Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Христианство





ХРИСТИÁНСТВО (от греч. Χριστός, букв. – помазанник) – одна из т. н. мировых религий (наряду с "буддизмом" и "исламом"). X. распространено в странах Европы, Америки, Австралии, а также, в результате активной миссионерской деятельности, – в Африке, на Бл. Востоке и в известной мере в ряде районов Д. Востока. Точные данные о численности последователей X. отсутствуют; согласно офиц. церк. статистике (обычно завышающей число приверженцев), X. исповедуют ок. 920 млн. чел. (70-е гг. 20 в.). X. во все периоды своей истории (вплоть до наших дней) неизменно предстает в виде соперничающих между собой направлений. Общим признаком, объединяющим все христ. вероисповедания, церкви, толки, секты, является лишь вера в "Иисуса Христа", хотя и здесь между ними существуют разногласия [напр., согласно вероучению большинства христ. церквей, Христу присуща и божественная, и человеческая природа; согласно версии др. христ. церквей (армяно-григорианской, коптской), Христос имеет лишь божественную природу]. X. распадается на 3 осн. ветви: "католицизм" (прибл. 550 млн. последователей; особенно распространен в Италии, Испании, Португалии, Франции, Бельгии, Австрии, в лат.-амер. странах; в социалистич. странах среди верующей части населения католики преобладают в Польше, Венгрии, Чехословакии, на Кубе), православие [ок. 140 млн. последователей; существуют 14 православных "автокефальных церквей" (см. "Православная церковь") и секты, отколовшиеся от православной церкви,– старообрядцы, хлысты, духоборы, молокане и др.], "протестантизм" [ок. 225 млн. последователей; включает 3 осн. течения ("лютеранство", "кальвинизм", англиканство) и большое число сект, из к-рых многие превратились в самостоятельные церкви, – "баптисты", "методисты", "адвентисты" и др.; распространен в Англии, Швейцарии, ФРГ, Нидерландах, Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании, Исландии, США, Канаде, Австралии, а также в ГДР, СССР и др.]. Кроме того, X. имеет и ряд более мелких ответвлений (монофизитство, несторианство и др.).

Согласно церк. версии, X. возникло в Палестине в результате проповеди Иисуса Христа, сошедшего на землю в образе человека и пострадавшего ради избавления людей от "первородного греха". Наука опровергла эту богословскую схему, установив идеологич. и социально-политич. предпосылки возникновения X., выявив историю становления и развития X., определила сущность X., пути преодоления христ. иллюзий.

X. возникло во 2-й пол. 1 в. н. э. в восточных провинциях Римской империи в условиях резкого обострения социальных противоречий. Тяжелый социальный и политич. гнет, крайнее бесправие вызывали массовые восстания рабов, свободной бедноты, покоренных народов. После подавления Римом нар. движений нач. 1 в. н. э. широкое распространение получили настроения депрессии, отчаяния, бессильной ненависти к угнетателям. Незрелость, слабость движения масс обусловили широкое распространение религ. фантастики. Бунтарские идеи проступали в сумбуре видений, пророчеств, в сознании угнетенных возникла надежда на сверхъестественное избавление. Выход был найден, как писал Ф. Энгельс, в области религии; появившееся X. создало небо и ад, обещая "страждущим" после смерти вечный рай (Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 22, с. 483). Существовавшие в то время религии не могли удовлетворить неоднородную массу обездоленных огромной Рим. империи. Эти религии отличались этнич. ограниченностью. X. явилось новой, универсальной религией, впервые обратившейся ко всем "страждущим" независимо от того, к какой народности Рим. империи они принадлежали, ко всем социальным слоям, в т. ч. и к рабам. X. провозгласило абстрактное равенство всех людей (в виде равенства их перед богом), обещая им избавление от всех бед (в потустороннем мире).

X. сложилось преим. на основе иудейских радикальных сект, течений – "зелотов", "ессеев" (социальные отношения, быт, идеологию одной из общин ессейского толка вскрывают "кумранские находки") и др. Они явились промежуточными звеньями между иудаизмом и ранним X. В формировании христ. вероучения сыграли большую роль греко-рим. философия, религии Востока (егип., иран. и даже инд. традиции и верования). "Отцом христианства" Ф. Энгельс называл иудейского философа Филона Александрийского (1 в. н. э.): X. почерпнуло его идеи о божеств. логосе – посреднике между богом и людьми, мессии, спасителе рода человеческого. Важный идейный источник X. – философия римского стоика "Сенеки" (1 в. н. э.), высказывавшего мысли о бренности земного существования и потустороннем воздаянии, о равенстве всех людей, в т. ч. и рабов, перед роком. Христ. мифология складывалась под большим влиянием вост. культов (напр., культа "Исиды" и "Осириса", умирающего и воскресающего бога, культа "Митры" и др.). X. полностью включило в свое вероучение Ветхий завет.

X. возникло как религ. протест рабов, угнетенных слоев против существовавших порядков, против рабовладельч. гос-ва. Важнейшим отличием нарождавшегося X. от др. религий древности был полный отказ от этнич. и социальных перегородок в вопросах веры, от жертвоприношений, к.-л. обрядности. Успеху X. способствовало его учение о бессмертии души и загробном воздаянии. Объясняя всеобщую моральную и материальную нищету внутр. испорченностью, греховностью каждого отд. человека, X. провозглашало духовное спасение всех людей через веру в искупительную жертву божественного спасителя как гарантию избавления людей от греха. Таким образом находилась форма "...внутреннего спасения от испорченного мира, утешения в сознании, к чему все так страстно стремились" (Энгельс Ф., там же, т. 19, с. 314).

Первые общины, признавшие нового бога-спасителя Христа, появились в М. Азии (Эфесе, Смирне, Пергаме, Тиатире, Сардах, Лаодикее) и в егип. Александрии (нек-рые исследователи считают, что впервые христ. общины возникли в Палестине). Их члены вербовались из социальных низов. Раннее X. представляло собой "...религию рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покоренных или рассеянных Римом народов" (Энгельс Ф., там же, т. 22, с. 467). Общины отличались простотой организации, отсутствием клира. Во главе общин стояли старейшины – пресвитеры и пророчествовавшие проповедники; члены общин устраивали совместные трапезы, собрания, на к-рых произносились проповеди. Не было еще упорядоченного культа и до нач. 2 в. не выработалось единого вероучения. Для раннего X. характерно разнообразие кружков, течений, между к-рыми не было согласия по ряду важнейших вопросов вероучения. Но объединяла первые христ. общины бессильная ненависть к Риму и страстная надежда на его скорое падение, избавление от его ига и установление на земле "царства божьего" во главе с Христом. Этой верой проникнут древнейший из дошедших до нас памятников христ. лит-ры – "Апокалипсис" (2-я пол. 1 в.), источник, позволяющий в значит. мере определить характер первоначального X. Из Апокалипсиса явствует, что христ. мифология, догматы и культ к этому времени еще не сложились; в нем Христос – не богочеловек, а космич. существо (отсутствуют рассказы о его земной жизни и страданиях); нет и намека на "таинства", даже на крещение; нет упоминания о к.-л. церк. организации. Апокалипсис, отразивший гл. обр. недовольство и бунтарские настроения израильского народа, угнетенного Рим. гос-вом, вместе с тем свидетельствует о наличии в X. этого периода и иного течения: в этом произведении, хотя и менее ярко чем дух сопротивления, выражена также идея долготерпения и смирения, призыв к пассивному ожиданию развязки борьбы божественных сил с антихристом и наступления "тысячелетнего царства". В процессе эволюции X., изменения социального состава общин бунтарские настроения в X. постепенно отходили на второй план (что в конечном итоге обусловливалось политич. слабостью движения масс). Во 2 в. возобладало течение, призывавшее трудящихся безропотно "нести свой крест", уповая на сверхъестеств. избавление, на "божью волю". В вероучении все больше подчеркивалось страдание бога-спасителя, его культ стал по существу обожествлением человеческого страдания, смирения и терпения. Со временем страдание стало выступать в X. в качестве необходимого условия для достижения блаженства в "загробном мире" ("...многими скорбями надлежит нам войти в царствие божие", – Деяния, XIV, 22).

Победа течения, призывавшего к примирению с существующими порядками, знаменовала новый этап развития раннего X. "Второе пришествие" Христа отодвигалось на неопределенное будущее. Этот этап развития X. можно проследить по т. н. "Посланиям апостола Павла" (кон. 1 – 1-я пол. 2 вв.). В них подчеркивается, что всякая земная власть установлена богом и ей необходимо подчиняться; дети должны повиноваться родителям, жены – мужьям, а рабы должны смиренно повиноваться господам "...со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу" (Послание к эфесянам, VI, 5). В посланиях выражена тенденция радикального разрыва с иудаизмом (впервые здесь формулировалось обвинение иудеев в убиении Христа – см. Первое послание к фессалоникийцам, II, 15), сопровождавшегося формированием чисто христ. идеологии. Облик Иисуса Христа стал приобретать человеческие черты (но в посланиях еще нет подробностей о его земной жизни). X. предстает как более или менее сложившаяся религия (со своей догматикой, символом веры и обрядностью) в сочинениях первого христ. "апологета" Юстина (ок. 150), где жизнеописание Христа во многом совпадает с евангельскими повествованиями. Юстин уже подробно описывал различные христ. таинства, формулировал, хотя и в неразвернутом виде, символ веры. В завершенном виде жизнеописания Христа предстают в "евангелиях". 4 из них (от Матфея, Марка, Луки, Иоанна), признанные складывавшейся христ. церковью "богодухновенными", были включены ею в "Новый завет" и явились осн. священными книгами X. Канонизация новозаветных евангелий во 2-й пол. 4 в. свидетельствовала о завершении процесса мифотворчества, создания легенды о богочеловеке, о сыне божьем, претерпевшем смертные муки ради искупления грехов рода человеческого. Разительные противоречия, имеющиеся между этими евангелиями (написанными в 1-й пол. 2 в.) и внутри каждого из них, не только в изложении фактов, но и в самом смысле проповеди (напр., в Евангелии от Матфея Христос говорит: "блаженны миротворцы", V, 9, а в др. месте того же евангелия – "не мир пришел я принести, но меч", X, 34) отражали разные этапы в развитии идеологии X. и все еще сохранявшееся в нем различие течений. В евангелиях наиболее четко из всех писаний Нового завета выражено учение о непротивлении злу ("...не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую", – Матф., V, 39) и загробном воздаянии блаженством за земные страдания. Проповедь грядущего царства в евангелиях теряет свою прежнюю антирим. направленность, звучит призыв к примирению с власть придержащими, с "языч." императорской властью (в уста Христу вложено изречение: "...отдавайте кесарево кесарю, а божие богу", – Матф., XXII, 21). Со временем это облегчило эксплуататорским классам использование X. в своих целях.

Изменения в христ. идеологии во 2–3 вв. были тесно связаны с изменением первонач. состава христ. общин. Кризис рабовладельч. способа произ-ва все более сказывался и на состоятельных слоях общества. В христ. общины в большом числе стали вступать и богатые люди. Если на протяжении первого столетия существования христ. общин все их члены считались равными, отсутствовал особый аппарат управления, то с сер. 2 в. идет усложнение организации. Состоятельные христиане, жертвовавшие в общинные кассы часть своих средств, приобретали значит. влияние; б. ч. они занимали созданные в сер. 2 в. должности епископов и дьяконов, ведавших общинным имуществом, хоз. делами общины. Постепенно в руках епископов (сначала избиравшихся, а затем назначавшихся) сосредоточилось управление христ. общинами; от прежнего демократич. принципа не осталось и следа, возник монархич. епископат. Епископы, дьяконы все больше обособлялись. Для обоснования их привилегированного положения было разработано учение об особой "благодати", ниспосланной богом этим должностным лицам, дающей им исключит. право совершать религ. обряды, быть наставниками остальных членов общины, декретировать принципы вероучения. Так образовалась церк. организация, разделенная на клир (духовенство) и мирян. Начал складываться институт "монашества". Укрепление связей между отд. общинами способствовало процессу образования единой христ. церкви, управляемой епископами. Складывавшаяся церковь все решительнее отказывалась от демократич. тенденций первонач. X. и стремилась сначала к компромиссу с языч. императорской властью, а затем и к прямому союзу с рабовладельч. гос-вом, что вызывало протест значит. части христиан и способствовало возникновению ересей (эбионитов, новатиан, "монтанистов" и др.). Еретики, как правило, защищали принципы первоначальных христ. общин. Наиболее опасным врагом церкви были монтанисты, выступавшие против клира, засилья епископов.

С формированием церк. организации все более разрабатывались и усложнялись культ, мифология и догматика X. Для выработки единого вероучения была начата канонизация определенных христ. писаний. При включении в Новый завет произведений проявилось стремление отвергнуть сочинения, отражавшие демократич. тенденции первонач. X., бунтарские настроения. В вероучении стала проводиться мысль, что блаженства могут достигнуть не только бедные (как это часто подчеркивалось на раннем этапе развития X.), а все верующие в Христа, выполняющие церк. обряды, подчиняющиеся церк. дисциплине, проявляющие смирение и терпение. Первонач. общинные собрания, ужины-вечери превращались в богослужения. Обряды все более усложнялись, впитывая в себя культовые действия религий древнего мира, в первую очередь культов страдающих, умирающих и воскресающих богов Др. Востока (Осириса, "Адониса" и др.), а также митраизма, иудаизма и др. Т. о. вырабатывались осн. христ. таинства, праздники, богослужение, выполняемые клиром и сохраняемые до наших дней.

Складывавшаяся христ. церковь стала представлять собой значит. политич. силу. Рим. императоры, рассматривая христ. церковь как возможную политич. соперницу, в условиях обострившейся классовой борьбы в период кризиса 3 в. жестоко преследовали X., приравнивая к политич. неблагонадежности отказ массы христиан от жертвоприношений в честь рим. богов (гонения на христиан во 2-й пол. 3 – нач. 4 вв. при имп. "Деции", Валериане, "Диоклетиане"). Однако, распознав сущность идеологии, характер и значение деятельности христ. церкви, имп. власть решила утилизировать христ. организацию для обеспечения покорности нар. масс. Церковь использовалась в 4 в. также в борьбе за императорский престол. Один из претендентов на престол – Константин, стремясь привлечь на свою сторону христ. церковь, обещал установить равноправие X. с др. религиями. Придя к власти и оставаясь "язычником", Константин I объявил X. официально дозволенной религией (по договоренности с ним был издан "Лицинием" Миланский эдикт 313 о свободном исповедании X.). В 325 император созвал первый Вселенский собор из представителей церк. верхов ("Никейский собор"). На соборе был принят ""символ веры"" [переработан во 2-й пол. 4 в.; "символ веры" прежде всего провозгласил веру в "триединого бога": бога-отца (сотворившего мир), бога-сына (сошедшего на землю, распятого, воскресшего и вознесшегося на небо, чтобы вторично придти на землю судить всех живых и умерших) и духа святого], оформлен союз между императорской властью и церковью и император признан главой церкви. Имп. "Феодосий" I [379–95] издал указ о закрытии всех языч. храмов. Так X. из гонимой религии превратилось в государственную, освятив все те социальные порядки, к-рые вызывали возмущение и ненависть у первых христиан. "...Христиане, получив положение государственной религии, "забыли" о "наивностях" первоначального христианства с его демократически-революционным духом" [Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 33, с. 43 (т. 25, с. 392)]. Христ. церковь вела ожесточенную борьбу не только с язычеством, но и с инакомыслящими внутри X. (были осуждены ереси: "докетизм", монтанизм, ересь "агонистиков", "арианство", затем "манихейство"). Успеху X. в борьбе с языч. религиями способствовали культовые заимствования из них, особенно в 4 в. В христ. культе распространилось почитание святых, мучеников, ангелов, "священных предметов". Многочисл. полубоги являлись б. ч. преемниками богов древних религий. В 6 в. христ. церковь ввела новую эру летосчисления – от "рождества Христова" (условно 1-й год н. э.; в большинстве европ. стран это летосчисление было принято лишь в 16 в.).

Особенности ист. развития зап. и вост. частей Рим. империи привели к расхождениям между христ. церквами Запада и Востока, особенно усилившимся после разделения в 395 Рим. империи на 2 гос-ва. Рим. епископы (с 5 в. – "папы") претендовали на главенствующее положение в христ. мире (см. "Папство"). В Вост. Рим. империи (Византии) им противостояли константинопольские патриархи. Соперничество между этими церк. орг-циями было источником споров по вопросам догматики и культа. Разделение христ. церкви на католическую (западную) и православную (восточную) произошло в 1054, окончательно – в начале 13 в.

Отличие католицизма от православия заключается в значит. мере во введении им в догматику, культ, церк. орг-цию новшеств, не принятых православной церковью [добавление к "символу веры" filioque (об похождении святого духа не только от бога-отца, но и "от сына"), идея чистилища, учение о "сокровищнице преизбыточествующей благодати" и как следствие – признание возможности индульгенции, резкое разграничение между мирянами и клиром (для католич. духовенства был установлен целибат, причащение вином и хлебом, в то время как миряне могли причащаться только хлебом, и др.)]. Церк. организация в католицизме централизована, построена по строго иерархич. принципу. Во главе католич. церкви стоит папа римский. Осн. догматич. особенность католицизма – признание верховной власти и непогрешимости папы, рассматриваемого в качестве наместника Христа на земле. Церк. организация православной церкви, складывавшаяся в условиях централизованного Византийского гос-ва с деспотич. властью императора, не приобрела столь иерархич. и монархич. характера и была подчинена верховной власти визант. императора [с падением Византийской империи на ее территории и в соседних с ней государствах возникли православные автокефальные (самостоятельные, независимые друг от друга) церкви]. На Руси X. было принято в 10 в.

Однако социальная роль обоих направлений X. в эпоху феодализма была общей: оба они служили укреплению феод. строя, религ. средствами санкционировали и освящали феод. способ бытия. Экономич. базой и той и другой церквей являлось крупное церковное (особенно монастырское) феод. землевладение. В эпоху феодализма в европ. гос-вах X. стало господствующей идеологией. В ср. века монополия на систему воспитания, образования сосредоточилась в руках христ. церкви. Наука была скована теологич. ограничениями, философия стала служанкой богословия; христ. церковь преследовала малейшие проявления свободомыслия. Ср.-век. движения против феод. строя, оппозиция крестьян, плебейства, бюргерства в первую очередь выливались в протест против христ. церкви, освящавшей этот строй, принимали чаще всего форму "ересей" ("павликиане", "богомильство", "катары", "вальденсы", стригольники и др.). Наибольшего размаха антифеод. движение в форме борьбы против католич. церкви достигло в период "Реформации". В 16 в. в результате Реформации от католицизма отпал ряд церквей, образовавшихся в Англии, Дании, Швеции, Норвегии, Голландии, частично Германии, Швейцарии и др.; оформилась третья (наряду с католицизмом и православием) осн. ветвь X. – протестантизм. Протестантизм явился религией, отражавшей интересы буржуазии, выступавшей против феод. церкви. Протестантские разновидности X. (лютеранство, кальвинизм, англиканская церковь и др.) связаны общностью существенных особенностей вероучения, к-рое пронизано идеей непосредственной связи человека с богом без помощи церкви и спасения человека "личной верой", а не благодаря посредству церкви; соответственно у протестантов упрощен, удешевлен религ. культ, сокращено число таинств, они не поклоняются святым, не признают ангелов, нет монашества, целибата. "Священное предание" не признается "божественным откровением". Протестантизм был знаменем первых буржуазных революций и в тот период играл относительно прогрессивную роль. После английской революции 17 в., выступавшей еще под знаменем протестантизма, последний утрачивает исторически прогрессивный характер. Протестантские церкви, возникшие в период Реформации, превращаются в типично буржуазные церкви.

Исторически связанные с феодализмом католицизм и православие со 2-й пол. 19 в. стали приспосабливаться к условиям капиталистич. общества и превратились в опору буржуазии. Христ. церкви стали проповедовать святость капиталистич. частной собственности, распространению социалистич. идей противопоставлять идею классового мира, гармонии интересов работодателей и работников. Яркий пример политики христ. церкви в условиях бурж. гос-ва – энциклика папы "Льва" XIII "Rerum Novarum" (1891), оправдывающая и защищающая капиталистич. строй. В своей деятельности христ. церкви широко используют социальную демагогию, пропагандируя представление о X. как выразителе и защитнике общечеловеческих интересов, выдвигая идею о возможности "христианизации" капитализма и его оздоровлении, чему все еще верят политически отсталые слои трудящихся капиталистич. стран – часть пролетариата, мелкая буржуазия и др. В кон. 19 в. в связи с борьбой империалистич. держав за раздел мира усилилась миссионерская деятельность христ. церквей (см. "Миссионерство"). Во мн. странах были созданы "христианские профсоюзы" (начали создаваться еще в 70-х гг. 19 в.), партии, молодежные и др. массовые орг-ции на конфессиональной основе в целях раскола классовых орг-ций трудящихся и пропаганды реакц. идеи сотрудничества классов. Руководство этих орг-ций препятствовало развертыванию революционной борьбы пролетариата, враждебно относилось к любым проявлениям революционной активности народа, всемерно поддерживало реакционные режимы в различных странах.

Христ. церковники с ненавистью встретили победу Великой Окт. социалистич. революции в России, деятельно помогая внутр. и междунар. реакции в ее попытках реставрировать капитализм. Реакц. руководители христ. церкви ведут систематическую идеологич. и политич. борьбу против социалистич. стран, коммунистич. движения, фальсифицируя его задачи и идеалы, изображая коммунизм как греховное учение, отвергающее будто бы высшие духовные ценности, враждебное человеку и цивилизации. В 1949 и 1959 Ватиканом были изданы декреты, отлучающие от церкви католиков, сочувствующих компартиям и к.-л. образом с ними сотрудничающих. Новое соотношение сил в мире после 2-й мировой войны, упрочение мировой системы социализма, рост нац.-освободит. движения вызвали нек-рое изменение курса христ. церквей не только в социалистич. странах (где они были вынуждены под воздействием масс верующих, а также представителей низшего духовенства занять лояльную позицию по отношению к гос. строю), но и в капиталистич. гос-вах. Совр. эпоха накладывает отпечаток на все христ. направления и их институты. В бурж. странах, несмотря на стремление правящих кругов всемерно использовать X. во всех сферах духовной и обществ. жизни, наблюдается ослабление традиц. воздействия X. на верующих. Обесценение X. происходит под влиянием науч. и социального прогресса. Позиции X. подтачиваются в связи с ростом демократич. и социалистич. движений, участием в них верующих, все более осознающих, что для достижения социальной справедливости и прочного мира нужны организованные действия самих трудящихся. Уменьшается число людей, склонных передоверять свою судьбу некоему потустороннему спасителю и его земным служителям. Никогда еще со времени возникновения X. столь отчетливо не проявлялась противоположность между интересами народа и христ. вероучением. Выступления рабочего класса, всех трудящихся в защиту своих насущных интересов не только не "санкционируются" церковью, но находятся в прямом противоречии с ее социальной доктриной, политич. теориями и практикой. Отсюда неизбежный разрыв с традиц. установками церкви. Совр. кризис X. имеет разл. проявления: рост безбожия, антиклерикализма и свободомыслия среди различных слоев населения и прежде всего рабочего класса. Он выражается также в стремлении верующих, все еще остающихся под влиянием церкви, произвести переоценку как своих религ. представлений, так и всей практики и политики церкви, чтобы они явно не противоречили духу современности, насущным интересам народа.

Изменения наблюдаются как в сфере "массового" религ. сознания, так и в офиц. толкованиях традиц. христ. догматики. Во внутр. трансформации структуры веры, в новом толковании осн. догматич. установлений X. главным скорее всего является новое соотношение между трансцендентным и земными ценностями. Т. н. детеологизация религ. категорий выражается в первую очередь в том, что верующий все более руководствуется реальными светскими целями, критериями обществ. потребности. Обесценение религ. категорий, идеи сверхъестественного, распространение "теологич. практицизма" приводят к тому, что в X. хотят видеть лишь одно подсобное средство разрешения насущных житейских вопросов. "Девальвация" божественного ореола X. в сознании масс верующих порождает и иной подход к его служителям. Верующие хотят видеть их демократичными, озабоченными земными делами, помогающими в борьбе с сильными мира сего. Так, в отношения "паства – пастыри – всевышний" вносятся существ. коррективы.

Эти настроения, поворот в сознании верующих вынуждают деятелей X. приспосабливать церковь к совр. эпохе, модернизировать ее идеологию, культ, организацию, миссионерскую деятельность. Вырабатывается новое отношение к рабочему и нац.-освободит. движению, коммунизму и атеизму, к совр. науч. и технич. прогрессу, филос. знанию, к светской власти, в т. ч. к бурж. гос-ву, к др. христ. и нехрист. церквам и т. д. В среде христ. духовенства различных направлений все больше выделяются деятели, группировки, к-рые стремятся максимально учесть новую обстановку. При этом, однако, в бурж. странах большинство христ. церковников продолжает защищать устои капитализма. Новые, лояльные позиции по отношению к социализму заняли христ. церкви в социалистич. странах. В капиталистич. странах есть немало священнослужителей, деятелей левых религ. течений, к-рые искренне считают, что исповедуемое ими вероучение является стимулом для обеспечения "социального благоденствия". Они отстаивают антиимпериалистич. позиции в междунар. отношениях, выступают в защиту интересов трудящихся, за социальные преобразования. Без учета этих различных религ.-политич. направлений, без конкретного анализа противоречий между ними нельзя составить правильное представление о политике современного X. Что касается внутрицерковной орг-ции, догматики, то в этой области происходит процесс, к-рый в свое время В. И. Ленин образно назвал "подновлением" и "подчищением" религии [см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 45, с. 27 (т. 33, с. 205)]. Совр. "подчистка" заключается в попытке лучше приспособить к духу эпохи религ. доктрину и организацию, чтобы они не слишком противоречили светскому умонастроению, материалистич. взглядам совр. человека, добиться макс. мобильности всех отрядов церкви, "демократизировать" сложный христ. культ. "Подчистка" X. проявляется и в стремлении отмежевать "идеальное христианство" от "исторического христианства", скомпрометированного тесной связью с сильными мира сего; избежать позорной роли, в к-рой X. предстает перед народами освобождающихся стран Азии и Африки как пособник колониализма и неоколониализма. Более изощренной становится социальная демагогия. Высказываются требования продемонстрировать свою "близость" к простым людям, ограничив роскошь храмов, отказавшись от традиц. помпезности культовых церемоний. Сторонники "либерального" направления под напором достижений совр. науки и ист. прогресса вынуждены выступать за отказ от буквального понимания наиболее нелепых ветхозаветных представлений. Традиц. воинствующий обскурантизм изживает себя. Нек-рые представители христ. интеллигенции высказывают идеи, выходящие в ряде случаев за пределы религ. догмы. Так, новый подход к науч. и культурному прогрессу наблюдается в оптимистической и эволюционистской системе франц. теолога П. Тейяра де Шардена (1881–1955), к-рая расширяет свои позиции в совр. католич. философии (Тейяр де Шарден догматич. ср.-век. представления, не соответствующие психич. и умственному складу совр. человека, пытался заменить религ. принципами, к-рые не противоречили бы гуманистич. идеям и данным науки). В несоциалистич. странах в содержании социальной философии X. все большее отражение получают те вынужденные уступки рабочим, трудящимся, к-рые ныне "признаны" в развитых капиталистич. странах бурж. демократий. Церковь санкционирует то, что достигнуто в напряженных классовых боях трудящихся. Так, в принятой 2-м Ватиканским собором (1962–65) конституции "Церковь в совр. мире" подчеркивается достоинство труда (вопреки библейской трактовке труда как проклятия), говорится о праве трудящихся на объединение, признается законность забастовки как средства защиты прав. Новый этап христ. идеологии, перенимающей и воспроизводящей каноны и идеи совр. бурж. демократии, проявляется также в отрицании, осуждении крупных зем. владений в слаборазвитых странах, феод. латифундий (в период феодализма католицизм, оберегая господствующий строй, резко выступал против капиталистич. методов хозяйствования), в использовании социологич. и экономич. концепций либерального толка, имеющихся в арсенале совр. бурж. социологич. мысли (идеи диффузии собственности, "нар. капитализма", достигаемого путем распространения акций, "индустриального общества" как средства уничтожения социального неравенства, и т. п.). Важное место в деятельности совр. христ. орг-ций занимает политика экуменизма, направленная на смягчение межверо- исповедальных распрей, на сближение разновидностей X. и создание единого фронта против атеизма и материализма (см. "Экуменическое движение"). В идеологич. док-тах различных христ. церквей все чаще можно встретить подчеркивание положит. значения богословского и культового наследия др. разновидностей X. На заседаниях 2-го Ватиканского собора иногда даже цитировался М. Лютер, являвшийся некогда с точки зрения ортодоксального католицизма самым худшим еретиком и богоотступником. 7 дек. 1965 одновременно в Риме и Стамбуле были зачитаны тексты совместного заявления рим.-католич. церкви и константинопольской православной церкви о взаимном отказе от анафемы, к-рой предали друг друга главы этих церквей в 1054. Оживились контакты между различными христ. церквами. Всемирный совет церквей (ВСЦ) объединяет 235 протестантских и православных орг-ций. Состоялись взаимные визиты папы Павла VI и константинопольского патриарха Афинагора (1967), участились поездки папских дипломатов и в др. православные центры, в т. ч. и в Московскую патриархию. Установилось сотрудничество Ватикана с ВСЦ, резиденцию этой орг-ций в Женеве посетил Павел VI (1969). Впервые после Реформации состоялась офиц. поездка в Рим главы англиканской церкви архиепископа Кентерберийского Рамсея (1966); стали практиковаться внутригосударственные встречи католич. и протестантских епископов (в ФРГ такая встреча состоялась в 1966).

Анализ модернизма в совр. X. показывает, что как бы X. ни "обновлялось" с каждой новой фазой ист. развития, оно не изменяет своей сущности как иллюзорной формы общественного сознания. Вместе с тем новые тенденции массовых христ. орг-ций ряда стран подтверждают правильность марксистско-ленинского требования сочетать всестороннее разоблачение идеологии и политики реакц. клерикализма с сотрудничеством с трудящимися-верующими по актуальным социально-политич. вопросам. Возрастает участие верующих-христиан в строительстве нового общества в СССР и в других социалистич. странах, а в капиталистич. мире – в классовой и нац.-освободит. борьбе. Всяким попыткам реакц. сил разжечь религ. вражду, чтобы отвлечь внимание масс от действительно важных и коренных экономич. и политич. вопросов, коммунистич. партии, следуя заветам Ленина, противопоставляют выдержанную и терпеливую, чуждую всякого разжигания второстепенных разногласий проповедь пролет. солидарности и науч. миросозерцания.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., О религии. [Сборник], М., 1955; Ленин В. И., О религии и церкви. [Сборник], М., 1966; Деятели Октября о религии и церкви. [Сборник], М., 1968; Момджян Х. Н., Коммунизм и христианство, М., 1958; Ксянев Ю. В., Противоположность христ. идеологии и научного коммунизма, М., 1961; Шейнман М. М., Христианский социализм, М., 1969; Виппер Р. Ю., Рим и раннее христианство, М., 1954; Ранович А. Б., О раннем христианстве, М., 1959; Ленцман Я. А., Происхождение христианства, 2 изд., М., [1963]; его же, Изучение сов. учеными раннего христианства, в кн.: Вопросы научного атеизма, в. 4, М., 1967; Ковалев С. И., Осн. вопросы происхождения христианства, М.–Л., 1964; Ковалев С. И., Кубланов М. М., Находки в Иудейской пустыне (Открытия в р-не Мертвого моря и вопросы происхождения христианства), 2 изд., М., 1964; Каждан А. П., От Христа к Константину, [М., 1965]; Голубцова Н. И., У истоков христ. церкви, М., 1967; Лившиц Г. М., Происхождение христианства в свете рукописей Мертвого моря, Минск, 1967; Крывелев И. А., Что знает история об Иисусе Христе?, М., 1969; Робертсон А., Происхождение христианства, пер. с англ., М., 1959; Hughes Ph., A history of the church, v. 1–3, L., 1934–47; Walker W., A history of the christian church, N. Y., 1959; Schneider K., Geistesgeschichte des antiken Christentums, Bd 1–2, Münch., 1954; Carrington Ph., The early christian church, v. 1–2, Camb., 1957; Кellу J. N. D., Early christian doctrines, 2 ed., L., 1958; Gilsоn Е., History of christian philosophy in the middle ages, L., 1955; Nichols J. H., History of сhristianity 1650–1950, N. Y., 1956; Girardi J., Marxismo e cristianesimo, Assisi, 1966.

M. П. Мчедлов. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia