Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Арабская культура





АРÁБСКАЯ КУЛЬТУ́РА – культура, созданная арабами и др. народами Бл. и Ср. Востока, Сев. Африки и Юго-Зап. Европы в ср. века. Осн. внешний признак этой культуры – араб. яз. (у ряда народов оставался по преимуществу языком литературным). Термин "А. к." иногда применяют к культуре только араб. народов на всем протяжении их ист. развития.

А. к. первоначально сложилась в Зап., Центр. и Сев. Аравии. Ей предшествовала древняя культура Юж. Аравии, население к-рой говорило на сабейском яз. и создало свою письменность; эта культура, как и культура арамейского населения Сирии, Ливана, Палестины и Ирака, оказала значит. влияние на А. к. в период ее возникновения. Не позднее 4 в. сев. арабы создали свое буквенное письмо, представлявшее собой одну из разновидностей арамейской скорописи.

В 7 в. в Аравии образовалось араб. теократич. гос-во, к-рое в результате "арабских завоеваний" превратилось в обширную феодальную империю – "Халифат". Средством культурного и политического общения в Халифате стал араб. яз.

Основываясь на крупных достижениях др.-греч., эллинистич.-рим., арамейской, иранской, индийской, а затем и кит. культур, арабы и др. народы, вошедшие и состав Халифата, создали высокоразвитую культуру, оказавшую впоследствии значит. влияние на др. страны (в частности, Зап. Европу) и явившуюся крупным вкладом в мировую культуру. Расцвет А. к. приходится на 8–11 вв. Потребности развивавшегося произ-ва в феод. Халифате вызвали развитие точных и естеств. наук. Переведенные на араб. яз. произв. др.-греч. и эллинистич. ученых, в т. ч. Эвклида и Птолемея, наряду с трудами инд. математиков легли в основу араб. геометрии и астрономии, к-рые были связаны с землемерным делом и мореплаванием, а также с организацией системы искусств. орошения. Важное значение для развития астрономии имели наблюдения не только ученых в обсерваториях, но и астрологов. В 827 была измерена дуга меридиана и определены размеры земного шара. Успехам математики способствовала воспринятая из Индии десятичная система счисления и соответствующих цифр (включая нуль); арабам принадлежат введение тригонометрич. функций (аль-Баттани, 858–929), разработка ряда приемов решения алгебраич. уравнений 1-й и 2-й степени [особое значение имеют исследования аль-Хорезми (9 в.), уроженца Хивы]. Осн. занятиями араб. ученых, к-рые, как правило, были энциклопедически образованными людьми, служили теоретич. медицина и врачебная практика. В медицину, в основу к-рой легли труды греко-римского врача и естествоиспытателя Галена, а также одного из основоположников античной медицины врача Др. Греции Гиппократа, арабы внесли значит. вклад. Особое развитие получила офтальмология и связанные с нею достижения геометрич. оптики; наибольшее значение имеет труд араб. ученого Хайсама (965–1035). Свод мед. знаний дал в своих трудах ар-Рази (864–925). Запросы медицины и связанной с ней фармакологии способствовали развитию химии. Арабы заимствовали изобретенные в Китае компас, бумагу и порох и передали их европейцам. Высокого развития точные и естеств. науки получили в трудах выдающихся ученых Ср. Азии "Ибн Сины" (Авиценны, 980–1037) и аль-"Бируни" (973–1048), писавших на араб. яз. Развитие описат. географии в Халифате обусловливалось интересами адм.-податного управления и торговли. Развивалась и математич. география (тесно связанная с астрономией), основанная на трудах Птолемея. Наибольшую известность приобрели соч. перса "Ибн Хордадбеха" (ок. 820 – ок. 912), арабов аль-"Масуди" (ум. 956) и аль-"Мукаддаси" (946 или 947 – ок. 1000) и особенно геогр. энциклопедия "Якута" (1179–1229), в которой, помимо описания стран и городов Халифата, излагается учение о географических поясах (климатах).

Идеологич. основой не только теологич. "наук", но и истории и философии являлся "ислам", как господств. идеология в Халифате. Арабская (арабоязычная) историография развилась на основе изучения и систематизации преданий о жизни пророка Мухаммеда. Эти предания, не лишенные тенденциозности, служили источником при разработке житийной (биографич.) лит-ры, или сиры. Наиболее раннее из дошедших до нас произв. сиры – "Житие посланника аллаха" ("Сират расуль аллах") Ибн Исхака (2-я пол. 8 в.), в обработке араб. филолога Ибн Хишама (9 в.), – наряду с фактами, не всегда достоверными, содержит легенды и мифы, искажающие ист. действительность. Из сиры выделилась лит-ра магази – воен. походов Мухаммеда. Собирались также биографич. и генеалогич. материалы о сподвижниках и соплеменниках Мухаммеда; наиболее известны – "Табакат" ("Разряды") Ибн Сада и "Родословия знатных" ("Ансаб аль-ашраф") аль-Белазури.

Араб. историки не ставили вопроса о причинности явлений, объясняя все волей аллаха. Только немногие из них интересовались экономич. и социальными явлениями (напр., аль-Белазури). Историки Халифата собирали множество устных и письм. материалов, не смущаясь заключавшимися в них неувязками и противоречиями. Так был составлен ряд хроник-компиляций. Из них наиболее обстоятельная – "История пророков и царей" ("Тарих ар-русул ва ль-мулук") ат-Табари (по происхождению перс; 838 или 839–923) стала образцом для последующих "всеобщих историй" араб. авторов, включавших мифы о библейских пророках, сведения об иран. царях, житие Мухаммеда и историю Халифата. После распадения в 9–10 вв. Багдадского халифата стали составляться местные хроники об отд. династиях, государях и правителях. Истории отд. городов являлись, как правило, изложением биографий ученых и писателей, живших в этих городах.

Араб. философия зародилась в сфере мусульм. богословских споров о божеств. атрибутах, о самом существе бога, о предопределении и т. п. Представители правоверного ислама (мутакаллимы) в 7–8 вв. были сторонниками мусульм. традиции, основывавшейся на Коране и Сунне. Богословы – рационалисты и умеренные свободомыслящие (мутазилиты) – использовали некоторые положения др.-греч. и эллинистич. философии в борьбе с консервативными противниками. В этой борьбе в нач. 9 в. возник калам – богословско-филос. система, непримиримо враждебная светской философии, основывавшейся на неоплатонизме, учениях Платона и Аристотеля. Араб. сторонники аристотелизма являлись представителями прогрессивной линии в араб. философии [выходец из Ср. Азии аль-Фараби (870–950) и "философ арабов" аль-Кинди (800–879)]. Они придавали особое значение естествознанию и, хотя не были свободными от религ. догматизма, признавали возможность раздельного существования философии и религии. Продолжит. борьба богословия против светской философии получила свое полное выражение в сочинениях консервативного араб. богослова аль-Газали (1059–1111), ставшего непререкаемым авторитетом для представителей мусульм. правоверия. Антифеод. борьба трудящихся получила свое идеологич. выражение в учениях различных мусульм. сект. С сектантами были связаны многие прогрессивные философы и поэты, напр. с карматами – басрийские ученые-рационалисты "Братья чистоты" ("Ихван ас-сафа", конец 9 в.).

В литературе преобладали традиции доисламской поэзии, которая была собрана и записана араб. филологами в 9–10 вв. Наиболее известные сборники – "аль-Хамаса" (9 в.) и "Китаб аль-агани" (10 в.). Придворная поэзия Омейядов и первых Аббасидов отличалась светским характером. В ней встречались даже выпады против мусульм. культа и ислам. морали. Абу Нувас, по происхождению перс (ок. 762 – ок. 814), создал гедонистич. и вольнодумную лирику, высмеивающую мусульм. обрядность. Абу-ль-Атахия в своих стихах обличал безнравственность феодалов, их борьбу за власть и доходы. Высокого уровня достигла араб. поэзия в произв. араб. поэта аль-Мутанабби (10 в.). Против феод. гнета, неравенства и суеверий выступал араб. поэт и философ Абу-ль- Ала аль-Маарри (11 в.). Проникнутое "жизнерадостным свободомыслием" лит. творчество арабов, отмечал Ф. Энгельс, имело большое значение для европ. Возрождения (см. "Диалектика природы", 1955, с. 4).

Высокого развития в Халифате достигла архитектура, создавшая новые типы зданий (мечети, минареты, медресе и др.) и усовершенствовавшая типы дворцов и жилых зданий; строения часто украшались богатой орнаментацией; замечательны изделия декоративно-прикладного искусства. В то же время изображение живых существ встречало враждебное отношение со стороны правоверного ислама, что послужило препятствием для развития живописи и скульптуры; художеств. миниатюра появилась только в конце ср. веков, под ирано-инд. влиянием. К выдающимся памятникам Халифата относятся мечеть аль-Акса (692) и культовое купольное здание Куббат ас-Сахра (688) в Иерусалиме, мечеть Омейядов в Дамаске с декоративными мозаиками (8 в.), мечети и дворцы в Самарре (Ирак) и около нее, укрепл. воен. лагери Каср-аль-Хейр, Мшатта, замок Кусейр-Амра (Сирия) с росписями на бытовые темы. В Египте высоко развились зодчество и декоративно-прикладное иск-во. В Магрибе и на Пиренейском п-ове сложилось т. н. мавританское иск-во, давшее замечат. памятники зодчества [мечети в Кайруане, Тунисе (7–9 вв.) и в Кордове (8–10 вв.), Альгамбра в Гранаде (сер. 13 – нач. 14 вв.)]. Значит. успехи были достигнуты в градостроительстве; был создан новый тип "круглого города" (Багдад), улучшено водоснабжение, особенно в Каире и Кордове.

О развитии муз. культуры свидетельствуют трактаты аль-Кинди, араб. энциклопедистов ("Братья чистоты"), Сафи-ад-дина, муз.-теоретич. труды аль-Фараби и Ибн Сины.

К 11 в. в странах уже распавшегося Халифата завершился процесс развития феод. отношений. Сельджукские завоевания (11 в.), борьба против крестоносцев (11–13 вв.) и особенно монг. нашествия в 13 в. сопровождались уничтожением культурных ценностей и падением произ-ва и культуры. Но в араб. странах Африки и на Пиренейском п-ове этот период отмечен крупными культурными достижениями. Культура в этих странах была самой высокой и передовой в ср.-век. Европе. Очагами этой культуры являлись ун-ты в Кордове, Севилье, Малаге и Гранаде, где наиболее успешно преподавались математика, астрономия, химия и медицина. Астрономич. соч. исп. арабов стали основой европ. астрономии. При высоком уровне наук, с их исследовательско-эксперимент. методом, продолжалось развитие прогрессивной линии философии, создавшей учение о двойств. истине и отрицавшей акт сотворения богом вселенной. Это учение было развито "Ибн Рошдом" (Аверроэсом, 1126–98), оказавшим сильное влияние на зап.-европ. философию. Другим великим достижением А. к. этого периода явилась историко-социологич. теория араб. историка "Ибн Хальдуна" (1332–1406). Наблюдалось также значит. развитие художеств. лит-ры и особенно мавританского иск-ва (т. н. исп.-мавританская керамика). Установление тур. господства в араб. странах в нач. 16 в., а в дальнейшем закабаление этих стран колониальными державами препятствовало развитию культуры араб. народов, а в нек-рых араб. странах привело к ее упадку. Со становлением капиталистич. отношений в этих странах произошло культурное Возрождение – нахда (кон. 19 в.). В араб. странах стали создаваться национальные культуры. Этот процесс особенно усилился в результате нац.-освободит. движения, развернувшегося на В. после Окт. революции в России.

Начало историографии А. к. было положено Ибн Хальдуном, к-рый в своей "Аль-Мукаддима" пытался установить закономерность культурного развития народов Бл. и Ср. Востока. Он изображает развитие А. к. как результат влияния географич. фактора и придает особое значение взаимодействию кочевников и оседлого населения.

В бурж. востоковедении первая попытка написать науч. историю А. к. была предпринята австр. востоковедом А. Кремером. В своем труде "Культурная история Востока при халифах" (А. Kremer, Culturgeschichte des Orients unter den Chalifen, Bd 1–2, 1875–77), содержащем мат-лы, взятые из араб. источников, и не утратившем своего значения поныне, он подверг изучению не только надстроечные явления, особенно интересовавшие его как историка идеалистич. школы, но и нек-рые элементы материальной культуры. Г. Вейль (Германия), Ю. Вельхаузен (Германия), У. Мьюр (Англия), А. Мюллер (Германия), К. Юар (Франция), Ф. Хитти (США) касались вопроса А. к. в своих общих трудах по истории арабов, однако не рассматривали А. к. в исследовательском плане. В 1909 вышла науч.-популярная книжка нем. историка Й. Хелля "Культура арабов" (J. Hell, Die Kultur der Araber). Бурж. историки-арабисты, особенно 20 в., преувеличивают значение ислама в истории А. к. Это нашло свое выражение, напр., в трудах франц. историка Kappa де Во "Мыслители ислама" (В. Carra de Vaux, Les penseurs de l’Islam, t. 1–4, 1921–23) и англ. историка Р. Леви "Социология ислама" (R. Levy, The sociology of Islam, v. 1–2, 1931–33,2 ed. – The social structure of Islam, 1957). Нек-рые бурж. историки, прежде всего франц. семитолог Э. Ренан, вообще отрицают существование А. к. В соответствии с концепцией, угодной колонизаторам, Ренан утверждает, что семитские народы не способны якобы к самостоят. культурному развитию. Совр. бурж. востоковеды рассматривают ислам не только как религию, но и как гoc-во (Халифат) и культуру, недооценивают ист. значение культур отд. народов (в частности, народов Ср. Азии) и преуменьшают прогрессивную роль идеологии антифеод. движений. Нек-рые зарубежные востоковеды обращают преимуществ. внимание не на историю развития, а на процесс упадка А. к. [см. совместные труды востоковедов Зап. Европы и США: "Наследие ислама" – "The legacy of Islam", ed. by..: Th. Arnold and A. Guillaume, 1931, и "Классицизм и культурный упадок в истории ислама" – "Classicisme et déclin culturel dans l’histoire de l’Islam". Actes du Symposium international d’histoire de la civilisation musulmane (Bordeaux 25–29 juin 1956), org. par R. Brunschvig et G. E. von Grunebaum..., 1958].

Историки араб. стран в работах по истории арабов (20 в.) уделяют много места истории А. к., к-рая является для них предметом нац. гордости. Они подчеркивают при этом культурное превосходство араб. стран в ср. века над странами Зап. Европы. До сих пор сохраняет свое значение единственный на араб. яз. общий труд по истории А. к., написанный араб. историком Джирджи Зейданом в нач. 20 в., – "История мусульм. культуры" ("Тарих ат-тамаддун аль-ислами",т. 1–5, Каир, 1902).

В рус. дореволюц. арабистике не наблюдалось попыток дать общий обзор истории А. к. Впервые такая попытка была предпринята сов. востоковедом В. В. Бартольдом в работах "Культура мусульманства" (1918) и "Мусульм. мир" (1922). Исключительно важное значение для изучения А. к. имеют исследования И. Ю. Крачковского, особенно его монография "Араб. геогр. лит-ра" (Избр. соч., т. 4, 1957), в к-рой содержится много мат-лов из вост. источников по А. к. Им же написана спец. брошюра "Араб. культура в Испании" (1937). Сов. востоковеды рассматривают А. к. в тесной связи с социально-экономич. отношениями и нар. движениями в странах Бл. и Ср. Востока. В своих исследованиях они уделяют особое внимание ист. роли народов сов. Востока в формировании и развитии А. к. (Б. Г. Гафуров, История тадж. народа, т. 1, 1949; С. П. Толстов, Древний Хорезм, 1948; А. Ю. Якубовский, статьи по истории Ср. Азии, главы "Всемирной истории", т. 3 и 4; Б. Н. Заходер, История вост. средневековья, 1944; "История стран зарубежного Востока в ср. века", изд. МГУ, 1957).

Лит. (кроме назв. в тексте): Крачковский И. Ю., Избр. соч., т. 1–6, М.–Л., 1955–60; Крымский Α., История арабов и араб. лит-ры..., ч. 1–3, М., 1911–13; Lévi-Provençal E., Histoire de l’Espagne musulmane, nouv. éd., t. 1–3, Leiden, 1950–53.

Ε. A. Беляев. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia