Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Отечественная война 1812





ОТÉЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНÁ 1812 – нац.-освободит. война России против агрессии наполеоновской Франции. Пришедшая к власти в результате "Французской буржуазной революции конца 18 в." буржуазия поставила целью утвердить политич. и экономич. господство Франции в Европе, а затем и во всем мире. Выражавший ее интересы "Наполеон I" Бонапарт. осуществляя эти стремления, достиг крупных успехов. Во Франции во время консульства и в первые годы империи происходит значит. рост пром-сти (особенно хл.-бум.), к-рая вступила в стадию машинного произ-ва. Результатом войн 1796–1809 было утверждение франц. господства почти во всей Зап. Европе (кроме Великобритании и Швеции). Наполеон создал ряд гос-в, находившихся в прямой зависимости от Франции, а наиболее крупные гос-ва Центр. Европы – Австрию и Пруссию – превратил в своих сателлитов. Гл. противником и экономич. конкурентом Франции была Англия. Стремясь подорвать ее экономич. господство в Европе, Наполеон установил в 1806 "континентальную блокаду". С 1806 экономика Франции начинает испытывать торг. и пром. кризис, вызванный чрезмерными воен. расходами, спекуляциями, а затем и последствиями континентальной блокады, к-рая привела к сокращению торговли. Сужение рынка и особенно недостаток сырья послужили причиной пром. кризиса 1811.

Россия в нач. 19 в. была страной с преобладающим крепостным натуральным х-вом. Рост внутр. и внеш. рынка требовал расширения товарного произ-ва, что могло быть достигнуто только на путях усиления эксплуатации крепостного крестьянства. В пром-сти происходил процесс вытеснения крепостной мануфактуры капиталистической. Рус. металлургич. пром-сть в 1803 производила 163,4 тыс. т чугуна (Англия – 156, Франция – 80–85 тыс. т). Продукция шла гл. обр. на артиллерийские (Брянский, Луганский, Александровский и др.) и оружейные (Тульский, Сестрорецкий и др.) з-ды и арсеналы (Московский, Киевский). Воен. пром-сть обеспечивала лишь текущие потребности армии, и в 1812 пришлось заказать в Англии 50 тыс. ружей. Мануфактуры, вырабатывавшие для армии сукно, обмундирование, также не справлялись с военными заказами. После поражения в русско-прусско-французской войне 1806–07 Россия была вынуждена по условиям "Тильзитского мира 1807" присоединиться к континентальной блокаде. Это привело к сокращению торговли с гл. потребителем рус. сырья – Англией и падению курса рубля. Рус. дворянство потребовало от пр-ва оградить нац. экономику от подчинения ее франц. интересам и создать благоприятные условия для экспорта. Использование Россией для торговли амер. торг. флота и введение запретительного тарифа 1811 было воспринято Наполеоном как нарушение условий мира. Наполеон понял, что ему не удастся экономически и политически закабалить Россию, и стал готовиться к новой войне с ней. Он заключил в нач. 1812 с Австрией и Пруссией принудит. союзы, обязав их выставить вспомогат. корпуса. За участие в рус. походе Наполеон обещал своим сателлитам терр. приращения за счет России. Ей угрожало расчленение и нац. порабощение.

Франц. армия комплектовалась на основе всеобщей воинской повинности (срок службы 5 лет); при Наполеоне буржуазия получила право откупа от призыва. Армия состояла гл. обр. из крестьян; солдаты имели доступ к офицерским должностям. Высшим соединением был корпус (30–40 т. ч.) из 2–5 пех. дивизий, 1–2 кав. бригад, 24 орудий; дивизия – из 2–3 пех. бригад по 2 полка в бригаде. Организация пехоты была приспособлена к ведению боя в рассыпном строю и в колоннах. Кавалерия сводилась в корпуса и использовалась массированно, выполняя иногда стратегич. задачи. Артиллерия в бою сводилась в крупные батареи (до 100 орудий). Основой тактики в бою было сосредоточение превосходящих сил для атаки на гл. пункт, смелый и глубокий маневр. Армия довольствовалась системой реквизиций и не была связана с магазинами, чем обеспечивалась быстрота передвижений. Управление характеризовалось чрезмерной централизацией. Осн. кадры армии имели высокую выучку и боевой опыт; войска воспитывались в духе патриотизма и культа имп. Наполеона, стремления к славе и отличиям.

Непосредственно для вторжения в Россию была сформирована т. н. "Великая армия" (640 т. ч. с 1372 орудиями), ок. ½ к-рой составляли иностр. формирования (австрийцы, немцы, поляки, итальянцы, испанцы, швейцарцы, хорваты, португальцы и др.). Подготовка Франции к войне была замечена рус. пр-вом и оно стало готовиться к обороне. Крупным успехом рус. дипломатии явилось заключение союзных договоров с Швецией [24 марта (5 апр.) 1812], Великобританией [6(18) июля 1812] и Испанией [8(20) июля 1812]. Победа России в рус.-тур. войне 1806–12 и "Бухарестский мирный договор 1812", заключенный 16 мая, исключили возможность участия Турции в войне на стороне Франции. Для подготовки будущего театра войны рус. командование располагало коротким сроком. За 2 г. оно успело сосредоточить здесь огранич. запасы боеприпасов, продовольствия и фуража. В инж. отношении театр был подготовлен слабо. Рус. армия комплектовалась путем рекрутских наборов гл. обр. из крестьян (срок службы 25 лет). Общая численность армии к марту 1812 составляла 590 973 чел., в т. ч. пехота – 347 828, кавалерия – 76 122, артиллерия – 37 896. Полевых войск к нач. войны было 480 тыс. с 1620 орудиями, но значит. часть их находилась в Молдавии (80 тыс.), в Крыму и Новороссии (20 тыс.), на Кавказе (34 тыс.), в Финляндии (30 тыс.) и во внутр. р-нах (85 тыс.). На Зап. театре удалось сосредоточить лишь 230 т. ч. и ок. 1000 орудий. Высшим соединением был пех. корпус из 2 пех. дивизий, 1 кав. полка и 1–3 арт. рот; кав. корпус состоял из 4–6 кав. полков и 1–2 рот конной артиллерии; пех. дивизия из 3 бригад по 2 полка и 3 арт. рот. Иррегулярные войска (казаки) насчитывали ок. 100 т. ч. Осн. строем считался развернутый, но много внимания отводилось действию колоннами и обучению стрельбе. В тактике пехоты сохранялись суворовские принципы. В 1810 с назначением М. Б. "Барклая-де-Толли" воен. министром была упорядочена система воен. управления, улучшилась служба Ген. штаба. В янв. 1812 войска получили "Учреждение для управления большой действующей армии", устанавливающее принципы и орг-цию полевого управления войсками.

План Наполеона состоял в том, чтобы скрытно сосредоточить на терр. Варшавского герцогства и Вост. Пруссии "Великую армию", разгромить рус. войска в приграничном сражении и вынудить Россию заключить позорный мир. Гл. силы "Великой армии" (440 т. ч. при 900 орудиях) были развернуты вдоль Вислы. Между Одером и Эльбой находилось 160 т. ч. с 432 орудиями. Гарнизоны крепостей на Висле и Одере насчитывали до 40 т. ч. Гл. силы были расположены в 3 группах: 218 т. ч. при 527 орудиях под команд. самого Наполеона располагались на лев. крыле, между Торном и Эльбингом; центр. группу у Плоцка составляли войска Е. Богарне (82 т. ч. при 218 орудиях); правое крыло у Варшавы – войска Жерома Бонапарта (78 т. ч. при 159 орудиях). Прав. фланг прикрывал австр. корпус К. Шварценберга (34 т. ч.), левый фланг – прус-франц. корпус Ж. Макдональда (32,5 т. ч.). Гл. удар наносился лев. крылом через Ковно на Вильно с целью разгрома 1-й рус. армии. Вслед за лев. крылом между Ковно и Гродно должны были наступать войска центра с целью разъединения 1-й и 2-й рус. армий и нанесения решительного удара по 2-й рус. армии при содействии войск прав. крыла. Корпус Макдональда должен был наступать на Ригу, Шварценберг – против 3-й армии.

Рус. войска были развернуты в 3 группах. Гл. силы, составлявшие 1-ю Зап. армию (127 т. ч. при 550 орудиях) под команд. ген. М. Б. Барклая-де-Толли, развернулись на линии Россиены – Лида; 2-я Зап. армия (45–48 т. ч. при 170 орудиях) под команд. ген. П. И. "Багратиона" – между Неманом и Бугом; 1-я и 2-я армии прикрывали направления на Петербург и Москву. 3-я армия (43–46 т. ч. при 168 орудиях) под команд. ген. А. П. "Тормасова" в районе Луцка прикрывала Киевское направление. В р-не Риги – Динабурга находился корпус ген. П. К. Эссена (18,5 т. ч.). Рус. войска были растянуты на фронте в 600 км; ближайшие резервы находились в р-нах Торопца и Мозыря.

Руководство войсками в нач. войны осуществлялось Александром I, находившимся со своей гл. квартирой при 1-й армии. Главнокомандующий назначен не был. Барклай-де-Толли, являясь по совместительству воен. министром, мог отдавать приказания только от имени царя. Рус. командование руководствовалось стратегич. планом, разработанным воен. советником Александра I прус. ген. К. Фулем, к-рый предусматривал отход 1-й армии перед превосходящим противником к "Дрисскому лагерю" на р. Зап. Двина, после чего 2-я армия должна была нанести удар во фланг и тыл противнику. 3-я армия, усилив себя 2-м резервным корпусом генерал-лейтенанта Эртеля (из Мозыря), должна была действовать во фланг войскам, наступающим против 2-й армии.

12(24) июня наполеоновская армия начала переправу через р. Неман. Стремясь обеспечить стратегич. инициативу, Наполеон выступил без объявления войны. Получив известие о вторжении франц. войск, Александр I сделал попытку урегулировать конфликт мирным путем, направив министра полиции А. Д. Балашова к Наполеону, но тот отклонил мирные предложения. Первый удар Наполеон намеревался обрушить на Вильно против 1-й армии, куда он направил и группу Ε. Богарне. Однако удар пришелся по пустому месту: в соответствии с принятым планом 1-я армия отошла через Свенцяны к Дриссе, и когда французы подошли к Вильно, рус. войск там уже не было. 26 июня (8 июля) 1-я армия заняла Дрисский лагерь. У Наполеона созрел новый стратегич. замысел: воспрепятствовать соединению 1-й и 2-й армий, разбить их по частям и стремительно двинуться к Москве. Наполеон поставил Жерому задачу разгромить 2-ю рус. армию, но Жером, заняв Гродно, задержался до 22 июня (4 июля). Багратион же 16(28) июня выступил из Волковыска на Минск. 18(30) июня Багратион получил приказание двигаться на Новогрудок для содействия 1-й армии, но когда 22 июня (4 июля) 2-я армия достигла Новогрудка, выяснилось, что ей угрожает охват превосходящими силами врага, т. к. Наполеон направил из Вильно на Минск корпус Л. Даву (50 тыс.) с задачей отрезать 2-ю армию от 1-й. Багратион двинулся на Минск через Новосвержень, а затем, отражая атаки противника с тыла, повернул на Несвиж. В Дриссе рус. командование убедилось, что в создавшейся обстановке (огромное превосходство сил врага, увеличившийся разрыв со 2-й армией и невозможность взаимодействия с ней) пребывание в Дриссе 1-й армии грозит поражением. На воен. совете было решено отказаться от плана Фуля и объединить обе армии. 2(14) июля 1-я армия покинула Дрисский лагерь, оставив здесь для прикрытия Петербургского направления корпус П. X. "Витгенштейна", и начала отход через Полоцк на Витебск. В Полоцке 6(18) июля Александр I оставил армию, но при этом не назначил единого главнокомандующего. В тот же день Александр I подписал манифест о созыве нар. ополчения (см. "Народное ополчение в Отечественной войне 1812"). Подавляющие силы врага и отсутствие подготовленных резервов вынудили царя обратиться к народу.

Отведя свои войска к Витебску 11(23) июля и выйдя из-под флангового удара, к-рым угрожал Наполеон из Глубокого на Бешенковичи, Барклай-де-Толли остановился, надеясь здесь соединиться со 2-й армией и дать сражение Наполеону. Наполеон развернул свои гл. силы для сражения, но Барклай-де-Толли, получив сведения о том, что Багратион не может пробиться к Витебску, весьма искусно снял армию с позиции и отошел к Смоленску, куда прибыл 20 июля (1 авг.). Багратион из Несвижа двинулся в Бобруйск, рассчитывая движением через Могилев соединиться с 1-й армией. С тыла его прикрывал казачий корпус М. И. "Платова", ведя успешные кав. бои у Мира (28 июня) и Романова (2 июля). Могилев оказался уже занятым войсками Даву, к-рый заменил Жерома Бонапарта. Попытка Багратиона прорваться привела к бою у Салтановки 11(23) июля, но прорыв не удался. Багратион отступил к Н. Быхову и двинулся через Мстиславль к Смоленску. 22 июля (3 авг.) обе армии соединились; в них насчитывалось 120 т. ч. против 200 т. ч. у Наполеона. План Наполеона разбить рус. армию по частям был сорван.

На флангах происходили бои, к-рые оттянули до 115 тыс. наполеоновских войск. Тормасов 15(27) июля разбил у Кобрина саксонский корпус Ж. Ренье, дополнительно направленный против него. В дальнейшем 3-я армия сковала корпуса Шварценберга и Ренье на Волыни. 19(31) июля после ратификации мирного договора с Турцией на соединение с 3-й армией выступила из Молдавии Дунайская армия адм. П. В. "Чичагова". Оставленный Наполеоном против Витгенштейна корпус Ш. Удино (28 т. ч.) 14(26) июля занял Полоцк и двинулся по Петербургской дороге. В бою у Клястиц 18–20 июля (30 июля – 1 авг.) Удино был разбит и отошел к Полоцку. В дальнейшем активными действиями Витгенштейн сковал у Полоцка корпуса Удино и Г. Сен-Сира. Макдональд осадил Ригу.

Начальный период войны не принес Наполеону ожидаемого результата. Его армия потеряла убитыми, ранеными, больными и дезертирами до 150 т. ч. и много конского состава. Боеспособность и дисциплина снизились, широко распространилось мародерство. Темпы наступления замедлились, и Наполеон был вынужден 17–18(29–30) июля отдать приказ об остановке армии на 7–8 дней для отдыха в р-не от Велижа до Могилева. На воен. совете рус. военачальников было решено воспользоваться разбросанным положением противника и перейти в наступление на Рудню и Поречье. 26 июля (7 авг.) 1-я и 2-я армии начали наступление, к-рое велось нерешительно и в условиях разногласия между командующими оказалось безрезультатным. Тем временем Наполеон внезапно переправился на левый берег Днепра, угрожая занятием Смоленска отрезать рус. армию от сообщений с Москвой. Рус. войска начали поспешный отход. Упорная оборона дивизии Д. П. "Неверовского" под "Красным" 2(14) авг. и корпуса H. H. "Раевского" под Смоленском позволила 1-й и 2-й армиям успеть подойти к Смоленску. В ходе кровопролитного "Смоленского сражения 1812" с 6(18) авг. рус. армии оставили город и, сохранив свои силы, отошли к Дорогобужу. Наполеон принял решение продолжать наступление на Москву.

Вторжение наполеоновской армии с первых дней вызвало сопротивление населения. Крестьяне справедливо считали, что наполеоновское вторжение принесет им еще больший гнет. В этом их убеждали мероприятия франц. командования, пытавшегося переложить все тяготы снабжения "Великой армии" на местное население. Грабежи, насилия и убийства, сопровождавшие наступление иноземных захватчиков, вызвали нар. гнев. Население уходило в леса и начинало партиз. борьбу (см. "Партизанское движение в Отечественной войне 1812").

После взятия Смоленска Наполеон располагал в ударной группировке лишь 135 тыс. войск, но надеялся, что ему удастся в решающем сражении разгромить рус. армию. Рус. войска горели желанием сразиться с врагом. Длительное отступление вызвало недовольство и ропот среди офицеров и солдат. Отход от Смоленска еще больше обострил отношения между командующими. Багратион прямо обвинял Барклая в том, что он ведет врага на Москву. Все настойчивей раздавались требования поставить во главе полководца, пользующегося доверием и любовью армии. Под давлением этих требований Александр I 8(20) авг. назначил главнокомандующим М. И. "Кутузова". Последний прибыл в армию 17(29) авг. у д. Царево-Займище, где Барклай-де-Толли готовился дать генеральное сражение. Оценив обстановку, Кутузов решил отойти навстречу двигавшимся к Гжатску резервам и выбрать другую позицию, к-рая была найдена у с. Бородино. Прибывшие резервы М. А. Милорадовича и Моск. ополчение позволили довести силы русских до 132 тыс. (в т. ч. 21 тыс. ополченцев). 26 авг. (7 сент.) произошло "Бородинское сражение 1812", к-рому предшествовал бой у Шевардина 24 авг.(5сент.). Наполеон ставил своей целью разгромить в генеральном сражении рус. армию, вступить в Москву и продиктовать России условия мира. Поскольку штаб Кутузова определял силы противника в 190 тыс., был избран оборонительный план. Наполеон не достиг своей цели. Рус. армия в упорном кровопролитном сражении показала высокое мужество и стойкость и нанесла огромные потери врагу. Армия Наполеона за 24–26 авг. потеряла св. 50 тыс. ч. Кутузов был намерен возобновить сражение на следующий день, но когда выяснились собственные громадные потери (44 т. ч. за 24–26 авг.) и расстройство армии, Кутузов решил отступить к Москве. Под Москвой первоначально Кутузов предполагал дать сражение для защиты столицы, но позиция оказалась совершенно неудачной: оба крыла армии были изолированы друг от друга, в ближайшем тылу находилась Москва-река. На воен. совете в Филях 1(13) сент. было решено в целях сохранения армии оставить Москву. 2(14) сент. рус. войска без боя оставили Москву, с ними ушла половина московского населения (100 тыс. из 200 тыс.). С первого дня вступления войск Наполеона в Москву (2 сент.) в городе начались пожары, не прекращавшиеся до 6 сент. Огнем было уничтожено ? домов (6,5 тыс.), торговые ряды, лавки, фабрики, пострадал Кремль. Выйдя из Москвы по Рязанской дороге, армия Кутузова 5(17) сент. переправилась у Боровского моста через Москву-реку и перешла к Красной Пахре на Калужскую дорогу. Искусными действиями арьергарда М. А. Милорадовича этот маневр был скрыт от франц. командования. 21 сент. (3 окт.) Кутузов расположил войска лагерем у "Тарутина" (80 км к Ю. от Москвы), Этим он прикрыл юж. районы страны, богатые прод. и др. ресурсами, обеспечил безопасность тульских. и брянских з-дов, в то же время заняв угрожающее положение по отношению к тылу и сообщениям наполеоновской армии. Пребывание в Тарутине Кутузов использовал для пополнения армии и заготовки всего необходимого для продолжения войны. Численность армии под его непосредственным командованием достигла 120 т. ч. Кроме того, в распоряжении Кутузова было до 200 тыс. ополченцев. Особенно важным было усиление кавалерии. Используя разбросанность войск Наполеона, Кутузов вел боевые действия небольшими отрядами против гарнизонов и отрядов французов. Он широко использовал партиз. войну против врага. Армейские партиз. отряды Д. В. Давыдова, А. С. Фигнера, А. Н. Сеславина, И. С. Дорохова, Н. Д. Кудашева и др. держали под контролем все дороги, ведущие в Москву, и доставляли Кутузову разведывательные данные. Большую помощь армии оказывали крест. партиз. отряды. За 1 месяц французы потеряли в боях до 30 т. ч. Попытки Наполеона заключить мир не имели успеха, Александр I отклонял все предложения о переговорах. Положение завоевателя стало тяжелым, армия разлагалась. Наполеон принял решение отойти в междуречье Зап. Двины, Днепра и Березины с тем, чтобы перезимовать там и возобновить борьбу в 1813. 6(18) окт. рус. армия нанесла внезапный удар по авангарду И. Мюрата на р. Чернишне (т. н. Тарутинское сражение). Поражение Мюрата ускорило отступление 110-тыс. франц. армии из Москвы. Выйдя из Москвы 7(19) окт. по Старой Калужской дороге, Наполеон сделал попытку обойти лев. фланг рус. гл. сил и выйти к Калуге, где находились продовольств. склады рус. армии. Но Кутузов преградил ему путь у "Малоярославца". Понеся серьезные потери в сражении 12(24) окт. под Малоярославцем, Наполеон не рискнул пробиваться боем и отошел к Можайску, чтобы начать отступление по разоренной Смоленской дороге. Инициатива перешла к рус. командованию.

На флангах события развивались следующим образом. В Ригу на помощь Эссену прибыл из Финляндии морем корпус ген.-лейт. Ф. Ф. Штейнгеля (10 тыс.), к-рый в нач. окт. присоединился к Витгенштейну. В Курляндии прус. войска ген. Л. Йорка и Макдональда ограничивались наблюдением за Ригой. Корпус Витгенштейна был усилен также Петербургским ополчением и резервами, и его численность в окт. достигла 50 т. ч. с 170 орудиями. 8(20) окт. Витгенштейн с боем занял Полоцк. Французы были отброшены на лев. берег Зап. Двины. Чичагов и Тормасов, соединившись, начали активные действия против Шварценберга и вынудили его отойти за р. Юж. Буг в Польшу. 17(29) сент. Чичагов получил распоряжение двигаться на Минск и, войдя в связь с Витгенштейном, занять рубеж р. Березины. Однако Чичагов продолжал действия против австрийцев и до сер. окт. оставался в р-не Бреста. 18(30) окт., оставив против австро-саксонских войск 27 тыс. под команд. Ф. В. Сакена, он с остальными силами (30 тыс. и 180 орудий) двинулся на Пружаны – Минск.

Когда выяснилось направление отступления Наполеона, Кутузов организовал параллельное преследование. Преследование с тыла было поручено казакам Платова; левее Смоленской дороги, параллельно ей, шел Милорадович с двумя пех. и двумя кав. корпусами; гл. силы под команд. Кутузова двигались на Вязьму; два летучих корпуса – А. П. Ожаровского и П. В. Голенищева-Кутузова – правее дороги и впереди. Отступающие франц. колонны подвергались непрерывным ударам казаков, летучих отрядов, партизан. Не имея возможности найти фураж для лошадей, французы бросали артиллерию. 22 окт. (3 нояб.) у Вязьмы войска Милорадовича и Платова атаковали арьергард под команд. Даву, к-рый был поддержан др. франц. корпусами. Французы понесли большие потери. В Смоленске, где Наполеон рассчитывал на длительный отдых, он пробыл только 4 дня, т. к. движение Кутузова на Красный грозило отрезать ему путь. В нояб. начались холода. Плохо одетые солдаты замерзали, с каждым днем увеличивалось число отставших, к-рых уничтожали и брали в плен партизаны-крестьяне. В сражении под "Красным" 3–6(15–18) нояб. был отрезан и почти уничтожен франц. арьергард под команд. М. Нея. После сражения под Красным боеспособность франц. армии резко упала. Бои могли вести только гвардия и присоединившиеся к гл. силам корпуса К. Виктора и Сен-Сира. Из 75 тыс. чел. в строю находилось ок. 40 тыс., остальные просто брели за армией.

После сражения у Чашников 19(31) окт. с корпусами Сен-Сира и Виктора Витгенштейн занял лев. берег р. Уллы, где находился до 9(21) нояб. Чичагов 4(16) нояб. занял Минск, а 10(22) нояб. – Борисов. Для отступающей армии Наполеона создалась реальная опасность окружения. Однако нерешительность Витгенштейна, ошибка Чичагова, введенного в заблуждение насчет места переправы, и несогласованность в действиях обоих командующих позволили Наполеону 14–16 (26–28) ноября переправиться через р. "Березину" у Студянки, но при этом наполеоновская армия понесла огромные потери, которые трудно поддаются исчислению. После Березины "Великая армия" как организованная боевая сила перестала существовать. 23 нояб. (5 дек.) в Сморгони Наполеон передал командование Мюрату и уехал в Париж. 28 нояб. (10 дек.) конница В. В. Орлова-Денисова ворвалась в Вильно и захватила большие запасы, пленных и 140 орудий. Кутузов остановил гл. армию в Вильно для отдыха. Рус. армия, двигаясь вслед за отступающей франц. армией, также испытывала недостаток продовольствия и фуража, страдала от холода, т. к. теплые вещи не поспевали доставкой, несла потери в боях, теряла отставших на дорогах. Из 100 тыс. ч., вышедших из Тарутина, и 622 орудий в Вильно пришли 42 тыс. ч. и 200 орудий. За время похода в Россию Наполеон потерял 550 т. ч. Потери рус. армии составили 200 т. ч. 14(26) дек. жалкие остатки "Великой армии" перешли р. Неман. Дальнейшие действия были направлены против корпусов Шварценберга в Польше и Макдональда, отошедшего к Кёнигсбергу.

Воен. гений Наполеона, завоевавшего всю Европу, не смог спасти его от поражения в походе против России. Наполеон не рассчитал силы сопротивления народа, защищавшего свою страну. После занятия и особенно пожара Москвы в наполеоновской армии ускорился процесс разложения. Рус. армии, ополчению и партизанам, проявившим высокие боевые качества – стойкость, мужество, выносливость и воинское мастерство, – принадлежит гл. заслуга в разгроме врага. Кутузов хорошо понял нар. характер войны и, умело сочетая политич. и стратегич. факторы, последовательно и настойчиво реализовал свой план борьбы с Наполеоном до его полного изгнания из России.

Известие о поражении Наполеона молнией облетело Европу. Это был "сигнал к всеобщему восстанию на Западе" (Ф. Энгельс). Рус. армия, изгнав Наполеона из России, стала гл. силой в войне за освобождение Германии (см. "Заграничные походы русской армии 1813–14").

О. в. имела огромное значение в жизни рус. общества. А. И. Герцен определял 1812 год как некую ист. грань: "с 1812 года начинается наша новая история...". О. в. помогла рус. народу осознать свою силу и значение. Под влиянием войны и ее уроков формировалась идеология "декабристов". "Мы были дети 1812 года", – писал М. И. Муравьев-Апостол. "Не рус. журналы пробудили к новой жизни рус. нацию, ее пробудили славные опасности 1812 года" (Н. Г. Чернышевский). О. в. оставила глубокий след в культурной жизни народа. Ее яркие события, патриотич. подвиг народа питал и питает творчество писателей, художников, композиторов.

В развитии воен. иск-ва О. в. занимает первенствующее положение в ряду наполеоновских войн по своим масштабам, напряжению, разнообразию стратегич. и тактич. форм вооруж. борьбы. Сокрушительная стратегия Наполеона, приносившая ему победу в прежних войнах с феод. армиями Пруссии, Австрии, России, потерпела крушение в агрессивной войне против рус. народа. Стратегия Наполеона в данном случае не была политически обеспечена. Рус. командование, очутившись перед лицом мощного противника, правильно решило трудную стратегич. задачу. Глубокое отступление, умело проведенное Барклаем-де-Толли, с последующим соединением армий, расстроило стратегич. планы Наполеона, встретившего под Бородином героич. сопротивление рус. армии. Блестящим образцом стратегич. маневра явился фланговый марш-маневр Кутузова, сыгравший громадную роль в исходе войны. Параллельное преследование отступающей армии Наполеона надолго осталось в истории воен. искусства как пример завершения разгрома противника. Широко задуманный стратегич. план на полное окружение армии Наполеона на Березине не вполне удался в силу недостатков управления и несоответствия масштабов маневра технич. уровню средств связи. В О. в. получила широкий размах мобилизация ресурсов страны на нужды обороны и создание стратегич. резервов в ходе войны. Стратегия в О. в. дала обширный материал для теоретических обобщений (напр., соотношение наступления и обороны) в трудах Клаузевица, Жомини, Леера, Богдановича, в военно-теоретических трудах декабристов – Пестеля, Н. Муравьева, Ф. Глинки. Богатый опыт партиз. войны теоретически обобщил участник войны Д. Давыдов.

Тактич. опыт О. в. выразился в закреплении тактики колонн и рассыпного строя, повышении роли прицельного огня, взаимодействии родов войск; прочно закрепилась форма орг-ции войсковых соединений-дивизий и корпусов. Резерв стал неотъемлемой частью боевого порядка. Возросла роль артиллерии.

Историография. Об О. в. имеется большая лит-ра (наиболее полную библиографию лит-ры см. Ефебовский И. В. и Касимовская А. В., Библиография рус. лит-ры о М. И. Кутузове. 1813–1955, в сб.: "М. И. Кутузов". Сб. док-тов, т. 5, М., 1956; История 19 в., под ред. Лависса и Рамбо, 2 изд., т. 2, М., 1938, с. 512–520). Первыми воен.-ист. трудами явились работы Д. И. Ахшарумова, Д. П. Бутурлина, Н. А. Окунева, А. И. Михайловского-Данилевского, М. И. Богдановича, к-рые в целом представляют собой официозно-дворянскую историографию О. в. Общим для всех этих дворянских историков является освещение событий в духе казенного патриотизма, трогательного единения всех сословий вокруг трона перед нашествием иноплеменников, подчеркивание руководящей роли дворянcтвa, преувеличение личных заслуг царя Александра I. Наиболее значит. трудами этого периода были труды А. И. Михайловского-Данилевского "Описание Отечеств. войны в 1812 г." (3 изд., ч. 1–4, СПБ, 1843) и М. И. Богдановича "История Отечеств. войны 1812 г. по достоверным источникам" (т. 1–3, СПБ, 1859–60). Оба труда написаны по повелению царя и имеют общую идеологич. и методологич. основу, однако труд Михайловского-Данилевского в большей степени исполнен ложно-героич. пафоса, прославления преувеличенных и даже сочиненных подвигов нек-рых военачальников, ставших высокопоставленными лицами (напр.. А. И. Чернышев); единственный "источник души России" автор видел в личности Александра I. Труд М. И. Богдановича отличается более критич. подходом в исследовании событий, а главное, привлечением большего количества док-тов, к-рые делают труд не лишенным науч. значения и в наст. время.

Научно-критич. направление было положенотрудами А. Н. Попова со 2-й пол. 19 в. Он расширил рамки исследования за пределы воен. событий, дал историю междунар. отношений, уделил внимание отношению к войне рус. общества. Разгром армии Наполеона Попов ставит в заслугу стратегич. таланту Кутузова, к-рый настойчиво осуществлял свой план уничтожения противника с наименьшей затратой сил. Эту мысль развивали в последующем воен. историки (В. И. Харкевич и др.). Большое количество лит-ры вышло в нач. 20 в. в связи со 100-летием О. в. История О. в. стала гл. темой в работах созданного в 1907 Рус. воен.-ист. об-ва. Науч. значение имели труды H. Поликарпова, Б. Колюбакина, А. В. Геруа. Большую ценность имели публикации архивных мат-лов, мемуаров и др., осуществленные К. А. Военским, П. И. Щукиным, Н. Ф. Дубровиным, А. З. Мышлаевским, В. И. Харкевичем.

В кон. 19 – нач. 20 вв. получают преобладание бурж.-либеральные концепции. В трудах бурж. историков подвергаются критике субъективно-идеалистич. взгляды дворянских историков на причины и характер войны, на первый план выдвигается экономич. фактор, отвергается легенда о единении всего народа вокруг трона, развенчивается идеальный облик Александра I и его решающая роль в войне. Критич. взгляд на Александра I и его политику получил отражение даже в трудах таких дворянских историков, как Н. К. Шильдер ("Имп. Александр I. Его жизнь и царствование", 2 изд., т. 1–4, СПБ, 1904–05) и вел. кн. Николай Михайлович ("Император Александр I", т. 1–2, СПБ, 1912, и др.), что было связано с изменением внешнеполитич. курса России с конца 19 в.

Историки нач. 20 в. рассматривают О. в. уже не как чисто рус. нац. явление, а как звено в цепи событий европ. политич. и экономич. жизни. Бурж.-либеральные концепции получили наиболее полное выражение в 7-томном изд. "Отечеств. война и рус. об-во. 1812–1912" (М., 1911–12). Составители рассматривают борьбу с Наполеоном одновременно как борьбу с революцией и борьбу с Францией; в основе О. в. лежали классовые интересы дворян-помещиков; буржуазия еще не была политич. силой; крестьянство верило, что его участие в войне сулит ему волю, и явилось самым ожесточенным противником Наполеона, что придало нар. характер войне в целом. В стратегич. концепцию войны существенно нового внесено не было: Россия была не готова к войне; заслуга Барклая-де-Толли – сохранение армии; стратегич. замысел Кутузова строился на изнурении противника и уклонении от боя, пока армия не усилится подкреплениями; Бородинское сражение было дано Кутузовым вопреки своему убеждению, под давлением обстоятельств; итог сражения – моральная победа русской армии, но не стратегическая и не тактическая; фланговый марш-маневр – образец стратегич. искусства Кутузова, принудивший Наполеона к отступлению из Москвы в невыгодных условиях; в преследовании отступающей франц. армии Кутузов продолжал придерживаться принципа – сберегать армию и уклонялся от решительных столкновений; Кутузов был против перенесения войны за пределы России. Этой концепции придерживалось большинство воен. историков.

Представителем марксистского направления в тот период был M. H. Покровский (статья "Внеш. политика России в первые десятилетия XIX в.", в кн.: "История России в XIX в.", М., 1923, и в сб.: "Дипломатия и войны царской России в XIX ст."). Он выступил с критикой дворянских и бурж.-либеральных концепций, но в собственных оценках не был свободен от ошибок. В основу происхождения войны Покровский кладет экономич. фактор. Континентальная блокада была вопросом жизни и смерти для империи Наполеона. Отказ России от континентальной блокады заставил Наполеона воевать. В "Рус. истории с древнейших времен" Покровский дает более резкую формулу; "нашествие Наполеона было по существу актом необходимой самообороны". Нар. война возникла на последнем этапе войны как сопротивление грабежу и мародерству французов. Покровский отрицал нар. характер войны и сглаживал агрессивную сущность нашествия Наполеона. Концепция Покровского была господствующей в сов. историографии до нач. 30-х гг. Пост. ЦК ВКП(б) и СНК 1934 о преподавании истории в школе изменило положение. Возросший интерес сов. общества к Отечеств. истории вызвал появление труда Е. В. Тарле "Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год". (М., 1938). В оценке характера войны Е. В. Тарле выступает как против казенного патриотизма дворянских историков, так и против огульного отрицания нар. характера войны. Как и вся ист. наука в целом, лит-ра по О. в. испытала сильное влияние культа личности. Выступление И. В. Сталина в ответе на письмо Е. А. Разина ("Большевик", 1947, № 3) предопределило дальнейшее направление ист. лит-ры по О. в. Центр. фигурой стал Кутузов, к-рому приписывалась вся заслуга по разгрому Наполеона, и вся историография О. в. стала рассматриваться преимущественно с точки зрения оценок роли и личности Кутузова. Гл. темой исследования стало т. н. "контрнаступление Кутузова", хотя этот термин, введенный Сталиным, в данном конкретном случае не соответствовал характеру боевых действий сторон в рассматриваемый период (Тарутино, Малоярославец). Вступление Кутузова в командование знаменует смену стратегии: стратегич. линия Кутузова – активные наступат. действия, направленные на разгром и уничтожение врага, чему препятствовало вмешательство царя Александра I. Начальный период войны, действия на флангах, нек-рые вопросы внеш. и внутр. политики оставались вне поля зрения историков. Тенденциозно была представлена роль Барклая-де-Толли. За этот же период вышел ряд публикаций архивных док-тов, из к-рых сб. "М. И. Кутузов", т. IV, дал новые мат-лы по О. в. Появились труды, посвященные участию в войне отд. областей и народностей России.

К 150-летнему юбилею О. в. в 1962 вышло неск. публикаций, из к-рых наиболее значительная "Нар. ополчение в Отечеств. войне 1812 г.", М., 1962, а также сб. статей, подготовленный Ин-том истории АН СССР. В работах этого периода отмечается возросший интерес к показу активной роли нар. масс, класс. анализ нар. сопротивления. Наиболее крупным трудом является монография Л. Г. Бескровного "Отечеств. война 1812 г.", М., 1962. Автор ставит целью подвести итог многолетнему изучению темы и дает обширный историографич. обзор. Труд Бескровного по преимуществу воен.-исторический. Большое место уделено тылу и снабжению. В основу стратегич. концепции положен замысел Кутузова нанести Наполеону сокрушительный удар и, приведя в действие силы Витгенштейна и Чичагова, полностью уничтожить его армию. Ряд проблем и частных вопросов О. в. остаются еще недостаточно изученными, либо запутанными (напр., пожар Москвы), либо нуждающимися в пересмотре.

Франц. лит-ра первых лет после войны 1812 носит в большой степени субъективную окраску в зависимости от симпатий или антипатий авторов: с одной стороны, роялистов, сторонников реставрации (Лабом, Дюрдан) и восторженных поклонников Наполеона, с другой (Водонкур, Сент-Илер, Фэн, Гурго и др.). К наиболее объективным и ценным трудам участников войны относятся работы Ж. Шамбре и Ф. П. Сегюра. Интерес к войне 1812 возрос в кон. 19 в. в связи с франко-рус. сближением и приближавшейся 100-летней годовщиной войны. За этот период вышли работы Вандаля, Фабер дю Фора, Л. Фабри, А. Шюке, Л. Ма

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia