Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Покровский М. Н.





ПОКРÓВСКИЙ, Михаил Николаевич [17(29).VIII.1868 – 10.IV.1932] – сов. историк, академик (1929), парт. и гос. деятель. Член Коммунистической партии е 1905. Род. в Москве в семье чиновника. В 1891, по окончании ист.-филологич. ф-та Моск. ун-та, П. – одаренный ученик В. О. "Ключевского" и П. Г. "Виноградова" – был оставлен для подготовки к профессорскому званию сразу по двум кафедрам – рус. и всеобщ. истории. Одновременно вел педагогич. работу в ср. учебных заведениях, с 1895 читал лекции на жен. педагогич. курсах, участвовал в деятельности моск. просветит. орг-ций. Становление историч. взглядов П. происходило под влиянием концепций Ключевского и Виноградова, с одной стороны, и модного тогда в кругах радикальной бурж. интеллигенции ""легального марксизма"" – с другой. Воздействие "легального марксизма" особенно ярко проявилось в первых крупных науч. статьях П., опубл. в 4-томной "Книге для чтения по истории ср. веков" (М., 1896–99), в сб. "Рус. история с древнейших времен до смутного времени" (М., 1898), "Мелкая земская единица" (в. 1, СПБ, б. г.), в к-рых П. выступил с позиций "экономического материализма". Характеризуя позднее 1-й период своей науч. биографии (до 1905), П. писал, что это были годы "...демократических иллюзий и экономического материализма" (см. журн. "Под знаменем марксизма", 1924, № 10–11, с. 210). Постепенный отход от господствовавших в офиц. науке историч. воззрений был сопряжен с усилением оппозиционности ученого самодержавию. Это отразилось и на содержании лекций П., чтение к-рых в 1902 было запрещено. В нач. 1900-х гг. П. примкнул к левому крылу бурж.-либерального ""Союза освобождения"", однако развитие его демократич. взглядов в условиях подымавшейся революц. волны вскоре привело П. к разрыву с "освобожденными" и переходу в лагерь революц. с.-д. В 1904 П. сотрудничал в моск. легальном марксист. журнале "Правда", где были напечатаны его критич. статья, направленная против Г. "Риккерта", Л. "Ранке", В. "Виндельбанда", отрицавших историч. закономерность, и рецензия на 1-й том "Курса рус. истории" Ключевского, в к-рой П. критиковал методологич. эклектизм и устарелость положений книги. Начавшийся процесс становления марксист. взглядов П. осложнялся "экономич. материализмом", воздействием философ. и историч. построений А. А. "Богданова", переходившего тогда к ревизии диалектич. материализма с позиций махизма (показательны в этом отношении высказывания П. о необходимости отбора историч. фактов в соответствии с критерием целесообразности; подобно Богданову, П. рассматривал историч. процесс в соответствии со сменами форм х-ва, выдвигая в экономич. отношениях на 1-е место отношения обмена).

Революция 1905–07 положила начало принципиально новому этапу в политич. и науч. биографии П. В апр. 1905, вступив в партию большевиков, вошел в лекторскую и лит. группу МК РСДРП. Летом 1905 по поручению МК П. ездил в Женеву, где впервые встретился с В. И. Лениным и получил приглашение сотрудничать в газ. "Пролетарий". Редактируя корреспонденции П. в газету, Ленин отмечал полезность его высказываний о работе с.-д. среди интеллигенции, указывая в то же время на нечеткость ряда оценок, к-рую объяснял политич. неопытностью П. [см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 11, с. 177 (т. 9, с. 166)]. По возвращении в Москву П. вместе с И. И. "Скворцовым-Степановым" руководил революц. издательством "Колокол", входил в редакцию большевист. газеты "Борьба", вел лекторско-пропагандист. работу. 13 дек. 1905 П. участвовал в Моск. вооруж. восстании.

Переход на позиции революц. пролетариата, активная парт. работа сделали П., как он говорил, "из экономиста-материалиста и бурж. демократа марксистом". В 1906 МК РСДРП издал брошюру П. "Экономич. материализм". Посвятив ее защите осн. положений историч. материализма, к-рый "не только объясняет историю экономич. причинами, но и представляет себе... экономич. причины в определенной форме классовой борьбы", П. ведет эту защиту в плане противопоставления "революцион. историч. материализма" "мирному экономизму многих бурж. писателей". В 1906 П. – чл. редакции большевист. газ. "Светоч", избирается членом МК партии, участвует в руководстве работой большевиков на выборах во 2-ю Гос. думу в Москве. Делегат V съезда РСДРП (1907), к-рый избрал П. кандидатом в члены ЦК; здесь же П. вошел в состав большевист. центра. В 1907, преследуемый полицией, П. переехал в Финляндию, а в 1909 эмигрировал во Францию. Не сумев сделать правильных выводов из поражения революции 1905–07, увлеченный волной отходившей от партии в годы реакции неустойчивой интеллигенции, П. в 1909–11 входил в богдановскую фракцион. группу ""Вперед"", позднее сотрудничал в нек-рых троцкистских изданиях. Теоретич. шатания П. были подвергнуты критике Лениным, к-рый вел борьбу за привлечение талантливого ученого к парт. работе большевиков. В годы 1-й мировой войны П. занял ленинские позиции интернационализма и революц. "пораженчества", вел работу по изданию большевист. литературы, был издательским редактором книги В. И. Ленина "Империализм, как высшая стадия капитализма".

Период эмиграции – годы интенсивной науч. работы П. С 1907 в коллективной 9-томной "Истории России в XIX в." и Энциклопедич. словаре Гранат публиковались его статьи по истории нар. х-ва, внутр. и внеш. политики царизма, обществ. движения. В 1910–13 в Москве вышли в свет 5 томов "Рус. истории с древнейш. времен" П. (при участии В. К. Агафонова, Н. М. Никольского, В. Н. Сторожева) – первое в рус. историографии систематич. марксистское изложение истории России до кон. 19 в.; в 1915–18 – "Очерк истории рус. культуры" (М., ч. 1–2). Противопоставляя эти работы "Курсу рус. истории" Ключевского и "Очеркам по истории рус. культуры" Милюкова, П. доказывал, что в основе историч. развития России, как и любой др. страны, лежат экономич. процессы. Не ограничиваясь этим, еще совместимым с теорией "экономич. материализма" положением, он поставил в центр исследования социальную структуру общества и клас. борьбу. П. первым из рус. профессиональных историков положил в основу своей концепции учение об общественно-экономич. формациях, рассматривая историю России как последовательную смену первобытнообщинной, феод., капиталистич. стадий. Догмам бурж.-дворянских историков государственной школы П. противопоставил марксист. понимание гос-ва, как орудия господства эксплуататорских классов, беспощадно разоблачал легенды о мудрости и народолюбии его "строителей" – князей и царей. Вместе с тем острие концепции П. было направлено на разоблачение завоевательной, колониально-угнетательской политики царизма. Антимонархич. направленность трудов П. приобретала особое звучание в обстановке празднования 300-летия дома Романовых. Опровергая тезисы бурж. ученых о мирном характере эволюции России, П. показал цепь клас. борьбы нар. масс от "киевских революций" 11–12 вв. до рабочих движений 2-й пол. 19 в. Резкой критике П. подверг мнения о неземледельч. характере населения Др. Руси, об отсутствии в России феодализма, об образовании Рус. централизованного гос-ва как результата "собирательной" политики князей, теорию о закрепощении всех сословий гос-вом, идеалистич. представления о реформах Петра I. Однако в конкретизации общих марксист. положений "Рус. история" далеко не всегда была четкой и последовательной. П. как первый профессиональный историк-марксист был вынужден вести борьбу с бурж.-дворянской историографией на базе ею же собранного и интерпретированного фактич. материала. Наиболее выпукло эта зависимость проявилась в трактовке П. вслед за Н. П. "Павловым-Сильванским" рус. феодализма как системы политич. отношений, хотя в отдельных формулировках П. подходил к пониманию сущности феодализма как строя хозяйств. и клас. отношений. П. упрощенно объяснял воздействие экономики на обществ. отношения ("экономич. действительность командовала людьми"). Верная мысль о большой роли торг. капитала в генезисе капитализма была им явно преувеличена – вплоть до утверждения о решающем влиянии торг. капитала на внутр. и внеш. политику пр-ва, о господстве торг. капитализма в России 17 – нач. 19 вв. Эти и др. ошибки были совершены ученым в поисках новых, неизведанных путей историч. мысли. Книги П., проникнутые ненавистью к угнетателям, были сильным оружием революц. пропаганды. Не удивительно, что 1-й том "Рус. истории" был в 1914 изъят из учебных библиотек, а 5-й – конфискован царск. цензурой.

После Февр. революции П. в авг. 1917 вернулся из эмиграции. В Москве он активно включился в революц. работу, был избран депутатом Моск. совета рабочих депутатов, чл. редколлегии "Известий" Совета. Участник Οкт. вооруж. восстания в Москве. После его победы П. назначается комиссаром Моск. ВРК по иностр. делам (в к-те ему были поручены также вопросы печати и издательств). С 14(27) нояб. 1917 по март 1918 П. – пред. объединенного Моск. совета, затем – пред. Совнаркома Моск. обл. В нач. 1918 П. в качестве члена сов. делегации участвовал в мирных переговорах с Германией. В этот период он на непродолжит. срок примкнул к ""левым коммунистам"", выступившим против Брестского мира. С мая 1918 до конца жизни П. – Зам. наркома просвещения РСФСР. В. И. Ленин высоко оценивал деятельность П. в Наркомпросе, характеризуя его, как "...обязательного советника (и руководителя) по вопросам научным, по вопросам марксизма вообще" [Полн. собр. соч., 5 изд., т. 42, с. 324 (т. 32, с. 102–03)]. На посту зам. наркома и пред. Гос. ученого совета П., следуя указаниям Ленина, парт. и гос. директивам, вел большую работу по перестройке на революц. началах высш. и средней школы. В поисках новых путей преподавания, направленных на разрушение бурж. идеологии и формирование социалистич. мировоззрения, были и нек-рые неудачи (замена юридич. и историко-филологич. фак-тов в ун-тах фак-тами обществ. наук, введение в школах обществоведения вместо истории и т. д.), но они возмещались деятельностью рабфаков, коммунистич. ун-тов, Ин-та красной профессуры и др., в орг-ции и работе к-рых П. принимал непосредств. участие. П. был бессменным руководителем Коммунистич. академии, ее Ин-та истории, Ин-та красной профессуры (с 1921), Об-ва историков-марксистов (с 1925), Центрархива (с 1922), редактором ист. журналов ("Красный архив", "Историк-марксист", "Борьба классов"), чл. Гл. редакции БСЭ, активно участвовал в деятельности Истпарта, Ин-та Ленина и мн. др. науч. учреждений, периодич. изданий, преподавал в различных высш. уч. заведениях, неоднократно представлял сов. науку на международных конгрессах и конференциях историков. Ему принадлежит ведущая роль в становлении сов. историч. науки, в воспитании первых кадров сов. историков ("школа П.").

Огромную обществ.-политич., науч.- организаторскую и педагогич. деятельность П. совмещал с исследоват. работой. Οкт. революция, отмечал П., положила начало 3-му этапу в его развитии как историка. "Она доделала то, что было уже заложено во втором периоде – почему между вторым и третьим периодами нет того прорыва, который чувствуется между первым и вторым..." ("Под знаменем марксизма", 1924, № 10–11, с. 211). В 1920 вышли в свет 1-я и 2-я части науч.-популярной "Рус. истории в самом сжатом очерке". В целом очерк построен на основе многотомника, но вместе с тем П. резко выделил здесь моменты, раскрывающие генезис рус. революции, ее закономерности и неизбежность. Отсюда – упор, с одной стороны, на историю обществ. и революц. движения, к-рая заняла в книге центр. место, а с др. – на анализ капиталистич. эволюции страны, начиная с развития торговли и торг. капитала, значение к-рого, однако, П. еще более преувеличил. При всех недостатках и упрощениях, в к-рых проявлялось неизжитое до конца влияние "экономич. материализма", это был марксист. труд, получивший высокую оценку В. И. Ленина, к-рый советовал переработать книгу в учебник, дополнив ее насыщенным фактами хронологич. указателем [см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 52, с. 24 (т. 36, с. 488)]. 3-ю часть "Сжатого очерка" (М., 1923) П. посвятил назреванию революц. кризиса в кон. 19 – нач. 20 вв. и революции 1905–07. В последующие годы был издан ряд новых монографий и сб. статей П.: "Дипломатия и войны царской России в XIX ст." (М., 1923), "Очерки рус. революц. движения XIX–XX вв." (М., 1924), "Марксизм и особенности историч. развития России" (Л., 1925), "Декабристы" (М.–Л., 1927), "Империалистская война" (М., 1928), "Октябрьская революция" (М., 1929) и др. Под руководством и редакцией П. были изданы первые сов. фундаментальные документ. публикации по истории крест. войн 17–18 вв., восстания декабристов, революций 1905–07 и 1917, междунар. отношений и др. Много внимания П. уделял вопросам методологии истории, пропаганде ленинского теоретич. наследия (статьи "Ленин и Маркс как историки", "Ленинизм и рус. история", "Ленин и история" и др.). Он настойчиво призывал изучать не только рус. историю, создать историю всех народов СССР. Особое внимание в эти годы П. уделил истории рус. историч. науки. Раскрывая клас. сущность историч. теорий, он развенчивал авторитет бурж.-дворянской историографии, в к-рой "...история... ничего иного, кроме политики, опрокинутой в прошлое, не представляет" ["Вестник Коммунистич. академии", 1928, кн. 26(2), с. 5–6], развернул широкую критику белоэмигрантской, меньшевистской, троцкистской лит-ры. П. – автор св. 500 работ. Наряду с богатым содержанием их отличают оригинальность построения, яркий, образный язык, политич. и публицистич. заостренность. Мн. труды П. переведены за рубежом.

В последние годы жизни П. много работал над совершенствованием своих историч. взглядов, исправляя недостатки и ошибки, содержавшиеся в прежних работах. Наиболее важными в этом отношении были его статья "О рус. феодализме, происхождении и характере абсолютизма в России" ("Борьба классов", 1931, № 2) и предисловие к 10-му изд. "Сжатого очерка" (М., 1931). П. значительно смягчил оценку торг. капитала и его роли в истории страны, самокритично отказался от понятия "торг. капитализм" и тезиса о самодержавии, как орудии торг. капитала, признав, что "мономахова шапка есть феод. украшение, а не капиталистическое"; пересмотрел ряд ошибочных положений в характеристике народничества, революции 1905–07, неправильную трактовку империализма только как завоеват. политики; признал бурж.-демократич. характер Февр. революции 1917 (ранее он считал ее началом социалистич. революции); отказался от оценки восстания Пугачева как бурж. движения и т. д. Все это было результатом углубленного изучения ленинских трудов и собств. творческих поисков П., исследовательских накоплений историч. науки, товарищеской критики со стороны коллег и учеников. П. ощущал необходимость большего: "...Впервые ставшая передо мною во всей своей грандиозности действительно мате- риалистическая картина русского исторического процесса, – писал он, – открыла передо мною ряд прорех в моих старых изложениях русской истории – но чинить их, как следует, было...некогда. И меня, конечно, можно "убить" целой тучей мелких противоречий... Историки следующего поколения... сумеют, вероятно, понять и объяснить историческую неизбежность этих противоречий... Они признают, что уж кому-кому, а нам, работавшим в сверхдьявольской обстановке, нельзя ставить всякое лыко в строку..., что, благодаря нам, им есть с чего начать..." ("Под знаменем марксизма", 1924, № 10–11, с. 212).

П. прошел долгий и сложный творч. путь. В его поисках, трудах выпукло отразился процесс становления сов. марксистско-ленинской историч. науки, успехи и трудности 1-го этапа ее развития.

Труды П., его историч. взгляды вызвали большую и разноречивую лит-ру. Бурж.-либеральные ученые благосклонно встретили первые статьи П., но уже в 1908 кадетский историк А. А. Кизеветтер обвинил П. в том, что он "поддался искушению превратить науку в служанку парт. политики". Критич. оценку встретили работы П. и со стороны либерально-народнич. историков, однако В. И. Семевский признал в 1913 его "талантливым историком с редким литературным дарованием".

В сов. историографии 20-х гг. П. был посвящен ряд статей, при этом нек-рые историки упрощенно полагали, что весь путь, пройденный П. с 90-х гг., – марксистский. Вместе с тем молодые ученые, в т. ч. ученики П., высказывали критич. замечания по ряду оценок и положений его концепции.

В сообщении ЦК ВКП(б) о смерти П. он был назван "всемирно известным ученым-коммунистом, виднейшим организатором и руководителем нашего теоретич. фронта, неустанным пропагандистом идей марксизма-ленинизма" ("Правда", 12 апр. 1932). Прах П. был захоронен на Красной площади Москвы в Кремлевской стене. Однако в последующие годы, в обстановке культа личности Сталина, направленность оценки деятельности П. резко изменилась, добросовестная критика его ошибок была подменена обвинениями его в антимарксизме, антиленинизме, вульгарном социологизме, экономич. материализме. Наиболее характерны в этом отношении 2 сб. статей, изданных в 1939–40 под назв.: "Против историч. концепции M. H. Покровского" и "Против антимарксистской концепции M. H. Покровского", в к-рых, наряду со статьями с добросовестной критикой недостатков в трудах П. с позиций новых достижений советской историографии, содержались и даже задавали тон статьи, трактовавшие историч. взгляды П., "школы П." как враждебные ленинизму и марксист. науке. В 60-е гг. эти незаслуженные обвинения были отвергнуты; в сов. печати появились статьи, положившие начало объективному изучению деятельности и трудов П., начато переиздание его соч.

Соч. (кроме указ. в ст.): Избр. соч., т. 1–4, М., 1965–67; Внешняя политика. Сб. ст. (1914–1917), [М.], 1918; Борьба классов и рус. историч. лит-ра, 2 изд., Л., 1927; Франция; до и во время войны, 3 изд., Л., 1924; Крестьянская реформа, [X.], 1926; Внешняя политика России в XX в., М., 1926; Октябрьская революция и Антанта, М.–Л.. 1927; Историч. наука и борьба классов, т. 1–2, М.–Л., 1933; Библ. произведений П. см. "Историк-марксист", 1932, № 1–2.

Лит. (кроме указ. в ст.): Ленин В. И., Соч., 4 изд. (см. Справочный том, ч. 2, с. 230); Памяти M. H. Покровского (1868–1932), М., 1932; Рубинштейн Н. Л., Покровский – историк России, "Под знаменем марксизма", 1924, № 11; его же, Рус. историография, М., 1941; Дубровский С. Μ., Академик M. H. Покровский и его роль в развитии сов. историч. науки, "ВИ", 1962, № 3; Очерки истории историч. науки в СССР, т. 3–4, М., 1962–66; Найденов М. Е., М. Н. Покровский и его место в сов. историографии, "ИСССР", 1962, № 3; Соколов О., Об историч. взглядах M. H. Покровского, "Коммунист", 1962, № 4; его же, В. И. Ленин и формирование большевист. взглядов M. H. Покровского, "ВИ", 1963, № 8; его же, Развитие историч. взглядов M. H. Покровского, в кн.: Покровский M. H., Избр. соч., т. 1, М., 1965; Луцкий Ε. Α., Развитие историч. концепции M. H. Покровского, в кн.: История и историки. Историография истории СССР. Сб. ст., Μ., 1965; Говорков Α. Α., Проблема соотношения истории и современности в произведениях M. H. Покровского сов. периода, в кн.: Методологич. и историографич. вопросы ист. науки. Сб. ст., в. 3, Томск, 1965.

Е. Алексеев, В. Муравьев. Москва.



Еще в энциклопедиях