Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Великая Октябрьская социалистическая революция





ВЕЛИ́КАЯ ОКТЯ́БРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИ́ЧЕСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ – первая в истории победоносная социальная революция, совершенная в 1917 рабочим классом России в союзе с беднейшим крестьянством под руководством Коммунистич. партии во главе с В. И. Лениным. В результате В. О. с. р. была свергнута в России власть буржуазии и помещиков и установлена диктатура пролетариата, создано советское социалис- тическое государство. В. О. с. р. явилась торжеством марксизма-ленинизма, она открыла новую эру " истории человечества, основное содержание к-рой составляет переход от капитализма к социализму и коммунизму.

Историография. Основоположником научной разработки истории Октябьской революции является В. И. Ленин, к-рый был ее великим вождем и вдохновителем, ее гениальным теоретиком. В его трудах разработка вопросов теории социалистич. революции сочетается с конкретной ее историей, раскрывается историч. неизбежность ее победы, стратегия и тактика большевистской партии, характер и движущие силы, основные этапы развития, всемирно-историч. значение Окт. революции. Ленин подверг критике бурж. фальсификаторов истории и ревизионистов. Решающее значение для развития советской историч. науки в целом и такой центральной ее проблемы, как история Окт. революции, имело издание произв. Ленина, к-рые являются неисчерпаемой сокровищницей для исследователей, для вооружения их подлинно научной методологией. Ленинская концепция истории Октябрьской революции определила развитие сов. историографии.

Ленин направлял усилия ученых на изучение прежде всего истории Сов. республики. В письме от 6 апр. 1920 В. В. Адоратскому Ленин писал: "...Можете ли собрать материал для истории гражданской войны и истории Советской республики?...Могу ли я помочь?" (Соч., т. 35, с. 379). По его инициативе были созданы такие науч. центры, как Социалистическая академия (1918), Институт Маркса – Энгельса (1920), Комиссия по изучению истории Октябрьской революции и РКП(б) (Истпарт), Институт красной профессуры, Центр. архив Октябрьской революции (ЦАОР), предпринято издание важнейших документов по истории партии периода борьбы за победу революции, созданы науч. журналы – "Пролетарская революция", "Красный архив" и др. Важнейшее значение для развития историографии Октябрьской революции имеют решения Коммунистич. партии и Сов. правительства, работы руководящих деятелей партии.

Первые работы об Октябрьской революции принадлежали в большинстве своем не историкам-профессионалам, а активным участникам событий, деятелям партии, большевикам-публицистам. Среди авторов этих первых работ, в к-рых делались попытки объяснить значение победы в окт. 1917, рассказать о борьбе большевистской партии за социалистич. революцию, были В. Адоратский, Н. Батурин, В. Быстрянский, В. Невский, М. Ольминский, Н. Подвойский, М. Покровский, И. Скворцов-Степанов, Е. Ярославский и мн. др. Но уже в начале 20-х гг. делаются попытки создания исследовательских работ о борьбе Коммунистич. партии, о рабочем классе, крестьянстве, армии, по социально- экономическим проблемам и др. вопросам истории Октябрьской революции. В те же годы в большом количестве начали издаваться мемуары, первые хроники. Большую работу в этой области проделали Истпарт при ЦК ВКП(б) и его областные отделы.

Первые шаги сов. историографии характеризовались еще тем, что историки слабо владели методологией и методикой марксистско-ленинского историч. исследования. Труды В. И. Ленина почти не использовались в их работах; в них рассматривался узкий круг проблем; почти не привлекались архивные документы; некритически использовались источники, исходящие из враждебного лагеря. Это вело к поверхностному изложению, а в ряде случаев и к искажению историч. действительности. Одной из первых общих работ, в к-рой делается попытка охватить весь процесс революции, является книга С. Пионтковского "Октябрьская революция в России, ее предпосылки и ход" (1923). Рассматривая предпосылки Октябрьской революции, автор переоценил роль иностранного капитала в экономич. развитии России, считая, что иностр. капитал "...совершил чудеса. Захватив в свои руки банки, капитал стал распоряжаться и хозяйничать на всем просторе необъятной России, творя и направляя не только ее внутреннюю, но и внешнюю политику" (указ. соч., 3 изд., 1926, с. 5). Эта распространенная тогда в литературе точка зрения получила отражение в работах историков и экономистов, изданных в 20-х гг. (в книгах В. И. Гриневецкого, В. С. Зива и др.). Ее сторонники неизбежно приходили к выводу о социально-экономич. незрелости России для свершения социалистич. революции. Дань этой концепции отдает и С. Пионтковский. В его работе не дается ленинская периодизация Октябрьской революции (мирный период, период подготовки и победы вооруженного восстания, триумфальное шествие Сов. власти), переоценивается стихийность движения масс и недооценивается политич. и организаторская деятельность Коммунистич. партии. Автор неверно определяет характер и движущие силы Октябрьской революции, считая, что она "была в одно и то же время и пролетарской и буржуазно-демократической" (там же, с. 63). Двойственный характер революции, по его утверждению, проявляется во всем. Все ее преобразования "находятся во власти этих двух ликов Октябрьской революции" (там же, с. 95). Ленинское определение Октябрьской революции как социалистич., походя решившей задачи бурж.-демократич. революции, Пионтковским и некоторыми др. историками трактовалось неверно.

Большую активность на историч. фронте в середине 20-х гг. проявили троцкисты, пытаясь использовать историографию Октябрьской революции в антипартийных целях. В своих статьях Л. Троцкий выступил с проповедью антиленинской теории "перманентной революции", отрицающей союз рабочего класса с трудовым крестьянством и руководящую роль пролетариата в этом союзе, возможность победы социализма в одной стране. Фальсификация фактов с целью умаления руководящей деятельности Коммунистич. партии, роли В. И. Ленина и Центрального Комитета в революции была использована Троцким и его единомышленниками с целью подмены ленинизма троцкизмом. Идейный и организац. разгром партией троцкизма явился важнейшим этапом на пути утверждения ленинской концепции Октябрьской революции в сов. историографии.

К десятилетию Сов. власти (1927) и в последующие годы появился ряд работ, значительно углублявших изучение ист. процессов периода подготовки и победы Октябрьской революции: работы А. Бубнова и Е. Ярославского по истории большевистской партии, П. Горина и А. Панкратовой о рабочем классе, С. Дубровского и А. Шестакова о крестьянстве, Е. Лозинского и А. Сидорова по экономич. проблемам, Н. Рубинштейна по вопросам внеш. политики Врем. пр-ва. Наиболее крупной работой того времени были двухтомные "Очерки по истории Октябрьской революции" под редакцией M. H. Покровского. Однако полной картины развития революции в "Очерках" дано не было. Освещение событий в них доводилось в основном лишь до июльских дней 1917. Критически оценивая эту работу, Покровский в предисловии к "Очеркам" писал: "Но пройдет еще много времени, прежде чем нам, – ибо мы не думаем останавливаться на этом первом опыте, – или тем, кто пойдет за нами, удастся дать действительную Ленинскую историю Октябрьской революции. То, что мы теперь делаем, это лишь самый первый эскиз такой работы" (т. 2, М.–Л., 1927, с. V).

Сделав заметные успехи в накоплении и обобщении конкретно-историч. материала, историки тогда не смогли до конца преодолеть недостатки и ошибки принципиального характера, имевшие место в работах 20-х гг. Недостаточно раскрывалась руководящая роль большевистской партии во главе с Лениным, историч. закономерности, обусловившие неизбежность победы социалистич. революции в России, допускалась путаница в оценке движущих сил и этапов ее развития, почти не освещались великие социалистич. преобразования Октябрьской революции, не раскрывалось ее всемирно-историч. значение. Нек-рые принципиальные ошибки в освещении Октябрьской революции не были до конца преодолены и в "Истории ВКП(б)" (1929, т. 4 под ред. Е. Ярославского).

Изучение истории Октябрьской революции заметно расширилось в 30-е гг., когда по инициативе А. М. Горького (1931) ЦК ВКП(б) принял решение о создании многотомной "Истории гражданской войны в СССР". Первый том этого издания вышел в 1935 и был в основном посвящен периоду подготовки Октябрьской революции. На основе произв. Ленина, решений Коммунистич. партии, новых архивных документов, периодич. печати, мемуаров в томе были освещены осн. события, характеризующие процесс перерастания бурж.-демократич. революции в социалистическую. В работе над созданием этого коллективного труда под руководством А. М. Горького приняли участие: А. С. Бубнов, В. А. Быстрянский, М. И. Кубанин, Д. З. Мануильский, И. И. Минц, В. П. Милютин, О. А. Пятницкий, А. И. Стецкий, И. П. Товстуха и др.

По мере того как утверждался культ личности Сталина, историки Октябрьской революции все более попадали под его влияние. Это уже нашло отражение в первом томе "Истории гражданской войны в СССР". Книга же "История ВКП(б). Краткий курс" (1938) полностью была написана с позиций культа личности Сталина, что особенно отрицательно сказалось на развитии историографии Октябрьской революции. Второй том "Истории гражданской войны" (1942), посвященный событиям подготовки и проведения Октябрьского вооруж. восстания в Петрограде, Москве, первым шагам Сов. власти, написан был с позиций культа личности Сталина, хотя и содержал большой фактический материал.

В последующие годы (до 1956) вышло большое количество работ по различным вопросам истории Октября. Особенно много было написано диссертаций. И в эти годы шло накопление фактич. материала, была расширена проблематика исследований. Но в целом лит-ра тех лет не означала заметного движения вперед в разработке истории Октябрьской революции. Работы были написаны под влиянием культа личности Сталина и носили в большинстве своем компилятивный характер. Историки не шли дальше осн. положений, сформулированных в 7-й гл. "Краткого курса" и работах Сталина об Октябрьской революции, в к-рых он создал одностороннюю схему ее развития [период новой ориентировки партии, период революц. мобилизации масс, период организации штурма (см. Соч., т. 6, с. 332–47)], полностью неотражающую объективных социально- экономич. процессов, обусловливавших победу революции, ее основные этапы. В работах историков, написанных под влиянием культа личности Сталина, не давалось всестороннего объективного освещения роли Ленина, Коммунистич. партии, ее ЦК, местных парт. орг-ций, слабо раскрывались социально- экономич. предпосылки социалистич. революции, общие закономерности, определившие ее победоносное развитие, а также своеобразие социалистич. революции, связанное с историч. условиями России; не показывалось должным образом революц. творчество народа, имело место отступление от историч. фактов в угоду возвеличивания Сталина, замалчивались его ошибки и колебания (март 1917, на VI съезде партии, в Октябрьские дни). Для многих работ того времени были характерны схематизм, догматизм и иллюстративность при использовании фактич. материала, отсутствие историографии и анализа источников.

Решительный перелом в области изучения истории Октябрьской революции произошел после XX съезда КПСС, взявшего решительный курс на искоренение культа личности Сталина. Появились обобщающие труды, монографич. исследования, в т. ч. работы по истории Октября: "История Коммунистической партии Советского Союза" (1962), "История СССР. Эпоха социализма" (1957), Очерк истории СССР в БСЭ, т. 50, "Всемирная история" (т. 7–8, 1960–61), сб. статей "Победа Великой Октябрьской социалистической революции" (1957), "Великий Октябрь" (1958), "Международное значение Великой Октябрьской социалистической революции" (1958), "Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде" (1957) и др. Сделаны попытки создать работы, в которых дается освещение социалистической революции в России в целом. В их числе: "Петроградские большевики в Октябрьской революции" (под редакцией С. П. Князева, Л., 1957); Г. Н. Голиков "Очерк истории Великой Октябрьской социалистической революции" (1959); М. Степанов "Партия большевиков в Октябрьской революции" (1958) и др.

Заметные успехи в создании исследоват. трудов об установлении Сов. власти на местах достигнуты в союзных и автономных республиках. Вышли очерки по истории Коммунистических партий Украины, Белоруссии, Эстонии и др. Опубликовано значит. количество монографич. работ о рабочем классе, крестьянстве, армии, национально-освободит. движении, победе революции в центре и на местах. И все же слабым местом историографии Октябрьской революции остается монографич. разработка важнейших ее проблем, в частности истории триумфального шествия Сов. власти и первых великих преобразований революции. До сих пор не создано капитального науч. труда, освещающего весь путь победоносного развития и всемирно-историч. значение Октябрьской революции.

К числу серьезных достижений в области изучения истории Октябрьской революции следует отнести публикацию источников. За 1957–62 вышло в свет более 150 документальных сборников, в т. ч. 7 тт. многотомной серии "Великая Октябрьская социалистическая революция" под ред. А. Л. Сидорова и др. В документальных изданиях впервые вводятся в науч. оборот тысячи документов. Эти источники дополняются хрониками революции, большим количеством воспоминаний участников событий (см. лит. к статье).

Для лит-ры периода после XX съезда КПСС характерно повышение науч.-теоретич. уровня, расширение источниковедч. базы и проблематики. Много нового внесено в изучение деятельности Коммунистич. партии, освещения роли В. И. Ленина, ЦК и местных орг-ций партии, в изучение таких вопросов, как историч. неизбежность социалистич. революции, мирный период ее развития, союз рабочего класса с крестьянством, общенац. кризис накануне Октября, вооруженное восстание в Петрограде и Москве и др. Сделаны попытки историографич. обзора, что дает представление о состоянии изученности проблемы, о назревших вопросах ее научной разработки.

Одновременно с ростом сов. историч. лит-ры, дающей науч. освещение Окт. социалистич. революции, за рубежом, особенно в социалистич. странах, развивается марксистско-ленинская историография Октябрьской революции, раскрывающая ее влияние на ход мировой истории (см. лит. к статье).

В то же время активизируется бурж. и ревизионистская историография и социология. Начало фальсификации истории революции положено идеологом ревизионизма К. Каутским, одним из меньшевистских публицистов Н. Сухановым, идеологом рус. буржуазии историком П. Милюковым. Так, в "Истории второй русской революции" (в. 1–3, София, 1921–24) и в "России на переломе" (т. 1–2, Париж, 1927) Милюков утверждает, что в 1917 в России произошла "социальная катастрофа". Крушение империализма Милюков пытается изобразить как крушение России. Бурж. историки пытаются отрицать историч. закономерность Октябрьской революции. В той или иной форме эта идея повторяется во многих работах амер., англ., нем. и др. бурж. историков. Наряду с лит-рой, целиком построенной на вымыслах и фальсификациях (напр., "Русская революция" А. Мурхеда – A. Moorehead, The Russian revolution, N. Y., 1958), на Западе есть немало работ, авторы к-рых с бурж. объективистских позиций трактуют историю Октябрьской революции. В числе наиболее крупных из них – трехтомная работа англ. историка Э. Kappa "Большевистская революция" (Ε. Н. Carr, The Bolshevik revolution. 1917–1923, v. 1–3, L., 1950–53). Книга эта построена на основе значит. круга источников, в т. ч. сов. документальных публикаций, периодич. печати, но написана полностью с позиций бурж. объективизма. Высоко оценивая Ленина и его творческий гений, автор строит свою концепцию на противопоставлении вождя революции большевистской партии. Для бурж. историографии характерны "теория рокового вакуума власти", образовавшегося в России после падения царизма, позволившего большевикам легко заполнить его, поиски причин победы социалистич. революции в отсталости России, в стихийно-бунтарском характере рус. народа, в ошибках Врем. пр-ва и его союзников, в случайном сплетении обстоятельств. Из всего этого бурж. историки и ревизионисты делают политич. вывод о том, что в "высокоразвитых" странах Запада якобы не действуют те закономерности, к-рые определили неизбежность победы социалистич. революции в России, а следовательно, ее опыт, по их мнению, не применим в условиях "западной цивилизации". Буржуазные историки не могут стать на позиции объективного освещения и оценки фактов, а отсюда и их тенденциозное, противоречащее историч. правде изображение истории Октябрьской революции.

Опираясь на марксистско-ленинскую теорию, на изучение всего комплекса историч. источников, позволяющих создать полную науч. картину развития В. О. с. р., сов. историки показывают всю несостоятельность бурж. и ревизионистских концепций.

Историческая закономерность социалистической революции в России. Неизбежность перехода от капитализма к социализму была открыта и научно обоснована К. "Марксом", Ф. "Энгельсом", В. И. "Лениным". Дальнейшее развитие марксистско-ленинского учения о неизбежности перехода от капитализма к социализму дано в решениях КПСС, зарубежных коммунистич. и рабочих партий, в Программе Коммунистич. партии Сов. Союза, принятой на XXII съезде КПСС (1961). На основе всестороннего изучения всемирной истории, условий возникновения и развития капиталистич. общества, его закономерностей и антагонистич. противоречий "марксизм-ленинизм" открыл объективные законы обществ. развития, неизбежность социалистич. революции и перехода общества от капиталистич. общественно-экономич. формации к коммунистич. формации (см. "Исторический материализм", "Революция").

Социалистич. революция встала в порядок дня как непосредственная практич. задача классовой борьбы пролетариата в кон. 19 в. и нач. 20 в., когда "капитализм" перерос в свою высшую и последнюю стадию – "империализм". Ленин научно доказал, что мировая капиталистич. система в целом созрела для социалистич. революции, что империализм – это высшая и последняя стадия, канун социалистич. революции. Открыв закон неравномерности экономич. и политич. развития капиталистич. стран в период империализма, Ленин в 1915 сделал вывод о возможности победы пролетарской революции первоначально в нескольких или даже в одной стране.

Несмотря на запоздалое развитие капитализма, Россия одновременно с передовыми капиталистич. странами (в нач. 20 в.) вступила в высшую стадию развития капитализма – империализм. Господствующее положение в пром-сти страны приобрели монополистич. объединения типа "Продамета", "Продуголь", "Продвагон" и др. Напр., "Продамета", объединивший 30 крупнейших металлургич. предприятий и акционерных обществ, владел св. 70% всего акц. капитала, вложенного в металлургию России, и выпускал св. 80% всей металлургич. продукции. Другие синдикаты монополизировали от 75–80% до 90–100% всего производства и сбыта производимых ими товаров. Наряду с пром. монополиями возникали крупные банковские объединения. Накануне 1-й мировой войны 13 петербургских банков сосредоточили в своих руках 65% всех собственных капиталов и св. 72% вкладов. Концентрация банковского капитала достигла более высокого уровня по сравнению с др. странами. Банковский капитал сращивался с промышленным, рождался финансовый капитал, к-рый все более завоевывал решающее значение в экономике России. Монополистич. капитал господствовал в важнейших отраслях тяжелой промышленности.

Высокоразвитые формы "государ- ственно-монополистического капитализма" переплетались в России с остатками крепостничества и в экономике и в социальном строе. "...Самое отсталое землевладение, самая дикая деревня, – писал Ленин, – самый передовой промышленный и финансовый капитализм!" (Соч., т. 13, с. 406).

Наряду с ростом экономич. предпосылок революции в России росла и крепла движущая и руководящая сила революции – рабочий класс. Особенности формирования и развития российского рабочего класса обусловили его высокую революционность. В 1913 уже насчитывалось 3,1 млн. фабрично-заводских рабочих, а вместе с рабочими транспорта, связи, строительными и другими категориями рабочих – 6,3 млн. Кроме того, в России было 5,6 млн. с.-х. рабочих, чернорабочих и поденщиков. Общее число пролетариев города и деревни составляло ок. 12 млн., не считая многомиллионной армии полупролетариев – наемных рабочих с наделом.

На крупных предприятиях (с числом рабочих св. 500) России было занято 54% общего числа рабочих, тогда как в США – только 33 %. Сосредоточение больших масс рабочих на крупных предприятиях способствовало росту сознательности и организованности пролетариата, облегчало работу пролетарской партии в его среде. Эти обстоятельства при наличии бесчеловечных форм эксплуатации рабочих капиталистами и огромной резервной армии безработных, при отсутствии сколько-нибудь значит. прослойки рабочей аристократии в обстановке полного политич. бесправия и грубого произвола господствующих классов привели к тому, что рабочий класс России стал величайшей революционной силой, вождем общедемократического и авангардом междунар. пролетарского движения. Рабочий класс имел широкую опору среди полупролетарских масс города и деревни. "...Отсталость России, – говорил Ленин, – своеобразно слила пролетарскую революцию против буржуазии с крестьянской революций против помещиков" (там же, т. 29, с. 284).

Коренные интересы многомиллионных масс трудового крестьянства, составлявшего основную массу населения России (4/5), делали его союзником пролетариата в революции. В нач. 20 в. в России 30 тыс. помещиков владели 70 млн. дес. земли, а 10,5 млн. крестьянских дворов имели в своем распоряжении всего 75 млн. дес. Если на одного помещика приходилось в среднем св. 2 тыс. дес. земли, то на крестьянский двор приходилось 7,5 дес. У половины крестьянских дворов было лишь по 1–2 дес. К 1917 среди крестьянства было 30% безлошадных, 34% безинвентарных, 15% беспосевных. Деревенская беднота, страдавшая от нестерпимого гнета помещиков, кулаков и царизма, составляла 65% всего крестьянского населения.

Царизм проводил политику грубого угнетения нерусских народов, политику их насильств. русификации, подавления их нац. культуры, разжигал вражду и нац. рознь между народами. Многочисленные (более 100 наций и народностей) угнетенные нерусские нации и народности, помимо жесточайшей эксплуатации царизмом, несли на своих плечах гнет местной буржуазии и помещиков. Всем ходом объективного развития угнетенные народы России – в абсолютном большинстве крестьянская беднота – подводились к союзу с рабочим классом, выступавшим гегемоном в общей борьбе против царизма и империализма.

Сочетание всех видов гнета – помещичьего, капиталистич., национального – с политич. деспотизмом самодержавия делало невыносимым положение народных масс и придавало классовым противоречиям в России особую остроту.

По мере созревания объективных предпосылок революции возрастала роль субъективного фактора – сознательности и организованности рабочего класса. Только под руководством марксистской партии пролетариат мог добиться своего освобождения от социального и нац. гнета. Такая партия была создана В. И. Лениным. Коммунистич. партия стала авангардом в борьбе за победу социалистич. революции.

В нач. 20 в. центр междунар. революц. движения переместился в Россию. Сложилась революц. ситуация, переросшая в первую рус. бурж.-демократич. революцию 1905–07, явившуюся прологом, генеральной репетицией В. О. с. р. (см. "Революция 1905–07 в России").

Могучим ускорителем процесса созревания революции была "первая мировая война 1914–18". Она вскрыла все язвы и пороки царизма и с полной очевидностью показала, что дальнейшее существование как царизма, так и бурж. порядков является гибельным для страны. Война привела к усилению зависимости России от империалистов "Антанты". Иностр. долг вырос за годы войны на 8,5 млрд. руб. Платежи по внешним займам достигли 1,2 млрд. руб. в год – в 3 раза больше довоенных. Около половины (47%) мужского населения (призывных возрастов) было мобилизовано в армию. С каждым днем росло число жертв войны, увеличивались нищета, голод, разорение трудящихся масс.

Война привела к гигантскому разрушению производит. сил. Начался развал пром-сти, транспорта, с. х-ва, разразился жесточайший кризис. "Война, – писал Ленин, – создала такой необъятный кризис, так напрягла материальные и моральные силы народа, нанесла такие удары всей современной общественной организации, что человечество оказалось перед выбором: или погибнуть или вручить свою судьбу самому революционному классу для быстрейшего и радикальнейшего перехода к более высокому способу производства" (там же, т. 25, с. 337). Война и связанная с ней милитаризация производства вели к дальнейшей концентрации производства и сбыта в руках финансово-монополистич. капитала. "Диалектика истории именно такова, – писал Ленин, – что война, необычайно ускорив превращение монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм, тем самым необычайно приблизила человечество к социализму" (там же, с. 333).

1-я мировая война положила начало общему кризису капитализма, к-рый является всесторонним кризисом системы капитализма в целом, охватывает и экономику, и политику, и идеологию. В результате основные противоречия империализма обострились до предела. В России созрели условия для победоносной революции.

Движущие силы и основные этапы развития революции. Период мирного развития революции. Важнейшим этапом на пути к социалистич. революции в России явилась "Февральская буржуазно-демократическая революция 1917", свергнувшая самодержавие. Но Февр. революция не решила важнейших вопросов жизни страны: прекращения войны и заключения мира, ликвидации помещичьего землевладения, установления 8-часового рабочего дня, уничтожения нац. гнета. Своеобразно оказался решен и осн. вопрос революции – вопрос о власти. После падения царизма временно установилось "двоевластие": "Временное правительство" – орган диктатуры буржуазии, и "Советы рабочих и солдатских депутатов" – революционно-демократич. диктатура рабочих и крестьян. Двоевластие было порождено исключит. сложным переплетением социально-экономич. и политич. условий, в к-рых произошла революция. Оно могло быть лишь временным, переходным явлением в жизни гос-ва. Бурж. Врем. пр-во, поддерживаемое соглашат. партиями меньшевиков (см. "Меньшевизм") и "эсеров", проводило Империалистич., антинар. политику. Коренные противоречия в жизни общества оставались неразрешенными. Перерастание бурж.-демократич. революции в социалистическую было неизбежно. Только социалистич. революция могла решить назревшие вопросы социального прогресса, ликвидировать бурж.-помещичий строй в России, уничтожить все формы социального и нац. гнета, установить диктатуру пролетариата с целью построения социалистич. общества. Конкретный, теоретически обоснованный план борьбы за переход от бурж.-демократич. революции к социалистической разработал Ленин. В "Письмах из далека", в "Апрельских тезисах В. И. Ленина" изложен курс Коммунистич. партии на победу социалистич. революции, определены ее движущие силы, стратегия и тактика партии. Ленинский план предусматривал свержение власти буржуазии и помещиков силами революц. союза рабочего класса и беднейшего крестьянства и выдвигал задачу установления диктатуры пролетариата в форме Республики Советов – наилучшей в условиях России формы политич. организации общества в период перехода от капитализма к социализму. Под лозунгом ""Вся власть Советам!"" большевистская партия развернула активную деятельность по мобилизации масс на социалистич. революцию.

В Апрельских тезисах Ленин выдвинул требование: "Никакой поддержки Временному правительству". Буржуазия в то время не имела в своих руках реальной власти. Врем. пр-во вынуждено было делить власть с Советами и не могло применить насилие по отношению к пролетариату и его партии, к революц. массам. Но буржуазия активизировала и укрепляла свои партии. Ведущей партией рус. империалистической буржуазии была партия "кадетов". С кадетами блокировались другие буржуазно-помещичьи партии ("октябристы" и ""прогрессисты""). Эти партии всеми мерами боролись против развития революции. Ленин не призывал к немедленному свержению Врем. пр-ва, т. к. оно в тот период поддерживалось Советами рабочих и солдатских депутатов и Советами крест. депутатов, во главе к-рых первоначально стояли соглашательские мелкобурж. партии меньшевиков и эсеров. Эти партии претендовали на представительство интересов рабочих и крестьян и называли себя социалистическими. На самом деле они являлись левым крылом бурж. демократии и составляли главную опору власти буржуазии. Меньшевики в мае 1917 насчитывали до 45 тыс. чел. Эсеры были более многочисл. партией, имевшей в то время влияние на широкие круги крестьянства, прежде всего на зажиточные его слои.

Учитывая соотношение классовых сил в стране, Ленин нацеливал партию на завоевание масс путем широкой и терпеливой разъяснительной работы, разоблачения контрреволюц. Врем. пр-ва и предательства интересов народа меньшевиками и эсерами. Осн. политич. линия большевиков состояла в том, чтобы завоевать большинство в Советах, изменить их политику, создать пр-во, ответственное перед Советами. Это была установка на мирное развитие революции. Выйдя из подполья после Февр. революции, большевики развернули широкую легальную политич. и организаторскую деятельность в массах. В рядах партии тогда насчитывалось 40–45 тыс. чел. В течение марта – апреля ряды Коммунистич. партии выросли вдвое, достигнув 80 тыс. чел.

До возвращения Ленина из эмиграции в партии допускались серьезные ошибки в вопросах отношения к Врем. пр-ву ("давление" на Врем. пр-во, "условная поддержка" его), оценки роли Советов в революции, отношения к меньшевикам, уступки оборончеству. Носителями оппортунистич. ошибок тогда являлись Л. Каменев и его сторонники. Они выступили против Апрельских тезисов Ленина. Позиция Каменева определялась его антиленинскими взглядами на перспективы социалистич. революции в России, неверием в возможность ее победоносного завершения в такой стране, как Россия в 1917. Ошибочную позицию по ряду принципиальных вопросов занимал Сталин (давление на Врем. пр-во по вопросу о мире, уступки оборончеству и нек-рые др.). В середине апр. он присоединился к Апрельским тезисам. "Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б)" под руководством Ленина выработала политику партии по всем основным вопросам революции: о войне, о Врем. пр-ве, о Советах, об аграрном и нац. вопросах и др.

Важнейшими событиями мирного периода революции были – "Апрельский кризис 1917", "Июньский кризис 1917", "Июльские дни 1917". Эти политич. кризисы, выражавшие глубокие внутренние социально-экономич. и политич. противоречия, свидетельствовали о стремительном нарастании общенац. кризиса, к-рый, по определению Ленина, является осн. законом всякой социальной революции.

Продолжение Врем. пр-вом империалистич. войны (см. также "Нота Милюкова", "Июньское наступление 1917"), его антинар. политика в рабочем, крестьянском, нац. вопросах вызывали решительный протест нар. масс, убеждали их в правоте идей и лозунгов Коммунитич. партии. В этой обстановке партия вела неутомимую работу в массах, борьбу за большевизацию Советов в городе и деревне, солдатских комитетов в армии, профсоюзов, формировала Красную гвардию, успешно создавала политич. армию социалистич. революции. Правящие партии (кадеты, эсеры, меньшевики) вступали в полосу хронич. кризиса. Врем. пр-во встало на путь развязывания гражд. войны с целью ликвидации Советов и утверждения единовластия империалистич. буржуазии. Расстрел мирной демонстрации рабочих и солдат Петрограда 4 (17) июля, открытый переход меньшевиков и эсеров на сторону буржуазии привели к сосредоточению всей власти в руках Врем. пр-ва, что означало конец двоевластия. Советы перестали быть органами власти, они превратились в придатки Врем. пр-ва. Возможность мирного развития революции, мирного перехода власти к Советам рабочих и солдатских депутатов в сложившихся условиях исчезла. Врем. пр-во начало погромные действия против большевиков. Преследуемый контрреволюцией, Ленин вынужден был уйти в подполье. После июльских дней развитие революции вступило в новую фазу.

Курс на вооруженное восстание. Всесторонний анализ сложившейся в стране обстановки привел Ленина к выводу о необходимости перехода Коммунистич. партии к новой тактике борьбы, врем. снятия лозунга "Вся власть Советам!". Эту новую тактику Ленин обосновал в ряде работ, написанных в те дни: "Политическое положение", "Три кризиса", "К лозунгам", "О конституционных иллюзиях" и др. Выводы Ленина легли в основу работы и решений "шестого съезда РСДРП(б)", проходившего полулегально в Петрограде 26 июля – 3 авг. (8–16 авг.) 1917 и представлявшего уже до 240 тыс. членов партии. VI съезд РСДРП(б) указал перспективу развития революции, выработал новую тактику партии, принял курс на вооруж. восстание за установление диктатуры пролетариата. Съезд отверг оппортунистич. позицию Ангарского, Бухарина, Преображенского и др., к-рые в своих выступлениях выражали неверие в возможность социалистической революции в России до победы ее на Западе. Учитывая новую обстановку, съезд временно снял лозунг "Вся власть Советам!". Но это не означало отказа большевиков от работы в Советах, от борьбы за Республику Советов. На съезде была утверждена экономич. платформа партии, важнейшими положениями к-рой являлись: конфискация помещичьей земли и национализация всей земли в стране, национализация банков и крупной пром-сти, рабочий контроль над произ-вом и распределением. В своих решениях съезд особо подчеркнул значение союза пролетариата с беднейшим крестьянством, являющегося главным условием победы социалистич. революции. На съезде был избран ЦК во главе с Лениным. Новый ЦК РСДРП(б) по поручению съезда обратился с Манифестом к народу, в к-ром призвал готовиться к решающей схватке с контрреволюцией.

Борьба классов и партий за власть усиливалась с каждым днем, происходило дальнейшее размежевание борющихся сил, политич. изоляция соглашат. партий. Буржуазия, возглавляемая кадетами, взяла прямой курс на установление в стране открытой воен. диктатуры во главе с ген. Л. Г. "Корниловым". 25 авг. (7 сент.) Корнилов поднял военный мятеж. Разгром "корниловщины" революционными массами под руководством большевистской партии дезорганизовал и ослабил контрреволюц. лагерь, выявил мощь революц. сил, поднял авторитет большевиков и явился одним из решающих этапов в борьбе за мобилизацию масс на социалистич. революцию.

Общенациональный кризис. Антинар. политика Врем. п

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia