Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Николай Николаевич Старший





Николай Николаевич Старший

- Великий Князь, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант, генерал-инспектор по инженерной части и генерал-инспектор кавалерии.

Третий сын императора Николая І и императрицы Александры Феодоровны, великий князь Николай Николаевич родился 2 7 июля 1831 года. В тот же день новорожденный великий князь был назначен шефом л.-гв. Уланского (ныне Ее Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны) полка и зачислен в списки л.-гв. Саперного батальона. 22-го августа в Царскосельской Большой дворцовой церкви состоялось крещение великого князя, причем восприемниками его были: король Прусский Фридрих-Вильгельм ІII (заочно), наследник престола великий князь Александр Николаевич, великий князь Михаил Павлович (заочно) и великая княжна Мария Николаевна и великая герцогиня Саксен-Веймарская Мария Павловна. 5-го мая 1832 г. в воспоминание блистательного дела 2-й минерной (ныне 3-й саперной) роты л.-гв. Саперного батальона под Нуром (5-го мая 1831 г.) великий князь Николай Николаевич был зачислен в списки этой роты, а 6-го декабря 1834 года - в списки л.-гв. Семеновского полка. Первые годы детства великий князь Николай Николаевич провел под наблюдением Матери; кормилицей его была Елена Шарманова, а первой воспитательницей англичанка Роджерс. Так как братья великого князя - Александр и Константин - были значительно старше его, то товарищем его детских игр стал младший брат Михаил, родившийся немного более года спустя после него, а именно 13 октября 1832 года. С ним великий князь Николай Николаевич стал с самого раннего возраста сопровождать Родителей во выездах, посещениях некоторых учреждений и путешествиях, присутствовать при производимых в Высочайшем присутствии смотрах и разводах, смотреть учения кадет в Петергофе и гвардейских войск в Красном Селе. В 1837 году, в день Крещения, во время производившегося императором Николаем Павловичем учения кадет, великий князь Николай Николаевич вместе с братом Михаилом "находился на линии", т. е. обозначал линию равнения. Первые шесть лет жизни Николай Николаевич почти безотлучно находился при Матери, проживая то в Петербурге, то в Петергофе, на даче Александрия, то в Царском Селе, в Новом дворце. Государь внимательно следил за воспитанием обоих младших сыновей, с малых лет приучая их к простому образу жизни, к физическим упражнениям и движению на воздухе. Учиться они начали очень рано. Первым учителем, научившим их читать и писать, когда великому князю Николаю Николаевичу не было еще 6 лет, был помощник воспитателя великого князя Александра Николаевича, генерал-адъютанта Мердера, С. А. Юрьевич. Когда Николаю Николаевичу пошел седьмой год, воспитание его перешло в руки выдающегося по образованию и душевным качествам боевого генерала - генерал-майора Алексея Илларионовича Философова, 19-го марта 1838 г. назначенного состоять при Их Императорских Высочествах великих князьях Николае Николаевиче и Михаиле Николаевиче". 26 апреля 1838 г. великие князья в сопровождении вновь назначенного воспитателя отправились в каретах в первое заграничное путешествие в Германию и в Швецию. По возвращении из-за границы к великим князьям был приставлен в качестве дядьки помощник инспектора классов I кадетского корпуса штабс-капитан барон В. С. Корф, которому было вменено в обязанность безотлучно находиться при великих князьях. Нравственная же сторона воспитания великих князей и забота об их умственном развитии была возложена на воспитателя Императорского Училища Правоведения П. П. Гельмерсена, служившего своим воспитанникам живым и постоянным примером скромности и необыкновенной простоты и имевшего очень большое влияние на успех нравственного развития великих князей.

Когда великому князю Николаю Николаевичу исполнялось семь лет, император Николай Павлович написал ему 27 июля (9 августа) 1838 г. из Теплица следующее замечательное письмо, которое должно было оставить неизгладимый след в впечатлительной душе ребенка и внушить ему первые мысли об ожидающем его серьезном служении Царю и России: "Пишу Тебе в первый еще раз, любезный Низи, с благодарным к Богу сердцем вспоминая, что тобой наградил нас Господь в минуты самые тяжкие для нас, как утешение и как предвестник конца наших разнородных бедствий. Вот и семь лет тому протекло, и вместе с этим, по принятому у нас в семье обычаю, получил ты саблю!!! Великий для тебя и для нас день. Для нас, ибо сим знаком посвящаем третьего сына на службу будущую брату твоему и родине; для тебя же - тем, что получаешь первый знак твоей будущей службы. В сабле и мундире офицера ты должен чувствовать, что с сей минуты вся будущая твоя жизнь - не твоя, а тому принадлежит, чьим именем получил ты сии знаки. С сей минуты ты постоянно должен не терять из мыслей, что ты беспрестанно стремиться должен постоянным послушанием и прилежанием быть достойным носить сии знаки, не по летам тебе данные, но в возбуждение в тебе благородных чувств и с тем, чтобы некогда достойным быть своего звания. Молись усердно Богу и проси Его помощи. Люби и почитай своих наставников, чти твоих родителей и старшего брата и прибегай к их советам всегда и с полной доверенностью, и тогда наше благословенье будет всегда над твоей дорогой головой. Обнимаю тебя от души, поручаю тебе поцеловать братцев и поклониться от меня искренно Алексею Илларионовичу. Бог с тобой. Твой верный друг папа Н.".

С 1839 г. начались более серьезные занятия великого князя Николая Николаевича, причем основанием для них почти целиком послужил "План учения", выработанный для Наследника Цесаревича Александра Николаевича воспитателем его В. А. Жуковским. Преподавателями были приглашены выдающиеся по своим познаниям люди: Закон Божий преподавал протопресвитер В. Б. Бажанов, русский язык и словесность инспектор классов училища св. Екатерины П. Г. Ободовский, русскую историю, географию и статистику профессор СПб. университета И. П. Шульгин, математику А. Я. Кушакевич, физику и химию берг-гауптман 6-го класса А. Б. Кеммерер, французский язык профессор французской словесности в Императорском Александровском лицее И. А. Курнанд, немецкий язык - сначала А. Ф. фон Гримм, преподававший впоследствии великому князю также и общую историю, затем П. П. Гельмерсен, впоследствии перешедший к преподаванию общей географии и истории, английский язык - преподаватель Морского Кадетского корпуса Вильям Митчин (Мечин), чистописание - Ф. Е. Гедениус; гимнастику и физические упражнения А. И. Линден, фехтование - И. Е. Сивербрик и коллежский асессор Гавеман, батальную живопись н. с. Г. П. Виллевальде. Военные науки преподавали: Ф. Ф. Ласковский, впоследствии инженер-генерал, - фортификацию; А. С. Платов, впоследствии генерал от артиллерии, - артиллерию; О. И. Горемыкин и А. П. Карцов - тактику и военное искусство и Д. А. Милютин, впоследствии генерал фельдмаршал, - правила аванпостной службы. Для практического ознакомления с обязанностями военной службы великий князь должен был в лагерное время обучаться строю и разным военным упражнениям совместно с кадетами 1-го Кадетского корпуса, в ряды которых был зачислен 25-го июня 1839 года. В этот день великий князь Николай Николаевич, которому не было еще полных 8 лет, вместе с братом великим князем Константином Николаевичем принимал участие в репетиции городовому Петергофскому караулу 1-го кадетского корпуса, находясь "во фронте", с правого фланга 3-го взвода, подле знаменных рядов, в средней шеренге, а на следующий день, когда состоялся развод в Высочайшем присутствии, и караул от 1-го корпуса выступил на главную гауптвахту, великому князю пришлось быть часовым у фронта, причем ему, в числе прочих воспитанников, был пожалован рубль серебром, даны булка и чашка чаю. В последующие годы великий князь продолжал занятия в кадетском лагере, постепенно выполняя различные обязанности при изучении строевой, полевой и караульной службы, и ежегодно удостаивался вместе с кадетами Высочайшей награды по серебряному рублю. Летом 1843 года великий князь в сопровождении А. И. Философова и нескольких учителей посетил Ревель и другие прибрежные места Балтийского моря. С этого же года начал заниматься артиллерийским и саперным делом. В рядах "потешного взвода" Преображенцев, инструктором и фельдфебелем которого был сам Император Николай Павлович, великий князь, начав с игры на барабане, на котором впоследствии он, подобно отцу, играл артистически, постепенно ознакомился со всеми тонкостями тогдашнего устава караульной службы, шутя изучил артиллерийскую службу, действуя из маленьких пушек, а также занимался саперным делом, сооружая со сверстниками земляные укрепления в Царском Селе по чертежам Государя. Когда великому князю Николаю Николаевичу исполнилось 12 лет, он стал обучаться в манеже Аничковского дворца вольтижировке и вскоре достиг в этом искусстве необыкновенного совершенства. Начиная с 1844 года великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич стали выступать в лагери вместе с кадетами, следуя в рядах песенников из самого Петербурга. С 1844 г. великий князь Николай Николаевич уже является не только учеником, но и учителем военного дела: сначала ему было поручено обучение шеренги кадет, затем (в 1845 г.) командование шеренгой, в 1846 г. он был произведен в унтер-офицеры и 1 июля того же года в подпоручики. Однако с производством великого князя в офицеры занятия его в кадетском лагере не прекратились: он упоминается в 1847 и 1849 гг. в звании унтер-офицера, командующего взводом кадет, несмотря на то, что в 1847 г. он был произведен в поручики, а в 1848-м - в капитаны. В 1849 г. великому князю было поручено командование в лагере сводной ротой, состоявшей из гвардейских подпрапорщиков и кадет Пажеского Его Императорского Величества корпуса. В том же году, после смерти великого князя Михаила Павловича, великий князь Николай Николаевич был назначен шефом полков, носивших имя его крестного отца, а именно Тверского драгунского и Сибирского гренадерского. В 1850 году, в день св. Пасхи, 23-го апреля, великий князь Николай Николаевич был назначен флигель-адъютантом к Его Величеству; в том же году, откомандовав в лагере сначала ротой, а потом батальоном 1-го Корпуса, он был 23 октября произведен в полковники. В 1850-м же году великие князья Николай и Михаил Николаевичи совершили первое образовательное путешествие по России под руководством генерала А. И. Философова и согласно инструкции и словесным указаниям Императора Николая І, придававшего серьезное значение путешествию великих князей и старавшегося направить их внимание на предметы, существенно важные для познания России. В городах, где великие князья будут останавливаться, Государь приказал осматривать училища, госпитали, губернские присутственные места, тюрьмы и заведения приказа общественного призрения и уклоняться от присутствия при разводах и учениях войск, на которые разрешил смотреть лишь в качестве простых зрителей. В тех же случаях, когда великим князьям пришлось бы быть при войсках официально, они должны были занимать место, эполетами их обозначенное, соблюдая строгое чинопочитание. Путешествие было совершено по маршруту: Петергоф, Царское Село, Ям-Ижоры, Шлиссельбург, Ладога, Тихвин, Рыбинск, Углич, Ярославль, Кострома, Юрьевец-Подольский, Нижний Новгород, Вязники, Владимир, Москва и Петербург и закончилось в три недели: выехав из Петербурга в полночь 1-го августа, великие князья возвратились 21 августа в 1 час ночи. Приняв участие в юбилейных торжествах Преображенского и Семеновского полков, великие князья 31-го августа отправились во второе образовательное путешествие - на юг России. Чрез Москву, Тулу, Орел, Курск и Харьков они прибыли в Чугуев, где встретились с императором Николаем Павловичем, с которым продолжали дальнейший путь на Полтаву, Киев и Белую Церковь, присутствуя на всех производившихся у этих городов Высочайших смотрах, учениях и маневрах. 5-го октября 1850 года в Варшаве великие князья принимали участие в чествовании светлейшего князя Варшавского, графа Паскевича Эриванского по случаю его 50-тилетнего юбилея: с саблями наголо они находились по сторонам сына юбиляра, несшего бриллиантовый фельдмаршальский жезл, который император Николай Павлович в присутствии войска вручил И. Ф. Паскевичу. 1851 год был последним, в котором великий князь Николай Николаевич провел лето в кадетском лагере I кадетского корпуса в качестве его батальонного командира. В этом же году по случаю свидания с прусским королем в Варшаве великий князь был 20 мая назначен шефом прусского кирасирского № 5 полка. Из Варшавы великие князья с Государем проехали в Ольмюц, где состоялось свидание с Австрийским императором Францем-Иосифом, а затем одни отправились в Потсдам и Берлин, где провели несколько дней в гостях у прусского короля. 22 августа 1851 г. великий князь присутствовал в Москве на праздновании 25-летия коронования Их Императорских Величеств, затем сопутствовал Государю в поездке Его в Луцк, Киев и Елисаветград, а 18-го сентября отправился в третье и последнее образовательное путешествие - по Новороссийскому краю, - во время которого посетил Николаев, Одессу, Севастополь и объехал значительную часть Крыма. 4-го сентября 1851 г. великий князь был зачислен в списки л.-гв. Конно-Пионерного эскадрона, мундир которого носил с 1840 года. 26-го ноября 1851 года, в день кавалерского праздника ордена св. Георгия Победоносца, состоялось торжественное принесение присяги великим князем Николаем Николаевичем по случаю исполнившегося 27-го июля этого года совершеннолетия его. Об этом знаменательном в жизни великого князя событии было объявлено особым Высочайшим манифестом от 26 ноября, заканчивавшимся следующими словами: "Да будет Он, как был доселе, утешением нашим и всего Императорского Дома Нашего, да будет твердою, надежною опорою Престола, честию и славою любезного Отечества Нашего..." На следующий после принесения присяги день великий князь был прикомандирован к л.-гв. Конному полку для командования дивизионом. Практическое изучение кавалерийской службы происходило под руководством выдающегося кавалериста, бывшего командира л.-гв. Кавалергардского полка генерал-адъютанта Р. Е. Гринвальда. Наряду с занятиями строем продолжались и научные занятия великого князя; он изучал законоведение и другие юридические науки под руководством барона (впоследствии графа) M. A. Корфа, в своих "Записках" оставившего любопытные сведения о том внимании и любознательности, с которыми великий князь относился к занятиям.

В 1852 году великий князь с братом своим Михаилом совершил 4-месячное заграничное путешествие, преследовавшее образовательные цели, согласно выработанному А. И. Философовым "Плану учения". Получив паспорта на имя флигель-адъютантов Романова 9-го и Романова 10-го, великие князья 17-го февраля отбыли из Петербурга в Варшаву, а затем чрез Дрезден и Прагу прибыли в Вену, где были радушно приняты императором Францем-Иосифом, назначившим вел. князя Николая Николаевича шефом Австрийского № 2 полка. Отправившись далее чрез Зальцбург, Мюнхен, Аугсбург, Ульм, Штутгарт, Южный Тироль, Верону, Венецию и Болонью в Рим, великие князья посетили папу Пия IX и почти целую неделю в величайшим интересом знакомились с научными и художественными собраниями вечного города и присутствовали при производившихся в то время археологических раскопках. Затем чрез Неаполь, Ливорно, Флоренцию, Болонью, Модену, Реджио, герцогство Пармское и Милан великие князья направились в Нидерланды, причем в Шлангенбаде встретились с императрицей Александрой Феодоровной и великой княгиней Ольгой Николаевной, с которыми провели около недели, посетив в то же время нескольких соседних герцогов. В Сестдейне близ Амстердама великие князья посетили вдовствующую королеву Анну Павловну, а затем через Кельн, Ганновер и Веймар возвратились в Петербург. Проведши десять дней на даче Александрия, великие князья снова отправились за границу сопровождать Государя Императора в его путешествии в Берлин для встречи с Императрицей и 5 июля возвратились в Петергоф. Остальную часть лета великие князья провели в лагере, а по окончании лагерных сборов отправились с Государем на юг, где присутствовали на Высочайших смотрах войскам в Гомеле, Чугуеве, Харькове, Полтаве, Елисаветграде, Вознесенске, Николаеве и Севастополе и в начале октября через Киев прибыли в Царское Село. Во время этой поездки, 20-го сентября, великий князь Николай Николаевич был назначен шефом Астраханского кирасирского полка с наименованием этого полка Его именем. В октябре 1852 года закончилась роль А. И. Философова в качестве воспитателя великих князей, и он был назначен попечителем при великих князьях, с которыми оставался неразлучным до самой смерти.

26 ноября 1852 великий князь был произведен в генерал-майоры с назначением генерал-инспектором по инженерной части и командиром 1-й бригады 1-й легкой гвардейской кавалерийской дивизии, а 28 ноября Высочайше повелено было подчинить великому князю и л.-гв. Конно-Пионерный дивизион по строевой части. В том же году, 1-го декабря, великий князь был введен Председателем Государственного Совета в заседание Общего Собрания, причем Председатель объявил, что Государю угодно было повелеть, чтобы великий князь присутствовал на заседаниях Совета, не принимая участия в решении дел.

В 1853 году великий князь сопровождал Государя в Ольмюц, а в сентябре того же года он посетил Варшаву, Ивангород и Киев для инспектирования их крепостей и саперных батальонов, а также для открытия Киевского цепного моста. В октябре этого года начались военные действия против Турции, а в начале следующего - против Англии и Франции. Великий князь Николай Николаевич принимал деятельное участие в защите Петербурга и укреплении Балтийского побережья. В феврале 1854 г. он вместе с Государем и великим князем Михаилом Николаевичем отбыл в Финляндию, где осматривал Свеаборгские укрепления, затем осматривал Кронштадт, Ревель и наблюдал за возведением в устьях Невы новых укреплений, имевших целью предотвратить возможную высадку союзного флота. С 9-го марта 1854 года великий князь находился почти безотлучно при войсках, охранявших С.-Петербургскую губернию, но в конце года чрезвычайные обстоятельства потребовали его присутствия на юге, в действующей армии, и 27-го сентября 1854 года он был командирован в распоряжение командующего 3, 4 и 5 пехотными корпусами князя M. Д. Горчакова, а 23 октября этого года прибыл в Севастополь. Отправляя младших сыновей своих в действующую армию, Государь имел в виду поднять дух ее, угнетенный рядом неудач, и вдохнуть в нее новые силы для продолжения борьбы. "Ежели опасность есть", писал император Николай Павлович Горчакову, "то не моим детям удаляться от нее, а собою подавать пример". Действительно, поездка великих князей в полную опасностей крепость вызвала взрыв патриотического восторга как среди защитников Севастополя, так и во всей остальной России; отовсюду стали посылаться добровольцы и пожертвования на театр войны. Уведомляя Горчакова о том, что великие князья прибудут в действующую армию в начале октября, Государь писал главнокомандующему южной армией: "Будь им руководитель и сделай из них добрых, верных служивых, а за усердие их отвечаю. Не балуй их и говори им правду". 6-го октября великие князья прибыли в Кишинев, в штаб главнокомандующего, а вскоре после того он получил собственноручное письмо Государя, в котором Его Величество высказывался за немедленное отправление сыновей в Севастополь. "Полагаю, что долг чести требует, чтобы ты моих рекрут немедленно отправил в Крым, к Меншикову, с тем, чтобы они там оставались при нем до минования опасности или до изгнания неприятеля". Одновременно с этим Государь писал главнокомандующему Крымской армией князю А. С. Меншикову: "Сыновьям Моим, Николаю и Михаилу, дозволил Я ехать к тебе; пусть присутствие их при тебе докажет войскам степень моей доверенности; пусть дети учатся делить опасности ваши и примером своим служат одобрением храбрым нашим сухопутным и морским молодцам, которым я их вверяю".

Прибыв в армию 23 октября, великий князь Николай Николаевич на следующий же день принимал участие в сражении на Инкерманских высотах, за отличие в котором был награжден орденом св. Георгия 4-й ст. По словам А. И. Философова, великие князья, несмотря на предосторожности, принятые им и князем Меншиковым, попали в этом сражении под огонь артиллерии, а одна из пуль, выпущенных из штуцерника, ударилась в землю близ великого князя и засыпала его землей. В приказе войскам от 29-го октября князь Меншиков отметил, что под неприятельским огнем великие князья показали себя истинно русскими молодцами, а в донесении своем Государю свидетельствовал, что "Их Императорские Высочества Великие Князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич явили себя на поле битвы, под сильнейшим неприятельским огнем, не только вполне достойными высокого своего звания, встречая хладнокровно опасности, но и примером настоящей воинской доблести". Великим князьям приходилось после того еще не раз принимать участие в перестрелках с неприятелем: между прочим, в перестрелке Северной стороны города во время вылазки пароходов "Владимир", "Херсонес" и "Крым" 24 ноября. Благодаря стараниям великих князей начальником Севастопольского гарнизона был назначен барон Остен-Сакен, умевший так хорошо поддерживать дух войск, а помощником к нему адмирал Нахимов. Большое внимание обратили великие князья также на улучшение состояния госпиталей, которые они посещали ежедневно, ободряя и утешая раненых. Болезнь Императрицы вызвала великих князей из Севастополя в Гатчину, но как только выяснилось, что болезнь приняла благоприятный оборот, они немедленно отправились обратно и 15-го января 1855 года прибыли в Севастополь, в котором кипела работа по обороне крепости. По распоряжению главнокомандующего великий князь Николай Николаевич был 20 января назначен заведующим всеми инженерными работами, укреплениями и батареями на северной стороне Севастополя, на пространстве от Константиновской батареи до Микензовой горы включительно. Отзываясь о деятельности великого князя по укреплению Севастополя, Э. И. Тотлебен отмечал его знание дела, его практический ум и неутомимое рвение, соединенные при этом с необыкновенной скромностью. Всем сердцем отдаваясь тяжелой участи Севастополя, великие князья проявили особенно много энергии после того, как князь Меншиков заболел и послал Государю прошение об освобождении его от обязанностей главнокомандующего: Николай Николаевич по собственной инициативе написал Государю о необходимости заменить князя Меншикова князем Горчаковым, что и было исполнено 15 февраля 1855 г. 21 февраля было получено известие о том, что скончался император Николай Павлович, и великие князья поспешили в Петербург, куда прибыли 28 февраля и где присутствовали при погребении Августейшего Отца.

Великому князю Николаю Николаевичу не пришлось возвратиться в Севастополь, так как со вступлением на престол императора Александра II на него были возложены новые ответственные обязанности: 27-го марта 1855 г. он был назначен членом Государственного Совета, а затем ввиду продолжения войны, после ряда серьезных подготовительных работ, командирован 1-го июня по Высочайшему повелению в Финляндию для укрепления подступов к крепости Выборгу, со стороны Транзунда, а также для осмотра и поверки береговых батарей и укреплений, возведенных в крепостях Кюмель-городе, Фридрихсгаме, Свеаборге и городах Або, Тавастгусте и Таммерфорсе. В этой командировке великий князь пробыл более двух недель и своими указаниями, энергией и нравственной поддержкой существенно способствовал успеху производившихся работ, за что был 16-го июня удостоен особого Монаршего благоволения. Находясь при войсках, охранявших прибережье Петербургской губернии, в составе промежуточного к Нарве отряда, великий князь 3-го июля был вторично командирован для выбора и укрепления позиции у деревни Бронной на случай высадки в этом месте неприятеля. За успешное укрепление этой позиции великому князю была объявлена искренняя признательность Государя, давшего вскоре за тем великому князю новое поручение - восстановить шхерные батареи близ Выборга, поврежденные неприятельским флотом у Транзунда 1-го июля 1855 года.

В течение весны и лета этого года великий князь был назначен шефом 6-го саперного батальона (17-го апреля), 2 батальона стрелкового полка Императорской фамилии и 22-го июня 1855 года л.-гв. Конно-пионерного эскадрона, впоследствии упраздненного.

Осенью 1855 года великий князь был командирован на юг для приведения в оборонительное положение города Николаева и 1-гo сентября вместе с великим князем Константином Николаевичем отбыл туда через Москву, Тулу, Орел, Курск, Харьков, Полтаву и Кременчуг. Будучи назначен заведующим инженерной частью работ, великий князь проявил много энергии, работая с самого раннего утра и производя постоянные смотры земляных работ для укрепления подступов к Николаеву. Из Николаева великий князь отбыл 26 октября в Крым, где ему было поручено Государем инспектирование передовых войск и отрядов. Возвратившись затем в Николаев, великий князь закончил свои занятия и 6 ноября отправился в Царское Село, но уже 15-го ноября был командирован для общего руководительства всеми работами по усилению Кронштадтского рейда, укреплению северного фарватера и заграждению подступов к рейду со стороны южного и северного фарватеров. В этой командировке великий князь находился до самого заключения мира, последовавшего 9 марта 1856 г.

Усовершенствовавшись в течение севастопольской кампании в инженерном деле, великий князь Николай Николаевич еще более полюбил его и 25-го января 1856 года вступил в исполнение прямых своих обязанностей по званию генерал-инспектора по инженерной части. 25-го января он был назначен генерал-адъютантом к Его Величеству с оставлением командиром 1-ой бригады 1-ой гвардейской легкой кавалерийской дивизии и шефом Александрийского Гусарского полка, которому повелено было именоваться Гусарским имени Его Высочества полком. Кроме того, 3-й роте л.-гв. Саперного батальона повелено было именоваться ротой Его Высочества. Отличиями этими император Александр II отметил день бракосочетания великого князя Николая Николаевича с принцессой Ольденбургской Александрой Петровной. Вскоре после того (19-го марта) был заключен Парижский мир, и великий князь получил возможность несколько отдохнуть от тревог военного времени. 26-го августа 1856 года по случаю коронования Императора Александра II великий князь был произведен в генерал-лейтенанты и назначен почетным президентом Николаевской Инженерной академии и начальником 1-ой легкой гвардейской кавалерийской дивизии, в следующем году переименованной во 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию. 4-го сентября того же года он принимал участие в состязании офицеров в стрельбе в цель на 400 шагов и получил приз 2-го разряда за отличную стрельбу (стрелковое ружье 6-линейного калибра с вензелем Его Величества и особой надписью). 1-го октября состоялся приказ о зачислении великого князя Николая Николаевича в списки л.-гв. стрелкового Императорской фамилии батальона с назначением его шефом 3-й роты этого батальона. В тот же день он был назначен членом Высочайше учрежденной Комиссии для улучшений по военной части. 6-го ноября у великого князя родился сын Николай, а 27-го ноября последовало Высочайшее повеление о том, чтобы великий князь отец именовался Николаем Николаевичем Старшим.

В 1857 году начались работы великого князя в области реформирования нашей кавалерии: будучи назначен в этом году членом Комитета о способе ремонтирования ее, великий князь очень заинтересовался кавалерийским делом и на этом специальном поприще несколько лет работал под руководством многоопытного генерал-адъютанта Р. Е. Гринвальда. с которым, однако, вскоре стал расходиться во мнениях.

26 августа 1858 года великий князь был назначен шефом 1-го Кавказского саперного батальона, а 12-го апреля следующего года ему было поручено командование гвардейским кавалерийским корпусом, командиром которого он был утвержден 22 июля 1860 года. 30 августа того же года великий князь был произведен в инженер-генералы с оставлением во всех занимаемых должностях и званиях. В этом же году и в следующем великий князь был дважды командирован за границу: в первый раз - в Берлин для присутствования при погребении тела короля Фридриха Вильгельма ІV, а во второй раз - в Кенигсберг и Берлин на коронование короля Вильгельма I.

В 1861 году, с апреля по июль, великому князю было Высочайше повелено командовать отдельным гвардейским корпусом, и с того же года он стал принимать действительное участие в заседаниях Совета Министров и Государственного Совета. 30 августа 1862 г. великий князь был назначен командиром отдельного гвардейского корпуса с зачислением в л.-гв. Конный полк и в октябре того же года на открытии памятника тысячелетия России в Новгороде командовал отрядом гвардейских войск, присутствовавших на этом торжестве, а в декабре был назначен председателем специального комитета по устройству и образованию войск. В 1863-м году, в день Нового года, великий князь удостоился награждения орденом св. Владимира 1-й степени и 23-го января был зачислен в списки кондукторской роты Николаевского инженерного училища. 1864 год внес много перемен в жизнь и деятельность великого князя: в этом году были учреждены военные округа, и по упразднении звания командира отдельного гвардейского корпуса великий князь был назначен 10 августа командующим войсками гвардии и петербургского военного округа, 15-го августа генерал-инспектором кавалерии с оставлением во всех прочих должностях, а 18-го августа - членом Комитета о раненых.

Получив от Государя и военного министра, генерал-адъютанта Д. А. Милютина, полную самостоятельность в деле управления войсками гвардии и петербургского военного округа, великий князь стал с необыкновенным рвением проводить в жизнь те начала, в выработке которых принимал личное участие в Комитете по устройству и образованию войск и в необходимости которых убедил его личный опыт во время Севастопольской кампании. Вместо прежних линейных учений с шаблонными упражнениями по уставу начались более частые маневрирования малых и больших отрядов разных родов оружия, учения с боевыми патронами, появился обозначенный противник. Требования в духе хорошей боевой подготовки стали предъявляться не только к кавалерии, во главе которой стоял великий князь, но благодаря его влиянию они коснулись и пехоты и артиллерии, в особенности относительно производства стрельбы.

Внимательно вникая во все подробности службы офицера и солдата, которую сам знал прекрасно, великий князь предъявлял всегда самые строгие служебные требования к своим подчиненным. Вместе с тем он придерживался взгляда, что всякое занятие приносит пользу только тогда, если ведется оживленно и не утомляет людей, и потому избегал слишком продолжительных учений и никогда не делал смотров в дурную погоду. Маневры составляли исключение. В то же время великий князь обращал самое серьезное внимание на хозяйственную часть войск, строго преследуя всякие злоупотребления. Он лично производил инспекторские смотры, происходившие обыкновенно в Михайловском манеже и продолжавшиеся очень долго, хотя и не утомлявшие офицеров и солдат благодаря умению великого князя и в это скучное дело вносить веселое настроение. Особенно энергично работал великий князь летом в Красносельском лагере, где он ежедневно, с раннего утра, проявлял неутомимую деятельность, объезжая части и присутствуя лично при учениях, стрельбе и т. п.

30 августа 1867 года великий князь Николай Николаевич был назначен главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа и в этой должности пробыл до конца 1876 года, все время проявляя неусыпную деятельность и особенную заботливость о благосостоянии и образовании войск и без замедления применяя во всех родах оружия практические указания происходивших в этот период времени европейских войн. Особенно много потрудился великий князь также над составлением нового устава, который, по словам Высочайшего рескрипта, данного великому князю в 1868 году, только при особой неутомимой деятельности великого князя мог быть составлен в такое непродолжительное время. Близкое участие принимал великий князь также в разрешении вопроса о перевооружении армии и о введении всеобщей воинской повинности.

Придерживаясь взгляда, что "летние сборы должны иметь целью применение к действительной боевой службе всех зимних и весенних занятий", великий князь тщательно следил за тем, чтобы занятия эти производились как можно лучше и, приезжая в Михайловский манеж в часы, назначенные частям пехоты и артиллерии для строевых учений и гимнастики, оставался только наблюдателем, требуя, чтобы части занимались назначенным им по приказу делом, и начальники вели занятия по своему личному усмотрению. Благодаря такому способу проверки великий князь не только видел черновую работу войск, но и близко узнавал непосредственных исполнителей этой работы, их способности и служебные качества. Великий князь нередко вызывал целые части и даже бригады по тревоге, производил им учения и заканчивал их разбором. Внезапно вызывались войска, расположенные не только в Петербурге и его ближайших окрестностях, но и в других городах округа, причем некоторым частям приходилось иногда зимой делать по занесенным снегом дорогам по нескольку десятков верст, чем проверялась боевая готовность и выносливость войск. Настойчиво напоминал великий князь о необходимости привлечения младших офицеров к деятельному участию в занятиях с нижними чинами, подчеркивал необходимость развития одиночных людей в занятиях полевой службой и в соответствии с этим взглядом предписывал обращать внимание на занятия грамотой, на чтение книг нижними чинами и т. п.

Кроме занятий по должности главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, великий князь уделял много времени и инспектированию инженерных войск, для чего совершал поездки по Империи, продолжавшиеся по 2 месяца и более. Однако не инженерные войска, по управлению которыми великий князь имел талантливого помощника в лице генерал-адъютанта Тотлебена, отнимали у него больше всего времени: предметом особенных забот его была кавалерия, к которой в то время стали предъявляться новые боевые требования; инспектируя кавалерийские части, великий князь уделял значительное внимание кадрам кавалерийского запаса, а также конским заводам. Он входил во все детали любимого им кавалерийского дела и руководил им в полной мере.

В 1872 году великий князь совершил большое путешествие по Востоку и Святой земле, причем посетил Константинополь и Иерусалим. Во время этого путешествия ему удалось видеть турецкие войска, представившиеся по повелению султана Абдул-Азиса под командой его сына Юсуф-Иззедин-эффенди, и, благодаря своему правильному военному взгляду, великий князь сумел даже по мимолетным встречам с турками оценить их силы и военные качества.

20 апреля 1875 г. великий князь был зачислен в л.-гв. Казачий Его Величества полк, а 11-го июля того же года в сословие Донского Казачьего войска во вновь образовавшуюся тогда станицу на урочище Карачеплак, наименованную в честь Его Высочества "Великокняжеской". В том же году (27-го апреля) великий князь был командирован для осмотра резервных артиллерийских бригад и государственных конских заводов.

В августе 1876 года великий князь был командирован в Варшаву, в окрестностях которой должны были происходить маневры в Высочайшем присутствии. Здесь он заболел и с трудом руководил маневрами, по окончании которых не был в состоянии даже выехать в Германию, куда приглашал его император Вильгельм для присутствования на маневрах под Берлином, и к 4 октября возвратился в Петербург. В это время отношения Турции и России, вступившейся за угнетаемые Турцией славянские народности, крайне обострились. Хотя война Турции против Сербии и Черногории временно прекратилась, и разрешение спора их между собой было передано конференции держав, однако, Император Александр II, желая добиться прочной защиты славян, решил мобилизовать войска Киевского, Одесского и Харьковского военных округов и сформировать действующую армию. Последн

Еще в энциклопедиях