Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Чаадаев





Чаадаев, Петр Яковлевич

[род. между 1793 и 1796 (год точно не установлен), умер в 1856] - крупный русский философ-публицист. Происходил из старинной дворянской семьи, внук историка князя Щербатова, в семье которого воспитывался. В 1811 поступил на военную службу. Участвовал в войнах против Наполеона. В совершенстве владея иностранными языками, Ч. путем чтения приобрел глубокое образование и стал одним из образованнейших людей тогдашней России. В Петербурге он общался со многими представителями либеральной русской интеллигенции. Он близко сошелся с А. С. Пушкиным, на которого имел большое влияние. Когда Пушкину за его стихи грозила ссылка в Соловецкий монастырь, Ч. отправился к Карамзину, с трудом добился с ним экстренного свидания и убедил его вступиться за Пушкина и добиться смягчения наказания. Пушкин глубоко любил Ч., считал его своим лучшим другом и посвятил ему ряд своих стихотворений. В одном из стихотворений Пушкин писал про Ч., что он в Риме был бы Брут, в Афинах - Перикл. В другом стихотворении, обращаясь к Ч., Пушкин писал: "Пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг, отчизне посвятим души высокие порывы. Товарищ, верь, взойдет она, заря пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна и на обломках самовластья напишут наши имена".

Причины, вызвавшие в России движение декабристов, сказались и на Ч. В 1816-18 он был членом масонской ложи вместе с декабристами С. Г. Волконским, П. И. Пестелем и М. И. Муравьевым-Апостолом (см.). Позже он был членом "Союза благоденствия". Но Ч. имел глубокий и притом скептически настроенный ум. Он видел необходимость для России вступить на путь капиталистического развития, но не видел той реальной силы, на которую могло опереться буржуазное либеральное движение; он видел беспочвенность движения декабристов при тогдашнем соотношении общественных сил. К тому же по натуре Ч. был человеком мысли, а не действия. Поэтому он не проявил себя активностью в рядах декабристов, а в 1821 уехал за границу и фактически отошел от движения, почему и не был привлечен к суду после разгрома движения. За границей Ч. много читал и путешествовал. Он познакомился там с Шлегелем, Шеллингом, Ламмене, которые его высоко ценили. Возвратившись в Россию в 1826, т. е. после разгрома движения декабристов, Чаадаев попал в атмосферу глубокой реакции. Его лучшие друзья были арестованы, сосланы, а некоторые казнены. Этот разгром движения еще более усилил скептицизм и пессимизм Ч. Поселившись в Москве, он вел уединенную жизнь ("басманный философ" - в шутку прозвали его в Москве). Около 1830 им был написан ряд статей, которые он однако не опубликовал. В 1836 в журнале "Телескоп" была напечатана одна из них - "Философическое письмо". Статья эта произвела огромное впечатление. "Как только появилось письмо, - говорит Логинов, - поднялась грозная буря". "После "Горя от ума" не было ни одного литературного произведения, которое сделало бы такое сильное впечатление, - писал Герцен. - Это был выстрел, раздавшийся в темную ночь".

В своем "Философическом письме" Ч. ставит вопрос о всей прошлой истории России, о ее положении и ее будущем и приходит к глубоко пессимистическим выводам. Он указывает на отсталость России, на ее оторванность от культурной жизни Запада. "Мы существуем как бы вне времени, и всемирное образование человеческого рода не коснулось нас... То, что у других народов давно вошло в жизнь, для нас только умствование, теория". "Все народы мира выработали определенные идеи. Это идеи долга, закона, права, порядка. И они составляют не только историю Европы, но ее атмосферу". У нас ничего этого нет. "Отшельники в мире, мы ничего ему не дали, ничего не взяли у него, не приобщили ни одной идеи к массе идей человечества". "Ни одной полезной мысли не возрослo на бесплодной нашей почве". "Мы ничего не выдумали сами и из всего, что выдумано другими, заимствовали только обманчивую наружность и бесполезную роскошь".

Не видя в экономической обстановке современной ему России никакой социальной базы для своих либерально-буржуазных стремлений, Ч. впадает в мистику и находит основной движущий фактор исторического процесса в религии. Роль католицизма, по мнению Чаадаева, была громадна. "Все создано им и только им: и жизнь земная, и жизнь общественная, и семейство, и отечество, и наука, и поэзия, и ум, и воображение, и воспитание, и надежды, и восторги, и горести". Другие ветви христианства не дают ничего. Причину отсталости и изолированности России Ч. видит в том, что она взяла христианство не из Западной Европы в виде католицизма, а из Византии в виде православия. Чаадаев отрицает всю старую историю России, всякое стремление к созданию русской самобытной культуры и потому является одним из крупнейших предшественников западничества.

Статья Ч. вызвала глубокое негодование правительства Николая I и тех, кто его поддерживал. - "Телескоп" был закрыт. Его редактор Надеждин сослан в Усть-Сысольск, а цензор уволен в отставку. Печати было запрещено говорить о Ч. и о его статье, а сам Ч. был объявлен сумасшедшим. Ему было запрещено выходить из дому, и над ним был установлен полицейско-медицинский надзор: его ежедневно посещали доктор и полицеймейстер. Через год надзор был снят. Остальные "Философические письма" - всего их было 8 - кроме двух не увидели света. Эти два письма были напечатаны за границей на французском языке князем Гагариным. Остальные 5 писем также найдены (подготовлены к печати в изд. "Academia").

После 1836 Ч. жил в Москве. В 1837 им была написана "Апология сумасшедшего", где он отчасти развивал некоторые положения "Философического письма", отчасти смягчал некоторые его острые мысли. Здесь он указывал на громадную историческую роль Петра Первого, который толкнул Россию на путь развития Западной Европы. Здесь же он выдвинул мысль, что отсталую Россию ждет тем не менее великая будущность. "У меня есть глубокое убеждение, - писал Ч., - что мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, которые занимают человечество". Эта мысль впоследствии была подхвачена и развита Герценом и народниками.

Миросозерцание Ч., его пессимизм, его трагическая судьба - результат экономической слабости и политического бессилия русской буржуазии начала 19 века. Ч. не остался одиноким и в свое время. В том же 1836, когда было напечатано первое "Философическое письмо", другой выдающийся русский человек В. С. Печерин (см.) самостоятельно пришел к выводу о превосходстве европейской культуры и католицизма над культурой российской и над православием. Он также уехал за границу и там принял католицизм.

Ч. не оставил после себя школы прямых учеников. Но его критика русской культуры и его положения о превосходстве культуры Запада близки к идеям западничества. Еще позже, в начале заката рус. либерализма, когда идеологи рус. буржуазии начали чувствовать близость гибели, грозящей буржуазному строю, и когда мысль их стала в силу этого обращаться в область иррационального, в область мистики, мистические идеи Ч., его идея о вселенской церкви были подхвачены B. C. Соловьевым, а в дальнейшем М. О. Гершензоном (см.).

Лит.: Сочинения и письма П. Я. Чаадаева (под ред. М. О. Гершензона), т. I - II. М., 1913-14; Гершензон М. О., П. Я. Чаадаев (Жизнь и мышление), Петербург, 1908, [дана библиография]; Плеханов Г. В., Сочинения, Москва - Ленинград, [1924-28], том X (статья "Пессимизм как отражение экономической действительности"), том XXIII; Лемке М. К., Николаевские жандармы и литература 1826-55, 2 издание, Петербург, 1909.

Н. Мещеряков.



Еще в энциклопедиях