (в ущерб общегерм. интересам). Избранный королем Рудольф Габсбург [1273–1291], один из незначит. князей Г., употребил свою власть для создания крупного наследств. владения "Габсбургов" (захват ими Австрии и Штирии). Генрих VII [1308–1313] из династии "Люксембургов" добился утверждения Люксембургов на чеш. престоле. С 1438 Габсбургам удалось закрепить императорский престол за своим родом. Верховные гос. права князей были узаконены "Золотой буллой" 1356 Карла IV Люксембурга [1347–78], избранного взамен свергнутого курфюрстами Людвига IV Баварского [1314–47]. "Золотая булла" закрепляла сложившийся порядок избрания короля ("будущего императора") коллегией 7 курфюрстов. Высшая власть в империи принадлежала курфюрстам, к-рые решали вместе с избранным ими императором важнейшие общегос. дела. Император не обладал средствами общеимперской исполнит. власти и опирался фактически только на фамильные владения. Общеимперским органом являлся "рейхстаг", бывший не представительным учреждением в точном смысле этого слова, а периодически собиравшимся съездом князей, к к-рому присоединялись представители имперских городов. На деле рейхстаг зависел всецело от князей. Т. н. "сословная монархия" складывалась в раздробленной Г. в весьма своеобразной форме. Здесь происходила централизация по отдельным территориям, представлявшая в миниатюре то, что в других европ. гос-вах совершалось в нац. масштабе. Князья, собрав в своих руках всю юрисдикцию в пределах своих владений, упраздняли отношения вассалитета и вводили управление на должностных началах, с собственной налоговой, финанс. и воен. организацией. Территориальные княжества имели и свои сословно-представит. учреждения – "ландтаги".

Период разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений (2-я пол. 15 – нач. 19 вв.). Г. 2-й пол. 15–1-й пол. 16 вв. Реформация и Крестьянская война 1524–25. Обществ. движение эпохи "Реформации" с его кульминац. пунктом – "Крестьянской войной 1524–25" – большинство историков-марксистов рассматривает как первый в истории акт бурж. революции [обсуждение этой проблемы на стр. "ВИ" 1956–58 и историками ГДР, к-рые определяют всю эпоху, начиная с восстания Ганса "Бёхайма" 1476 и до поражения Мюнстерской коммуны 1534–35, как эпоху ранней бурж. революции в Г. ("Die frühbürgerliche Revolution in Deutschland", В., 1961)].

Co 2-й пол. 15 в. наметились важные сдвиги в экономич. развитии Г. Начался бурный расцвет горной пром-сти, сопровождавшийся зарождением ранних форм капиталистич. произ-ва. В области горного дела, прежде всего в области добычи и плавки благородных металлов, Г. превосходила все остальные страны Европы, вместе взятые. Элементы капиталистич. произ-ва в строительстве и книгопечатании, в текст. пром-сти, отчасти в области изготовления металлич. изделий и особенно в горной пром-сти становятся в первые десятилетия 16 в. весьма распространенными. В результате соглашений о крупных ден. займах, которые князья и императоры из дома Габсбургов заключали с крупными торг.-ростовщич. фирмами и компаниями Юж. Г. ("Фуггерами", "Гохштеттерами" и др.), к этим компаниям переходили огромные горные богатства, особенно в юж. частях страны. Юж.-герм. компании, деятельность к-рых носила в первую очередь торг.-ро-стовщич. характер, занимались и пром. деятельностью, организуя произ-во подчас уже на основе наемного труда. С зарождением элементов капиталистического произ-ва происходили изменения в социальном составе населения городов: в бюргерстве приобретали все большее значение предприниматели, не связанные с цеховой орг-цией; в гор. "плебействе" росла его самая низшая – предпролетарская прослойка.

Успехи пром. развития привели к значит. изменениям в нем. деревне, к глубокому проникновению тов.-ден. отношений в деревенское х-во (причем связь с рынком осуществлялась в значит. степени через крест. х-во), к усилению феод. нажима на крестьян со стороны феодалов, стремившихся использовать развитие тов.-ден. отношений в своих интересах. В наихудшем положении оказались крестьяне в мелких территориях Юго-Зап. и Средней Г. В этих р-нах, сделавшихся позже ареной гл. событий Крестьянской войны, осн. масса с.-х. продуктов производилась в крестьянских х-вах.

Мн. нем. историки 19–20 вв. (Йерг, И. Янсен, Хагельштанге, В. Штольце), ссылаясь гл. обр. на это обстоятельство, отрицают ухудшение положения крестьян в указанных землях и утверждают, что события Крест. войны были вызваны не нараставшими социальными противоречиями, а религ. борьбой. Историки-либералы (Э. Готейн, К. Лампрехт и др.) признают факт усиления нажима феодалов на крестьян, но считают, что в основе его лежали явления не социально-экономич., а политич. порядка – отсутствие в Юго-Зап. и Средней Г. прочных гос. и правовых устоев.

Уже с 15 в. в этих частях Г. имело место усиление хоз. активности феодалов, к-рых рост спроса на продукты питания и на сырье побуждал к увеличению своих стад овец и крупного рогатого скота, к расширению виноделия и посевов технич. с.-х. культур. Феодалы захватывали общинные луга, леса и др. угодья, увеличивали барщину и др. повинности и поборы, ограничивали связи крестьянина с рынком, его возможности распоряжаться своим имуществом и произведенным продуктом. Этими явлениями характеризуется начавшийся с кон. 14 в. и усилившийся в 15 в. процесс феод. реакции.

Особенность ист. развития Г. 15 – нач. 16 вв. заключалась, т. о., в том, что экономич. подъем происходил в условиях феод. реакции и углублявшейся политич. раздробленности, господства кулачного права и феод. войн. Отсюда – особая острота нараставших социальных и политич. противоречий, особенно сильно начавших проявляться со времени Гуситских войн в Чехии и выразившихся не только в участившихся крест. и гор. волнениях, но и в новых формах и новом общеполитич. значении нар. движения. В политич. памфлетах, исходивших от наиболее прогрессивных кругов бюргерства ({HREF=""Реформация императора Сигизмунда&quo

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia