Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Татищев





Татищев, Игнатий Петрович

- думный дворянин, воевода, дипломат, государев казначей, впервые упоминается в 1556 г. податным рындой, с письменным государевым саадаком, в походе Иоанна ІV в Серпухов по крымским вестям; в 1559 г. - второй рында в царском походе в Тулу по тем же вестям; 1576 г. - второй голова у надзирания сторожей в походе с государем в Калугу; 1577 г. - второй воевода в Голбине; 1578 г. - второй воевода в Треках, затем в Кеси и второй воевода сторожевого полка на Оке; 1579 г. - голова в государевом полку в походе на Ливонию и против польского короля; 1580 г. - третий воевода в большом полку и во Рже-Володимирове; участвовал в торжестве бракосочетания царя с Мариею Нагою; 1582 г. - второй воевода в передовому полку во время похода против шведов и в битве под Орешком; 15 апреля 1583 г. назначен муромским наместником. В царствование Иоанна Грозного, когда так легко было, даже без всякой вины, попасть в опалу, T., благодаря своей ловкости, не только удержался на службе, но под конец царствования этого государя был возведен, в 1582 г., в достоинство думного дворянина, стал заседать наряду с боярами и окольничими в Большой думе и играть довольно видную роль, особенно в отношении иностранной политики, что видно по неоднократному уполномочию его как при Иоанне, так и при его приемниках, вести дипломатические переговоры то с Швецией, то с Литвою. В 1583 г. вместе с новгородским воеводою кн. Семеном Ивановичем Лобановым-Ростовским и дьяком Дружиною Петелиным он был назначен вести мирные переговоры со шведами, представителями которых были Клас Тотт и Пунтус Делагарди. Так как еще раньше между Россией и Швецией происходили трения, чьим послам и куда идти - русским ли в Стокгольм или шведским в Москву, то, во избежание унижений и излишних недоразумений, стороны сошлись на пограничной р. Плюсе, в Шелонской пятине, причем, по известию шведского историка Далина, уполномоченные каждой стороны находились в отдельных палатках, ведя разговор на расстоянии. Т. требовал сначала от шведов возвращения новгородских и эстонских земель и городов, но потом, исполняя волю Иоанна, опасавшегося Литвы и крымского хана Махмет-Гирея и спешившего миром с Швецией, 26 мая подписал перемирие на 2 месяца, а 29 июня на 3 года, не добившись существенных уступок. Продиктованный рядом затруднительных обстоятельств, договор этот, таким образом, для русских был невыгоден, потому что в руках шведов остались многие искони русские города. В 1584 г., уже после смерти Иоанна, когда опять возникли опасения войны с Швецией, царь Федор Иоаннович поручил Т. и кн. Федору Дмитриевичу Шестунову возобновить переговоры с теми же шведскими представителями - Тоттом и Делагарди. Уполномоченные сошлись 25 октября 1584 г. на устье той же Плюсы, близ Нарвы, причем и на этот раз сохранили церемониал отдельных палаток, расположив их, впрочем, так близко одна от другой, что существенных неудобств от этого не происходило, ибо один конец длинного стола, за которым сидели дипломаты, был в палатке русских, а за другим в своей палатке сидели шведы. На этот раз требования последних были еще неумереннее, - к предыдущим прибавилось требование уступки Новгорода и Пскова; T. с товарищем был в свою очередь уполномочен выговорит Иван-город, Яму, Копорье и Кореллу сначала даром, в крайнем случае предложив выкуп в 15 тыс. руб., между тем как шведы за эти города хотели 400 тыс. Во время переговоров Делагарди утонул в Нарве. Т. и Шестунов немедленно сообщили об этом в Москву, откуда от царского имени получился ответ: "Писали вы нам, что Пунтус Делагарди утонул; сделалось это Божьим милосердием и великого чудотворца Николая милостию". Со смертью неуступчивого дипломата предполагалось, что в переговорах пойдут перемены к. выгоде русских, но надежды эти не оправдались. Разница во взглядах и требованиях была слишком велика, переговоры принимали нередко весьма острый характер, иногда прерывались и снова возобновлялись; в конце концов ни к какому окончательному решению стороны не пришли, а лишь продлили перемирие еще на 4 года, сохранив прежнее status quo и взаимно обязавшись в августе 1586 г. съехаться для соглашения о "мире вечном". Дальнейшие дипломатические сношения со шведами вел, однако, уже не T., а окольничий кн. Хворостинин.

13 декабря 1583 г. Т. присутствовал при приеме Иоанном IV английского посла Иеронима Бауса; в 1584 г. был вторым воеводою большого полка в Алексине по крымским вестям, в 1585 г. - в Серпухове по тем же вестям; 11 ноября 1586 г. в составе Ближней думы сопровождал царя Феодора Иоанновича в шведский поход; в 1588 г. первым встречал цареградского патриарха Иеремию при представлении его царю Феодору; в 1589 г. воевода в Казани; в 1590 г. участвовал в походе против шведов и 25 февраля заключил с ними перемирие под Нарвою; 1591 г. - воевода в Новгороде и в том же году встречал польских послов при представлении их царю. В феврале 1591 г. Т. вместе с окольничим Мих. Салтыковым Морозовым был послан и Польшу. Целью посольства являлось получение окончательного согласия Сигизмунда на заключенное упомянутыми послами его в Москве между Польшей и Россией перемирие на 12 лет. Ввиду войны с Швецией подписать перемирие с Польшей для Федора Иоанновича было очень важно, почему послам в тайном наказе повелевалось быть уступчивыми, "говорит гладко", не затевать лишних пререканий, но "беречь накрепко, чтобы король на обеих грамотах крест целовал в самый крест прямо губами, а не в подножье и не мимо креста, и не носом". Т. и Салтыков встретили дурной прием, отчасти потому, что король и паны были против этого мира, на котором настаивали главным образом литовская шляхта, отчасти же ввиду того, что русские нарушили одно из главных условий подлежавшего утверждению перемирия - не воевать с шведским королем Иоанном, отцом Сигизмунда. В дороге Т. терпел всяческие лишения, часто не имел пищи для людей и корма для лошадей, а в Кракове, где в то время жил Сигизмунд, встретил со стороны последнего решительный отказ целовать перемирную грамоту. Только после долгих и энергичных настояний и после некоторых уступок Т. добился желаемого. В Москву он прибыл в январе 1592 г.

Это было последнее посольство Т. О дальнейшей его деятельности сохранились следующие известия: в 1593 г. он состоял вторым судьей в судно-владимирском приказе; в 1594 г. послан делать засеки со стороны Крыма и сделал одну из четырех засек, на которых была возведена крепость, ставшая основанием Курска; 22 мая 1597 г. был при приеме цесарского посла бургграфа Авраама Донавского; весною 1598 г. сопровождал Бориса Годунова в поход в Серпухов, по крымским вестям, и 1 августа подписался в ряду окольничих под грамотой об избрании Годунова на царство; в 1599 г. участвовал в приеме шведского королевича; в 1600 г. Борис Годунов возвел его в достоинство казначея, поручив ему заведование государевой казной, драгоценными вещами и управление казенным приказом; с 16 декабря 1601 по 6 февраля 1602 г. он был в ответе с датскими послами. Скончался Т. в 1604 г., перед смертью приняв пострижение с именем Иоасафа.

Дела польские, в Московск. архиве мин. иностр. дел, № 21, лл. 318-507-Дела шведские, там же, № 5, лл. 202-257. - Местнические дела, в Московск. архиве минист. юстиции, № 1069, л. 76. - Выпись из писцовой книги по Можайску, там же. - Собрание рукописей Беляева, в Румянцевском музее, № 126/1619. - "Дополнения к Актам Истор.", т. I, стр. 273. - "Акты Археографич. Экспедиции", т. II, стр. 42. - "Древняя Российская Вивлиофика", т. ХII, стр. 50, 54, 58, 61, 63-64; т. ХІII, стр. 83, 113-114, 219, 254, 294; т. XIV, стр. 448, 454, 455, 492, 493; т. XIX, стр. 389; т. XX, стр. 58. - "Синбирский Сборник", стр. 61, 72, 79, 81, 82, 141-143, 145. - "Сборник Импер. Русск. Историч. Общ.", т. XXXVIII, стр. 104. - "Собрание Государств. Грамот и Договор.", т. II, стр. 87. - "Büsching's Magasin", 1773, т. VII, стр. 315, 316. - М. Г. Спиридов, "Сокращенное описание служеб российских дворян", Москва 1810. - Карамзин, "История госуд. Российск.", изд. Эйнерлинга, т. IX, стр. 245, 254; прим. 551, 727, 729; т. X, стр. 31, 67, 95; прим. 117, 187, 194, 284, 300, 315. - С. М. Соловьев, "История России", изд. т-ва "Обществ. Польза", кн. II, стр. 578-579, 584-585, 658. - Белокуров, "Сношения России с Кавказом", стр. 320. - Далин, "Geschichte des R. SchwedL", гл. XV, стр. 134. - "Histor. Russiae Monum.", II, № XIX. - H. П. Лихачев, "Разрядные дьяки", стр. 223; прилож., стр. 54. - Бантыш-Каменский, "Словарь достопамятных людей русской земли", ч. ІII, СПб. 1847, стр. 412-414. - "Справочный энциклопедич. словарь" Крайя, т. X, s. v.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях