Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Майкапар А.: Персонажи, сюжеты, эмблемы, символы и..."

Ужин в Еммаусе





УЖИН В ЕММАУСЕ (Лк., 24:28–32). Следствие "ПУТЕШЕСТВИЯ В ЕММАУС". Два ученика – Клеопа и другой, безымянный, – направлялись в Еммаус, селение неподалеку от Иерусалима. Их повстречал Христос, присоединившийся, при этом поначалу они его не узнали. В Еммаусе они пригласили его в дом, говоря: "останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру". "И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его; но Он стал невидим для них". Это довольно поздняя тема в христианском искусстве, она впервые встречается во французских романских церквах XII века. Иногда, в качестве подходящего "типа" трактовки таинства Причастия, она заменяет собой изображение Тайной Вечери, которым обычно украшались стены монастырских трапезных. Это был излюбленный сюжет венецианской школы XVI века – эпохи ее расцвета; здесь он становится полностью секуляризированный по своему настроению. В следующем столетии Рембрандт создал несколько версий этого сюжета, которые вернули ему его религиозное содержание. Главными здесь являются три фигуры, сидящие за столом. Христос в центре – в момент преломления хлеба; на лицах двух других персонажей выражение изумления при узнавании его. Согласно одной известной традиции (подробнее см. "ПУТЕШЕСТВИЕ В ЕММАУС"), Христос и иногда двое учеников одеты как странники, у него за спиной висит шляпа, а на полу лежат пилигримский посох и сума. На плаще одного из учеников может быть раковина – характерная эмблема пилигрима в средние века. Хотя она является особым атрибутом "ИАКОВА СТАРШЕГО", здесь она указывает просто на странников вообще. (См. "РАКОВИНА".) У венецианских художников трактовка этого сюжета расширяется не только за счет щедрот стола, но и количества гостей, слуг и других персонажей – их число может доходить до пятнадцати и даже двадцати; центральная фигура едва ли не теряется среди них. В Нидерландах XVII века получило развитие сопоставление "Ужина в Еммаусе" с греческим мифом о "ФИЛЕМОНЕ И БАВКИДЕ" – похожем рассказе о гостеприимстве, оказанном четой престарелых супругов богам, которые открылись им в ходе трапезы. Этот классический сюжет был известен в нидерландском искусстве этого периода; имеется часто приводимое доказательство того, что художники, в том числе Рембрандт, основывали свои трактовки "Ужина" на этом мифе. Посредством этого своего рода скрещивания сюжет с Филемоном и Бавкидой приобрел, особенно в голландской и немецкой живописи, отчетливые христианские обертоны.

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia