Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Майкапар А.: Персонажи, сюжеты, эмблемы, символы и..."

"Клевета" Апеллеса





"КЛЕВЕТА" АПЕЛЛЕСА. Атлегория на тему "Клеветы" кисти греческого художника Апеллеса (IV век до н. э.) была известна ренессансным гуманистам по описанию Лукиана; сама картина, как и другие работы Апеллеса, не сохранилась. Художников вдохновляла идея (что было в русле общего движения по возрождению классической античности) воссоздать оригинальную картину по описанию, оставленному Лукианом. Первая и наиболее известная из этих попыток – картина Боттичелли (Уффици). Согласно Лукиану, "справа сидит человек с огромными, как у Мидаса. ушами". Обычно его изображают в виде судьи с ослиными ушами, символизирующими его глупость. "Рядом с ним две женщины – Невежество и Подозрительность". Они нашептывают ему на ухо дьявольский совет. Невежество в более поздних примерах предстает в виде женской фигуры: толстая, слепая или с завязанными глазами, на голове у нее может быть корона. "Приближается Клевета. Она изображается в виде красивой женщины, она вне себя от страсти, готовой разразиться безумием и гневом. В левой руке она держит "ФАКЕЛ", а правой тащит за волосы молодого человека – он простер руки к небесам и призывает богов в свидетели". Он персонифицирует ложно обвиненную Невинность. Фигура, которую Лукиан описывает как "изможденную и отвратительную, с пристальным пронзительным взглядом, высохшую, как при болезни", олицетворяет Зависть, которая может вести Клевету или стоять в нищенских одеждах перед судьей. Две женские фигуры, сопровождающие Клевету, – Коварство и Обман. Последняя, у которой может быть "МАСКА" в качестве атрибута, вплетает цветы в волосы Клеветы, чтобы сделать ее более привлекательной в глазах судьи. Далее следует "женщина в глубоком трауре, на ней черная, изодранная в клочья одежда". Это Раскаяние, которое обращается, "плачущее и полное смущения", к последней из фигур – Правде, стоящей обнаженной и указующей на небо. Но последние две фигуры пришли, кажется, слишком поздно, чтобы спасти Невинность. Художники допускали некоторую вольность в интерпретации текста, являвшегося латинским или итальянским переводом греческого оригинала Лукиана. (Peri tou me rhadios pisteuein diabole.) См. подробнее "НЕВЕЖЕСТВО"; "ИСТИНА".


В интернет-магазине DirectMedia