Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Фабр Ж.А. Жизнь насекомых..."

Редувий ряженый





, или грязный хищнец (Reduvius personatus), относится к семейству хищнецов ("Reduviidae") отряда полужесткокрылых. Это обычно крупные клопы, реже небольших размеров, с более или менее цилиндрической головой, вытянутой в длину и продолжающейся позади глаз в виде шеи; переднеспинка делится перетяжкой на более узкую переднюю и широкую заднюю части.
Я нашел этого клопа случайно: изучение насекомых, живущих на мертвечине, привело меня к мяснику нашей деревни. Мясник не отказал мне в любезности: позволил поохотиться в его лавке.
Но мне нужна была не лавка, а склад каких-нибудь остатков и обрезков. Мясник отвел меня на чердак, куда через слуховое окно едва проникал свет. Это окно было открыто круглые сутки, летом и зимой: чердак нуждался в постоянном проветривании.
Даже теперь я вздрагиваю, вспоминая этот чердак. Там, на протянутых веревках, сушились свежие кожи баранов. В одном углу лежала куча сала, и от нее пахло сальными свечами; в другом углу – куча костей, рогов, копыт. Все это мне очень подходит, но запах... И пахло же на этом чердаке!
Я приподнимаю куски сала. Под ними копошатся легионы кожеедов и их личинок. Около овчин бесшумно летают моли. В костях сохранилось немного мозга, и около них жужжат большие красноглазые мухи. Все это обычное население трупов, и я ожидал встречи с ним. Но вот неожиданность! На выбеленных стенах неподвижно сидят кучи крупных клопов малопривлекательной внешности. Я узнаю в них хищного клопа – редувия ряженого.
Мясник с удивлением смотрит, как я собираю этих клопов и прячу их в коробочку. Он ни за что не взял бы в руки этого противного клопа.
– Этот клоп приползает ко мне, – рассказывает мясник, – усаживается на стену и сидит. Если я сгоню его половой щеткой, он на другой же день приползает на старое место. Он не портит кожи и не трогает сало. Не понимаю, что ему здесь нужно.
– Я тоже не знаю этого, – отвечаю я мяснику – Но я постараюсь узнать, а когда узнаю, то расскажу вам. Может быть, этот клоп имеет какое-нибудь отношение к вашим бараньим кожам. Посмотрим.
Спустившись с чердака, я иду домой с богатой добычей: с целой стаей клопов. Некрасивы эти клопы! Пыльно-горохового цвета, плоские, как и полагается клопам, с длинными неуклюжими ногами. Голова у них такая маленькая, что на ней едва хватает места для больших выпуклых глаз. Наверное, этот клоп – ночное животное. Очень уж велики и выпуклы его глаза. Головка сидит на шее забавного вида: она словно перетянута шнурочком.
Посмотрим снизу. Хоботок огромный. Его основание занимает всю свободную от глаз часть головы. Это не обыкновенный хоботок, какой бывает у насекомых, сосущих соки растений. У редувия хоботок выглядит огромным клювом и напоминает согнутый указательный палец. Что делает он этим хоботком? Конечно, редувий – охотник. Только для охоты пригодно такое грубое оружие.
Чего ждать мне от этого клопа? Нападений, разбоя, убийств? Все это так часто встречается, что мало интересует меня. А может быть, случится что-нибудь неожиданное. Может быть, в жизни редувия найдется что-либо достойное истории. Попробуем последить за ним.
Главная задача сегодняшнего дня – кормежка. Чем угощать моих новых жильцов? К счастью, мне как-то довелось увидеть этого клопа в схватке с одной из самых маленьких наших бронзовок: маленьким жучком черного цвета, в белых крапинках. Вот это-то случайное наблюдение и выручило меня теперь.gnfa441.jpg"
Ратный темнокрыл, или ратный комарик (Sciaria militaris)

Я поместил мое клоповье стадо в широкий стеклянный сосуд. На дне – песок, а на песок я кладу бронзовку вонючую, которая обычна в моем саду весной и редка летом. Мне ведь известно, что редувий нападает на этого рябого жучка. На другой день бронзовка мертва, и один из клопов высасывает ее труп.
Бронзовок мало, ими редувиев не прокормишь. Беру всякую дичь, была бы она подходящих размеров. Всего легче мне добывать кобылок: их много, и они средней величины. Даю я своим питомцам и черноусых щитников: их легко наловить. В общем, особых хлопот с кормежкой нет: редувиям все годится, лишь бы дичь не была слишком крупна.
Мне очень хотелось увидеть, как редувий нападает на свою добычу, но я так и не увидел этого. Редувий – ночной охотник. Как бы рано утром я ни подошел к моим садкам, я всегда нахожу дичь уже высосанной. Хищник остается на ней и утром. Потом, проколов добычу в нескольких местах хоботком и не найдя соков, клоп покидает ее. Сытые клопы собираются в кучу и сидят, неподвижные, на песке весь день.gnfa442.jpg"
Редувий ряженый, или грязный хищнец (Reduvius personatus).

В Европе распространен редувий ряженый. Размеры тела насекомого в длину около 15–18 мм. Окраска тела темно-коричневая или почти черная. Живет в дуплах деревьев, но его чаще обнаруживают в домах.

Я пустил к редувиям большого кузнечика; он в пять-шесть раз больше этого клопа. И что же? Редувий одолел этого великана и высосал его, словно крохотную мушку. Да, укол хоботка редувия должен быть ужасен: жертва становится неподвижной.
Сомневаюсь, чтобы редувий колол свою добычу в нервные узлы, подобно осам-охотницам. Скорее всего, он вонзает свой хоботок куда придется, была бы здесь мягка кожа. Клоп убивает ядом: его хоботок – отравленное оружие. Говорят, что укол редувия причиняет сильную боль. Мне хотелось проверить это, но клоп не хотел уколоть меня. Я сажал редувиев на руку дразнил, хватал пальцами – безуспешно. Ни одного укола! Только с чужих слов я могу говорить о болезненности укола редувия. Впрочем, так и должно быть. Ведь своим уколом редувий должен убить довольно крупное насекомое. Значит, яд его достаточно силен.
Я не могу проследить, как редувий нападает на свою добычу: это происходит в ночной темноте. Но зато я могу видеть, как он сосет свою жертву. Я вижу, как он выдвигает из своего грубого хобота тоненький черный "волосок". Этот инструмент служит и орудием укола, и насосом; грубый же хобот – футляр и рукоятка сразу. После укола дичь теряет подвижность, и теперь начинает действовать насос. Я видел, как редувий высасывал кобылку. Он двадцать раз пересаживался с места на место, сосал и тут и там. Проделывал он это не как попало, а с толком. Как только из данного участка кобылки все соки были высосаны, клоп вытягивал из своей жертвы хоботок и переходил на другое место, где и вонзал хоботок в туловище кобылки. Потом переходил на следующее место, и так – до конца. Он окончил бедром, которое уколол в месте сочленения. Кобылка была так хорошо высосана, что стала совершенно прозрачной.
Но чем же занимался этот охотник на чердаке мясника? Там не было ни кобылок, ни кузнечиков, ни жуков-листоедов, которыми я кормлю его сейчас в стеклянной банке. А редувиев на чердаке было много. Где же их пища?
Ну как же я не сообразил по первому же разу! Да этой пищи там сколько хочешь. На чердаке мясника – богатейшая охота. В куче сала копошатся жуки-кожееды и их волосатые личинки. Поэтому-то редувии и собрались на чердаке: здесь обилие дичи.
Попробуем угостить редувиев кожеедами. Ну и бойня же началась в моих садках! Каждое утро песок усеян трупами личинок кожеедов, и на некоторых еще сидят и сосут клопы. Теперь я могу сказать мяснику: "Оставьте в покое этих отвратительных клопов, пусть они дремлют на стенах вашего чердака. Они уничтожают кожеедов, повреждающих ваши овчины".
Добычи немало и на открытом воздухе. Почему редувии забрались на чердак? Ведь и в саду им жилось неголодно. Я подозреваю, что на чердак они наползли не для охоты. Вскоре наступит время откладывать яйца. Пожалуй, ради этого редувии и обосновались на чердаке: здесь их потомство получит и кров и пищу. И действительно, к концу июля в моих садках появляются первые яйца редувиев.
Редувий разбрасывает свои яйца, а не откладывает их кучкой. В моих садках яички разбросаны по песку и катаются по нему при малейшем движении воздуха. Яички овальные, рыжевато-янтарного цвета, гладкие и блестящие, около одного миллиметра длиной. Вокруг одного из концов – бурая каемка, границы крышечки.
Яичко – словно сундучок: оно не разламывается при выходе молодого клопика.
Приподнимается крышечка, сундучок открывается, и клопик выбирается наружу.
Если мне удастся увидеть это, я узнаю самое интересное из жизни редувия. Это нелегкая задача: нужно изо дня в день следить за яйцами, чтобы не упустить время выхода. Я боюсь, что вылупление происходит в темноте: ведь редувии – ночные животные. Но как знать, может быть, мне и повезет. И вот с лупой в руках я в течение двух недель с утра до вечера слежу за сотней яиц, разложенных по маленьким стеклянным трубочкам.
Наконец клопики начинают вылупляться. Каждое утро я нахожу в моих трубочках открытые горшочки. Крышечки – правильные
выпуклые кружки – лежат возле яиц, иногда висят на краю яйца. Крошечные, ярко-белые клопики проворно ползают между пустыми горшочками. Я всегда опаздываю: клопики успели вылупиться ночью.
Этого-то я и боялся: клопики вылупляются по ночам. Что увижу я ночью при слабом свете свечи? Ничего. Решить задачу не удается, и только потому, что у меня нет хорошего освещения.
И все же я увидел. Увидел потому, что настойчивость часто выручает в самых трудных случаях. Совсем неожиданно, при ярком утреннем свете, несколько запоздавших клопиков начали поднимать крышечки своих яиц.
Это было в девять часов утра. Случись сейчас в доме пожар, я и тогда не покинул бы своего места около трубочки с яйцами редувия.
На своем месте крышечка яйца редувия удерживается самым простым способом: она прилипает к краю отверстия яйца. И вот я вижу, как эта крышечка приподнимается на одном конце. Она начинает раскачиваться, но так медленно, что это едва заметишь даже в лупу. По-видимому, приподнять крышечку очень нелегко. Но вот она заметно приподнялась, и в щелке виднеется что-то блестящее. Это радужная пленка, вздувшаяся пузырем и толкающая крышечку. Теперь из яичка вылезает шарообразный пузырь. Он постепенно растет, словно мыльный пузырь, который надувают через соломинку.
Пузырь толкает крышечку, напирает на нее изнутри, и она отпадает. Тогда пузырь лопается на верхушке. Его оболочка – очень растяжимая пленка – остается прилипшей к краю отверстия и образует здесь высокую белую закраину. Впрочем, иной раз она отрывается и падает. Тогда она выглядит нежной чашечкой – полушарием с изорванными краями и длинной тонкой кривой ножкой.
Крышечка с яйца снята, выход свободен. Клопик может выйти наружу, прорвав пленку пузыря, может столкнуть ее в сторону, а если лопнувший пузырь выпал из яйца, то и просто выбраться через раскрытую дверь. Щитник выбирается из своего яйца-бочоночка при помощи трехгранной митры; у редувия для этого служит лопающийся пузырь. Первый работает потихоньку, второй – словно взрывает крышу своей тюрьмы.
Содержимое пузыря – газ. Остальные подробности от меня ускользнули: я не смог повторить мои наблюдения, а увиденного было слишком недостаточно для выяснения столь тонкой задачи. Я думаю, что клопик в яйце обернут тонкой пленкой. Это чехол, который он сбросит при выходе из яйца. С этим чехлом сообщается пузырь при помощи своей длинной ножки. Вершиной пузырь упирается в крышечку яйца.
По мере того как растет и развивается зародыш, в пузыре скопляется газ, выделяемый зародышем при дыхании. Вместо того чтобы выделяться наружу через оболочку яйца, газ этот,– возможно углекислый газ,– накапливается в пузыре. Чем крупнее становится зародыш, тем больше газа наполняет пузырь, тем сильнее он раздувается и давит на крышечку. Наконец крышечка отскакивает.
Посмотрим теперь, как маленький редувий выползает из яйца. Крышечка несколько минут назад отскочила и упала. Совершенно белый клопик, плотно обернутый нежнейшей кожицей, выползает наружу. Конец его брюшка остается в отверстии яйца. Клопик бьется, перегибается назад, и вот его пеленки лопаются. Мало-помалу они превращаются в лохмотья и сбрасываются: с головы, с брюшка, с ног, усиков.
Клопик свободен. Он бежит в сторону от яйца. Ощупывает длинными и тонкими дрожащими усиками все, что встретит на пути,– знакомится с миром. Часто он уносит на спине крышечку яйца и тогда выглядит идущим на войну с большим круглым щитом за спиной. Нужно ему это оружие? Нет. Крышечка случайно прилипла к его спине, и при первой же линьке он расстанется с ней. Ждать недолго: всего два дня. И только тогда, перелиняв, клопик начинает есть.
Что предложить этой крошке на обед? Линней писал, что личинка редувия сосет постельных клопов. Но они слишком крупны для таких малюток, а главное – мне трудно добыть постельных клопов. Попробуем что-нибудь другое.
Взрослый редувий неразборчив,– может быть, такова и его личинка? Я угощаю ее мушками, но она не ест их. Что же ели личинки на чердаке мясника? Какую мягкую добычу, не требующую к тому же борьбы, чтобы овладеть ею? На чердаке были кожи и сало. Кожи слишком жестки. Попробуем кормить личинок салом.
Прекрасно! Клопики ползут на куски сала и погружают в него свои хоботки. Они до отвала наедаются вонючего сала и, сытые, отправляются переваривать его на песок. Пищи – обилие, и клопики растут очень быстро. Через две недели их не узнаешь: они не только выросли и растолстели, но и покрылись коркой из песка. Эта корка начала покрывать их тело сейчас же после первой линьки. Но тогда это была тоненькая корочка, а теперь личинки одеты в толстые балахоны из песка. Теперь личинка редувия вполне заслуживает отзыва Линнея, описавшего клопа-редувия: "Безобразная, во что-то наряженная".
Не подумайте, что балахон из песка – хитрость, что личинка надевает его, чтобы стать незаметной. Нет, песок налипает сам собой. Тело клопа выделяет липкую жидкость, и поэтому-то к нему и пристает пыль, мелкие песчинки, по которым он ползает. Редувий-личинка не одевается и не наряжается, он попросту пачкается.
Этот клоп – не маскировальщик, а всего-навсего грязнуля. Впрочем, такова только личинка, взрослый клоп – чистенький.
Еще несколько слов о пище редувия. Линней, не знаю, почему, решил, что редувий питается постельными клопами, а потому – наш помощник в борьбе с этим паразитом. Такая слава и утвердилась за редувием с линнеевских времен, лет сто назад.
Справедлива ли она? Я позволю себе усомниться в этом. Что удивительного в том, что редувия заставали иной раз высасывающим постельного клопа? Взрослый редувий нападает на самых разнообразных насекомых. Мои пленники сосали, между прочим, и лесных клопов, но предпочитали кобылок. Так мне, по крайней мере, казалось. Пища ряженой личинки совсем иная, чем думал Линней и повторяли с его слов последователи шведа-натуралиста. В молодости она кормится салом, жиром, как это показали мои наблюдения. Подросшая и сделавшаяся более сильной, личинка разнообразит свой обед, нападая на насекомых, как это делает взрослый клоп.
В темных закоулках наших жилищ, в углах, куда редко заглядывает половая щетка, личинка редувия кормится жирными крошками, сонными мухами, маленькими паучками. Этого достаточно для ее жизни. Но пищи здесь не так много, и целых стай редувиев тут не найдешь.
На чердаке у мясника было множество еды: и бараньего сала, и насекомых, живших за счет этого сала. Здесь было столько еды, что ее хватило бы на тысячи редувиев.
И правда, их там было немало.

"Грязный хищнец" (Reduvius personatus) – крупный клоп, длиной 16–19 мм, темно-коричневого цвета с красноватыми ногами. Он живет в постройках и складских помещениях. Родиной этого клопа считается Африка, откуда он, став сожителем человека, оккупировал всю Европу, Канаду и восточные штаты Северной Америки.

Большинство видов хищнецов имеет нормально развитые крылья, хотя встречаются также короткокрылые и бескрылые формы.
Ноги у хищнецов, особенно задние, относительно длинные, однако они передвигаются медленно. Питаются различными насекомыми.
Всего известно свыше 6 тыс. видов. В природе хищнецов можно встретить в самых разнообразных условиях: на деревьях, в траве, на земле, под камнями. Некоторых клопов этого семейства (Empicoris culiciformis и др.) находили на деревьях в гнездах белок, сорок и сорокопутов.

Многие виды – ночные, и у всех дугообразно изогнутый, толстый хоботок, при помощи которого они питаются насекомыми и позвоночными животными. Некоторые виды нападают и на человека.

Среди крупных тропических видов встречаются переносчики опасных болезней, в частности сонной болезни (трипаносомоз).

Укол хищнеца ряженого болезнен, и вокруг пораженного места образуется опухоль, как при укусе шершня.

В случае опасности этот клоп издает достаточно сильное стрекотание.

Из Европы хищнец ряженый был завезен также и в Америку.

Личинки редувия хорошо маскируются пылью и мелким сором
, застревающим на теле между щетинками, вследствие чего напоминают комочки грязи.

Грязный хищнец (Reduvius реrsonatus) назван так потому, что его личинка живет в самых грязных, заваленных мусором углах строений. Говорят, что он истребляет постельных клопов.


Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia