Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Община





ОБЩИ́НА – характерный для докапиталистич. общественно-экономич. формаций естественно возникший социальный коллектив непосредственных с.-х. производителей, в собственности или во владении к-рого находятся средства производства (в более широком смысле назв. О. прилагается и к иного рода ист. общностям людей, напр. религ. О., гор. О., земляческая О.). В той или иной форме О. существовала у всех народов (а у нек-рых сохранилась до наст. времени). Необходимость ее существования проистекала из сравнительно низкого уровня развития производит. сил и их специфич. характера в докапиталистич. общественно-экономич. формациях (что требовало общинных форм произ-ва и собственности), хотя на нее влияли и другие факторы – географич. условия, внеш. опасность, характер эксплуатации (в клас. обществе) и т. д.

Типология О. затруднена недостаточной разработанностью проблемы; многие вопросы находят в лит-ре различное решение. Нек-рые исследователи считают, что О., принимая различные формы, является все же единым институтом, характерным для ранних этапов человеч. общества и сохраняющимся в клас. обществе лишь как пережиток; внутри рабовладельч. и феод. формаций ими выделяется общинный (или патриархальный) уклад. Другие проводят принципиальную грань между двумя осн. типами О. – родовой и соседской, считая первую из них институтом первобытного, а вторую – клас. общества. Иногда в качестве промежуточного, характерного для периода становления классового общества выделяется особый тип О.– земледельческая О., в к-рой за О. сохраняется собственность на всю территорию, включая и пахотную землю, тогда как пользование последней переходит к отдельным домохозяйствам общинников (А. И. Неусыхин), но часто земледельч. О. рассматривается как синоним соседской. Иногда в качестве этапа, переходного от родовой О. к соседской, выделяют патриархальную семейную О., к-рая постепенно кристаллизуется внутри родовой, становится вместо нее основной производственной ячейкой, а затем входит составной частью в соседскую О.

Классификация форм О. внутри ее двух осн. типов (родовая и соседская) затруднена множественностью факторов, к-рые следует принимать во внимание. На О. существенно влияет, напр., характер господств. производства (собирательство, охота, рыболовство, скотоводство – кочевое и оседлое, земледелие – подсечное, мотыжное, плужное, поливное или суходольное и т. п.). Внутри соседской О. иногда выделяют три осн. формы: восточную, античную и германскую, к-рые в работе К. Маркса "Формы, предшествующие капиталистическому производству" рассматриваются как последовательные ступени развития частной и упадка общинной собственности. Предпринимаются попытки связать эти различные формы О. с различными путями, вариантами формирования клас. общества, с оживленно дискутирующейся в последние годы проблемой т. н. азиатского способа производства (см., напр., "НАиА", 1965, № 1–3; "ВИ", 1966, № 5, и др.). Однако исследования последних лет выявили такое разнообразие форм О. в странах Азии, Африки и Европы, часто сходных в разных районах земного шара, что выделение типологических черт вост. О., отличающих ее от герм. и наоборот, стало вряд ли возможным. В конкретных исследованиях часто вводятся новые термины для обозначения обнаруженных форм О. (соседско-родовая, соседско-большесемейная и т. п.), но детальная классификация, к-рая охватывала бы все многообразие О., еще не создана.

Родовая (кровнородственная) О. понимается как основная производств. ячейка первобытнообщинного строя. Она коллективно вела х-во на определенной территории, более или менее отграниченной от хоз. территории другой О. Полученные продукты потреблялись совместно либо распределялись между членами для немедленного потребления. Относительно структуры и эволюции родовой О. среди сов. исследователей имеются две осн. точки зрения. Согласно одной из них, материнский род (типичный для развитого родового строя) и есть родовая О., все производств. отношения включены в более широкую категорию родовых отношений, производств. отношения перестают совпадать с кровнородственными лишь с переходом к патриархату. Согласно другой точке зрения, родовая О. всегда не совпадала с родом: она была производств. ячейкой, а родовые отношения регулировали лишь брачные, социальные и идеологич. стороны жизни коллектива.

В период разложения родового строя основной хоз. единицей становится большая семья (семейная О., большесемейная О., домовая О.). Сначала формируется семейная собственность на движимое имущество (скот, запасы продуктов, орудия труда, зависимые и рабы), позднее – и на землю. У ряда народов, где, видимо, ощущалась нехватка наиболее удобных земель, выделение собственности семей прошло через этап зем. переделов. О. выделяла семьям участки во временное пользование и сохраняла право на их перераспределение. О переделах земли у "варваров" сообщает ряд античных авторов: Диодор Сицилийский о вакхейцах (кельтах), Страбон о далматах, Цезарь, а затем Тацит – о германцах. По этнографич. данным, передел на этой стадии развития О. отмечен в районах распространения переложного земледелия (Ассам, ряд областей Африки). Там, где процесс выделения семейных хозяйств происходил в сильно пересеченной местности (в горных районах Германии, Скандинавии, на Кавказе), сами условия производства препятствовали проведению переделов, и семейная собственность утверждалась без этого промежуточного этапа. Не существовало зем. передела и в обширных слабозаселенных равнинах с однородной почвой, где каждая большесемейная О. имела возможность занять нужное ей пространство земли, не вступая в конфликт с другими семьями (т. н. захватное землевладение), и где О. не испытывала, т. о., необходимости в регулировании землевладения и землепользования. Даже после обособления собственности семей общим достоянием коллектива оставались пустующие земли, пастбища и т. п.

Форма семейной О. была обнаружена исследователями довольно рано. Сравнительно- исторический метод к ее изучению у разных народов применил Г. С. "Мэн", к-рый считал ее изначальной формой О. M. M. "Ковалевский" обосновал взгляд на семейную О. как на переходный этап от родовой О. к сельской. К. Маркс и Ф. Энгельс высоко оценили его работы и использовали их в своих теоретич. обобщениях. Среди сов. исследователей значит. вклад в изучение семейной О. внес М. О. "Косвен".

Долгое сохранение семейной О. даже у весьма развитых народов дает исследователям обширный материал по ее поздним формам (напр., югославянская "задруга"), структура к-рых сильно модифицирована многовековым клас. обществом. Исследования же жизни народов, стоящих на стадии перехода к клас. обществу (полинезийцы, ряд народов Африки), позволяют вскрыть структуру древних форм семейной О. Патриархальная семья, разрастаясь, может образовывать широкие разветвленные структуры, к-рые обозначают терминами "патронимия", вторичный род, род второго и высшего порядков, или просто род. Пережитки таких структур сохраняются довольно долго, особенно у кочевых и горных народов (кавказские, афганцы), и характеризуются иногда как "родовые пережитки" в соседской О.

Возникновение в ходе разложения родовой О. системы семейных О. дало значит. толчок к росту имуществ. дифференциации. В том случае, если обстоятельства способствовали накоплению (развитие обмена), клас. общество могло возникнуть еще до появления соседской О. в собственном смысле слова. В более изолированных районах родовые связи отмирают и заменяются территориальными в процессе классообразования.

Соседская (сельская, терри- ториальная, деревенская) О., в отличие от родовой и большесемейной, не является уже осн. экономич. ячейкой общества, а состоит из отдельных хозяйств, сохранивших лишь нек-рые коллективные производств. функции (совместный подъем целины, орошение, взаимопомощь). Для нее типично сочетание индивидуальной, собственности (принадлежащей патриархальной семье, выделяющейся затем малой семье или отдельному лицу) на дом, приусадебный участок, а затем и на пашню, иногда – луг, и общинной собственности на пустующие земли и остальные угодья (герм. "альменда"). Индивидуальная собственность внутри соседской О. может достигать в дальнейшем большого развития (наследование, отчуждение, завещание), но О. все же сохраняет нек-рые права на всю землю, в том числе и на индивидуальные участки. Дуализм сельской О., сосуществование частновладельческого и общинного начал, дает ей. значительные возможности для функционирования внутри рабовладельч. и феод. обществ. Борьба двух начал внутри сельской О. не означает процесса неуклонной победы частновладельческого начала над общинным. В-условиях классового общества воздействие на О. внешних по отношению к ней социальных факторов становится очень важным, иногда решающим. Одни из них (развитие индивидуальной зависимости и эксплуатации, товарных отношений, захват общинных угодий и т. п.) действуют в направлении ее разложения, другие, часто-разнородные (необходимость отпора эксплуататорам, круговая порука, заинтересованность господствующих классов в О. как органе местного управления и эксплуатации и т. п.), способствуют ее сохранению. В определенных условиях роль О. в х-ве и местном управлении в нек-рые периоды даже возрастает.

В странах Др. Востока сельская О. играла большую хоз. и политич. роль. На аллювиальных почвах она часто выступала организатором орошения. В ряде р-нов она непосредственно стала зародышем раннеклас. гос-ва. В других р-нах, где необходимость больших оросительных работ приводила к созданию сразу обширных государств, О. входила в них в качестве ячейки, обеспечивавшей своим членам гражданские права. О. представляла собой, как правило, территориальное объединение патриархальных семей, часто связанных и общностью происхождения. Переделов земли, как правило, не было. Семьи имели право на отчуждение наделов или их частей, путем продажи. Однако совет О. должен был утверждать такие сделки. Общинники были обязаны платить налоги, чаще всего натуральные, а также выполнять трудовые повинности (ирригация, строительство, работа в гос. х-вах). На ранних этапах классообразования О., по-видимому, объединяла как свободных непосредственных производителей, так и представителей нарождающегося господствующего класса, в т. ч. бюрократии. Однако последние обычно освобождались от податей. В 1-м тысячелетии до н. э. О. включала уже, как правило, только непосредственных производителей, обложенных повинностями. О. превратилась в орган местного управления и объединение налогоплательщиков. Степень зависимости общинного крестьянства от гос-ва и от господств. класса была различной. Если в Индии подати не были точно фиксированы и гос-воЗне вмешивалось в землевладение и землепользование общинников, то в Китае уже в 9–6 вв. до н. э. проводились переписи населения, создалась надельная система, крестьянин через О. наделялся определенным участком земли, государство связывало О. круговой порукой.

В Др. Греции (прежде всего в Афинах) и Риме в силу ист. и экономич. условий произошло быстрое разложение родовых отношений, индивидуальная семья рано сменила патриархальную и частная собственность отдельных семей получила более полное развитие. Хоз. и фискальная роль О. не была велика; значительная часть производств. функций и эксплуатации перекладывалась на рабов (стоявших, как и все "чужаки", вне общинной организации). Античная О. (полис) сохранила лишь гражд. (политич.) функции, стала формой организации полноправных граждан и перестала быть сельской О. в собственном смысле слова. Однако особенностью античной формы собственности было то, что собственником земли мог быть лишь полноправный член гражд. О. (см. также ст. "Полис").

В период раннего ср.-вековья у народов, не знавших рабовладельч. строя, оформление индивидуальной собственности ("аллода") на пахотные земли было одним из главных факторов в процессе классообразования. В экономике господствовал свободный труд общинников, имевших нек-рые обязанности перед государством. Принадлежность к О. в этот период означала не только личную свободу, но и определенные социальные привилегии. Вступление в О. было затруднено. В этот период существовали крупные общинные организации, состоявшие из более мелких О. Со временем значение крупных общинных объединений падает, О. ограничивается обычно пределами одной деревни. В процессе феодализации происходит постепенное поглощение О. вотчиной, превращение все большего числа О. из коллективов землевладельцев в организации феодально-зависимых держателей земли. На этапе развитого феодализма О. как на частновладельческих, так и на гос. землях изменила свою сущность, став инструментом феод. эксплуатации.

Этот процесс лучше всего разработан на примере герм. сельской О. – марки. Еще в сер. 19 в. труды Г. "Маурера", основателя "общинной теории", показали важную роль общинного землевладения в раннесредневековой Германии. Критически используя эти и др. исследования бурж. ученых, К. Маркс и Ф. Энгельс создали стройную схему постепенного разложения первобытной собственности и становления сельской О. – марки, а затем ее подчинения феодалами, подчеркнули важную роль О., дававшей крестьянам локальную сплоченность в их борьбе против феод. угнетения в условиях раннего и в значит. степени и развитого феодализма. В советской историографии наибольший вклад в изучение германской О. внес А. И. "Неусыхин". Русская община раннефеодального периода – "вервь" наиболее полно исследована в трудах Б. Д. "Грекова".

Общинные распорядки были весьма различны. В ряде районов возникла долевая структура общинного землевладения: каждая семья имела строго определенную идеальную долю во всех угодьях – различных сортах пахотной земли, пастбищах, лугах, лесах и т. д. и несла соответствующую долю податей. Доли делились при наследовании между потомством (обычно – мужским), могли быть проданы и заложены. Они, таким образом, обычно были неравными. Если ощущался недостаток в наиболее плодородных или удобных землях, долевое землевладение дополнялось иногда долевым переделом, т. е. более или менее периодическим обменом участками без изменения наследственных долей. Долевое землевладение возникало только вследствие специфич. условий и ни в одной стране не получило преобладания. Все же оно было довольно распространено и обнаруживало значительное сходство в самых различных районах земного шара – складнические деревни в Северной Руси в 16–17 вв., сябры на Украине, резеши в Молдавии, подворные общины (Gehöferschaften) в Рейнской обл. Германии в 13–18 вв., паттидари в Сев. Индии, пасунгарей в Юж. и т. д. По мнению некоторых исследователей (П. В. Советов), долевое землевладение могло развиваться лишь в условиях слабой феод. эксплуатации. В других районах на О. в большей степени влияли интересы господствующего класса, к-рые требовали наделения землей наибольшего числа крестьянских семей и известного единообразия в величине крестьянского землепользования. Уменьшение количества неосвоенных земель вызывает усиление роли О. сначала в регулировании пользования неподеленными угодьями, а затем и в распределении пахотных участков. Захватное землевладение сменяется ограниченным захватом, а затем системой наделов или отводов. Распространение в основных странах Зап. Европы двухполья и трехполья также вызывало усиление роли О. в производстве. Создается система "открытых полей", разбитых на длинные параллельные полосы, вводится принудительный севооборот и т. д. Сочетание всех этих факторов привело к созданию системы равновеликих крестьянских участков (выть, обжа в России, манс, гуфа в Германии, гайда в Англии), размер к-рых диктовался как возможностями крестьянского хозяйства, так и интересами феод. эксплуатации. Крестьянская семья наделялась одним таким участком (или его долей) и несла соответствующие подати.

Иногда эти процессы в определенных условиях (характер почв, формы эксплуатации, большое зем. "утеснение") приводили к возникновению зем. переделов, при к-рых надел определялся хоз. возможностями и податными обязанностями семьи (по числу членов семьи, по брачным парам, по мужским "душам", по упряжкам быков, по плугам и т. д.). В Зап. Европе случаи таких переделов встречаются редко [в Ютландии (reebning system), Пиренеях в 16–18 вв., нек-рые случаи в Эльзасе, Англии]. В России переделы земли во владельческих деревнях наблюдаются с 16–17 вв. Подушевой передел получает преобладание в центр. р-нах в 18 в. после введения подушной подати. Во второй пол. этого века он распространяется, часто под влиянием правительственных распоряжений, и среди черносошных крестьян на окраинах. В ряде р-нов Индии (Андхра, Майсур) в 17–18 вв. под влиянием резкого роста феод. эксплуатации распространяется передел земли по упряжкам быков с плугом.

Факты позднего появления в нек-рых случаях передела земли позволили представителям "вотчинной теории" на западе и "государственной школы" в России приписать само создание сельской О. феодалам или гос-ву. Представители общинной теории и историки-славянофилы в России, напротив, отрицали воздействие социальных факторов на О. и видели в ср.-вековом "равенстве" наделов сохранение исконных первобытных институтов, проявление "народного духа" герм. (либо слав.) народов. Более сложную и более приближающуюся к действительности картину рисовали те ученые, к-рые пытались вскрыть борьбу различных тенденций и "начал" внутри О., уделив внимание как внутр. факторам, так и влиянию окружающей О. обстановки (К. Т. Инама-Штернегг, К. Лампрехт, П. Г. Виноградов и др.).

Особенно большую роль в изучении сельской О. при феодализме сыграли рус. исследователи конца 19 – нач. 20 вв. Это объяснялось условиями России, где сельская О. – "мир" – просуществовала особенно долго и к тому же приобрела наиболее яркую и развитую форму (душевые переделы – см. "Переделы земельные"). В. П. "Воронцов", А. Карелин, А. А. Кауфман, А. Я. "Ефименко", П. А. "Соколовский", В. Е. "Постников", Ф. Щербина и др. подняли большой ист. и этнографич. материал и указали на различные факторы, влияющие на темпы и направление эволюции О. Наиболее четко весь этот материал был обобщен Н. П. Павловым-Сильванским.

Рус. О. занимала большое место в теоретич. построениях народников (см. "Народничество"). Восприняв у славянофилов оценку О., существовавшей в 19 в., как института, исконно присущего славянству, народники видели в ней экономич. ячейку народоправия и справедливого обществ. строя, надеялись использовать ее для непосредственного перехода к социализму, минуя капитализм. В. И. Ленин боролся с народническим пониманием О. В своих трудах он вскрыл тягловый характер "пресловутой О.", "фискальной О.", тормозящую роль "старого средневекового надельного землевладения крестьян и их "исконной" О.".

Во многом похожую эволюцию проделала и соседская О. у кочевых народов (кочевая или пастбищно-кочевая О.). Для нее также был характерен дуализм, сочетание частной собственности на жилище, домашний скот, орудия труда и коллективной собственности на землю (пастбища, пути перекочевок). Родственные или неродственные группы пользовались пастбищами первоначально на захватном праве – обилие земли позволяло им расселяться, не вступая в конфликты друг с другом. Затем рост населения и поголовья скота приводит к необходимости выделения для каждой группы сначала сенокосных участков, затем пастбищ, наконец – точных маршрутов перекочевок. Частная собственность на пастбища внутри групп также возникала, но не получила полного развития, так как сохранение общинной собственности позволяло зажиточным скотовладельцам использовать для своего скота практически всю общинную землю.

О., дожившая в том или ином виде (частичное сохранение альменды, системы "открытых полей" и др.) в большинстве стран Европы до начала развития капиталистических отношений, разложилась под влиянием социального расслоения крестьянства и прямого насилия господствующих классов ("огораживания" в Англии, "триаж" во Франции и др.). Общинные агр. распорядки стали экономически реакционными, когда началось быстрое развитие производит. сил в с. х-ве на капиталистич. основе; в течение кон. 18–19 вв. они были почти окончательно уничтожены. В России общинное землевладение также стало разлагаться под влиянием развития в деревне капиталистич. отношений, но на более поздней их стадии. Окончательно оно было подорвано "столыпинской аграрной реформой" нач. 20 в. В нек-рых странах Востока, в частности в Индии, О. была уничтожена насильств. путем в результате земельно-налоговых мероприятий колонизаторов. В др. странах Азии, а также в ряде стран Лат. Америки соседская О. продолжает существовать, т. к. развитие капиталистич. отношений в них происходит часто без заметного развития производит. сил в сел. х-ве, на старой технич. базе. В этих случаях О. непосредственно перерастает в капиталистич. кооперацию. О. у мн. народов Африки находится на разных ступенях перехода от родовой к соседской. В странах Азии и Африки, идущих по социалистич. и некапиталистич. пути, О. в определенных условиях может явиться основой кооперации переходного или социалистич. типа. В ряде изолированных районов Австралии, Индонезии, Африки и Южной Америки продолжает существовать позднеродовая О., в большей или меньшей степени модифицированная влиянием окружающих более развитых обществ.

Лит.: Маркс К., Формы, предшествующие капиталистическому производству, [М.], 1940; его же, Британское владычество в Индии, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 9; его же, Наброски ответа на письмо В. И. Засулич, там же, т. 19; Энгельс Ф., Марка, там же; его же, К истории древних германцев, там же; его же, Франкский период, там же; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1 (т. 1); его же, Развитие капитализма в России, там же, т. 3 (т. 3); его же, Аграрный вопрос в России к концу XIX в., там же, т. 17 (т. 15); его же, Аграрная программа социал-демократии в рус. революции, там же; его же, Новая аграрная политика, там же, т. 16 (т. 13); Маурер Г. Л., Введение в историю общинного, подворного, сел. и гор. устройства и обществ. власти, пер. с нем., М., 1880; Ковалевский M. M., Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения, М., 1879; его же, Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом, в. 1–2, СПБ, 1905; Lamprecht К., Deutsches Wirtschaftsleben im Mittelalter, Bd 1, Lpz., 1885; Кауфман Α. Α., Крестьянская община в Сибири, СПБ, 1897; Павлов-Сильванский Н. П., Феодализм в удельной Руси, Соч., т. 3, СПБ, 1910; Косвен М. О., Семейная община и патронимия, Μ., 1963; Греков Б. Д., Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в., 2 изд., кн. 1–2, М., 1952–54; Неусыхин А. И., Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеод. об-ва в Зап. Европе VI–VIII вв., Μ., 1956; его же, Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII–XII вв., М., 1964; Блок М., Характерные черты франц. агр. истории, пер. с франц., М., 1957; Дьяконов И. М., Общественный и государственный строй др. Двуречья. Шумер, М., 1959; его же, Община на Древнем Востоке в работах сов. исследователей, "ВДИ", 1963, № 1 (там же см. материалы дискуссии по общине на Др. Востоке); Васильев Л. С., Агр. отношения и община в др. Китае (XI–VII вв. до н. э.), М., 1961; Славянский этнографич. сборник, М., 1960; Восточно-азиатский этнографич. сборник, М., 1960; Baden-Powell В. Н., The indian village community, New Haven, 1957; Вrunner E. S. de, Village communities, N.-Y., 1927; Redfield R., The primitive world and its transformations, N.-Y., 1957; Suret-Canale J., Essai sur la signification sociale et historique des hégémonies peuples (XVII – XIX siècles), P., 1964; Поземельная община, в кн.: Энц. словарь Брокгауз и Эфрон, т. 47, СПБ, 1898. См. также лит. к ст. "Род", "Крестьянство".

Л. Б. Алаев. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia