Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Купечество





КУПÉЧЕСТВО – особый социальный слой, занимающийся "торговлей" в условиях господства частной собственности на обмениваемые товары. Зародыши К. встречаются в период разложения первобытнообщинных отношений, однако необходимым элементом социальной структуры общества оно становится лишь в клас. обществе, развиваясь вместе с ростом обществ. разделения труда и обмена. В странах Др. Востока, в условиях сравнительно незначит. развития обмена и централизованной деспотич. власти царей, К. было в общем малочисленно и не вполне сложилось в особый социальный слой торг. посредников, имевших собственные средства и самостоятельно ведших торг. операции. Так, напр., по мнению большинства исследователей, купцы – "тамкары", упоминавшиеся в Кодексе Хаммурапи и др. источниках по истории Двуречья, были скорее всего торг. агентами царских и храмовых х-в, лишь частично занимавшимися торговлей за свой счет и ради собственных интересов. В рабовладельч. обществах Древнего мира с более развитыми товарно-ден. отношениями (торг.-ремесл. др.-греч. полисы, Карфаген, нек-рые эллинистич. гос-ва, Рим. империя) К. представляло уже более значит. слой и располагало в качестве полных собственников крупными ден. средствами, используемыми обычно не только в торговле, но также и для ростовщичества. В Афинах торговлей занимались как полноправные граждане, так и "метеки", в Риме – "всадники", рядовые граждане, "вольноотпущенники".

В период раннего средневековья наиболее развитое К. существовало в феод. странах Азии и Сев. Африки (арабский Халифат 7–9 вв. и образовавшиеся на его развалинах гос-ва, Китай, Индия), а также в Византии, где уже тогда существовали сравнительно развитые "города" и гор. ремесло. Особенно большой размах приняла торг. деятельность араб. купцов, к-рые вели торговлю на обширной терр.: от Африки на З. до Малайского архипелага и даже Китая – на В., образовали множество торг. факторий и поселений на берегах Индийского ок. (в частности, на вост. берегу Африки, откуда вывозились рабы и слоновая кость) и занимали ведущее место в торговле этого огромного р-на вплоть до появления здесь европейцев. В Юж. и Вост. Азии широкие торг. связи поддерживали также купцы Индии и Китая. В 11–12 вв. в связи с отделением ремесла от с. х-ва и стремительным ростом городов и в Зап. Европе начинается развитие К., особенно быстрое в больших гор. центрах транзитной торговли (Венеция, Генуя, ганзейские города и т. д.) и производства ремесл. изделий для дальнего экспорта. Крупное К. таких городов скапливало в своих руках значит. ден. богатства и в качестве осн. компонента входило в состав высш. слоя гор. населения – "патрициата". Принадлежа к числу горожан, К. пользовалось всеми завоеванными ими привилегиями (высшая прослойка К., входившая в патрициат, обладала еще дополнит. правами). К. объединялось для защиты своих специфич. интересов в отдельные орг-ции (отраслевые орг-ции различных торговцев, общегородские "гильдии", гильдии купцов, ведших далекую транзитную или экспортную торговлю). К 15 в. в среде зап.-европ. К. выработалась уже сравнительно развитая техника коммерч. операций (комменда, вексель, письм. отчетность в форме итал. двойной бухгалтерии и т. д.). Особенно большое значение приобретает К. в период разложения феодализма и зарождения элементов капиталистич. отношений. В качестве представителя торг.-ростовщич. капитала оно начинает эксплуатировать широкие массы мелких товаропроизводителей, снабжая их сырьем и сбывая их изделия, порою подчиняя ремесл. цехи. Это проникновение купеч. капитала в область производства началось еще в крупных центрах шерстяной пром-сти 13–14 вв. (Флоренция, города Фландрии), однако еще бóльшие масштабы оно принимает в 16–18 вв., особенно в Нидерландах, Англии, Франции, отд. областях Германии. Купцы-скупщики фактически превращались в капиталистов-предпринимателей (рассеянная "мануфактура"). После Великих географич. открытий К. Зап. Европы вовлекает в орбиту своей торг. деятельности огромные территории стран Азии, Америки, Африки, принимая деятельное участие в их эксплуатации, бывшей одним из актов первоначального накопления. Образуются большие "торговые компании", к-рые добиваются установления торг. монополии или даже воен.-политич. господства в целых странах и р-нах мира (напр., Ост-Индские компании – нидерландская, английская).

В условиях развитого капиталистич. общества К. в осн. утрачивает значение самостоят. обществ. силы, в экономике на первый план выдвигается пром. буржуазия. При империализме торговля контролируется монополиями, и купцы, самостоятельно ведущие торговлю на собственные средства, сохраняются гл. обр. в розничной торговле, причем и в этой сфере они все более вытесняются торговлей монополий.

В развитых феод. странах Азии и Сев. Африки в 16–19 вв. в связи с происходившим в них в это время ростом товарного произ-ва (сопровождавшимся спонтанным зарождением элементов капиталистич. отношений) наблюдается дальнейшее развитие торг. капитала и К. В большинстве этих стран засвидетельствовано существование купеч. орг-ций; своей торг. деятельностью К. обслуживало потребности гл. обр. феодалов и чиновничества, часто занимаясь вместе с тем ростовщичеством и откупами. В колониальных странах крупное К. нередко играло реакц. роль, выполняя функцию младшего партнера колонизаторов в эксплуатации местного населения.

В бурж. ист. науке нередко встречается преувеличенное представление о роли К. в истории. Напр., бельг. историк А. "Пиренн" видел в К. гл. движущую силу экономич. развития феод. Европы, утверждая, что именно его торг.-посреднич. деятельность была гл. фактором роста ср.-век. городов (до крайних пределов эту точку зрения развил нем. историк Ф. "Рёриг"). Тенденция к преувеличению ист. роли торг. капитала и К. одно время обнаружилась и в среде сов. экономистов и историков (А. А. Богданов, И. И. Скворцов-Степанов, M. H. Покровский). Отметая преувелич. представление об ист. роли К. (в действительности не только сама возможность посреднич. деятельности К., но и степень ее успешности определялись условиями, господствовавшими в производстве), нельзя впадать и в противоположную крайность недооценки значения К., как, в частности, случилось с нек-рыми критиками взглядов Покровского. На определенной ступени развития обществ. разделения труда посреднич. деятельность К. становится необходимым условием нормального хода обществ. воспроизводства. Нужно учитывать и то, что даже при сравнительно небольших размерах обмена в рабовладельч. и феод. обществах К. выполняло очень важную для господств. классов функцию, помогая в необходимой для него форме реализовать прибавочный продукт (снабжение дорогими привозными товарами). Бесспорно также, что К. играло очень большую роль в обществ. жизни периода наибольшего развития торг. капитала (период разложения феодализма и становления мануфактурной стадии капитализма). Но К. само по себе не могло стать господств. классом, т. к. не являлось собственником осн. средств. произ-ва. Господств. слоем населения К. было лишь в отд. городах феод. Зап. Европы с особо развитым купеч. патрициатом (напр., в Венеции, ганзейских городах Германии) и, пожалуй, в Голландии, в к-рой после революции 16 в. пришла к власти купеч. олигархия. Характерно, однако, что даже и в этом случае К. не могло самостоятельно конституироваться в господствующий класс и вынуждено было искать союза с определенными элементами дворянства.

Лит.: Маркс К., Капитал, т. 3, гл. 20, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 25, ч. 1; Энгельс Ф., Закон стоимости и норма прибыли, там же, т. 25, ч. 2; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Соч., 4 изд., т. 3, гл. 5; Кулишер И. М., История экономич. быта Зап. Европы, 8 изд., т. 1–2, М.–Л., 1931; О генезисе капитализма в странах Востока, М., 1962; Πиренн Α., Средневековые города и возрождение торговли, пер. с англ., Горький, 1941. См. также лит. при ст. "Торговля".

Ю. А. Корхов. Москва.

Купечество в России. В ист. источниках для обозначения К. в Др. Руси употребляются два термина – "купец" (горожанин, занимающийся торговлей) и "гость" (купец, связанный торг. операциями с др. городами и странами). С 13 в. фигурирует третий термин – "торговец". Первое упоминание о К. в Киевской Руси относится к 10 в. В 11–12 вв. К. составляло особую социальную группу гор. населения, наряду с торговлей занималось и ростовщичеством; пользовалось поддержкой княж. власти. В 12 в. в наиболее крупных экономич. центрах возникли первые купеч. корпорации (см. ""Иванское сто""). Процесс роста К. был прерван монг.-тат. нашествием и возобновился в Сев.-Вост. Руси на рубеже 13–14 вв. Развитие городов и рост числ. К. привели к выделению наиболее богатых и влиятельных групп купцов-гостей в Москве, Новгороде, Пскове, Твери, Н. Новгороде, Вологде и др. Объединение рус. земель вокруг Москвы сопровождалось не только ограблением городов великокняж. властью, чем ограничилась королев. власть в странах Зап. Европы, но и ликвидацией податной и иной автономии местных купеч. корпораций, а позднее и их разрушением. В правление Ивана IV Грозного многие представители К. были истреблены физически. Купцы вместе с ремесленниками и мелкими торговцами городов были объединены в одно сословие посадских людей, в к-ром К. составляло богатое меньшинство. Немногочисл. группа К., к-рую пр-во использовало для выполнения торг.-финанс. поручений (продажа пушнины и др. казенных товаров за границей, закупка иностр. товаров для казны и т. д.), в последней трети 16 в. была объединена в три корпорации – гостей, торг. людей гостиной (в кон. 16 в. – 350 чел.) и суконной сотен (в кон. 16 в. – 250 чел.).

Характер деятельности К. обусловливал накопление и развитие в его среде начал математич., географич. и др. знаний; представители К. оставили ряд ценных в науч. отношении описаний путешествий ("Хожение за три моря" тверского купца Афанасия Никитина и др.). Пр-во в 16–17 вв. использовало представителей К. на гос. службе и для выполнения важных поручений (А. Грибов, С. "Маленький", А. Чистый, Н. Чистый, А. И. "Иванов", Л. И. "Иванов", А. С. "Кириллов" и др.). Гость В. Д. Ермолин был видным подрядчиком и архитектором 2-й пол. 15 в., по его заказу выполнена Ермолинская летопись.

С 17 в. заметно усилилась связь купеч. капитала с внутр. пром. и с.-х. произ-вом, что было обусловлено ростом городов, внутр. рынка и развитием внеш. торговли. Крупное К. стало соединять торг., а также ростовщич. операции с предпринимательством в соледобывающей, винокуренной (до 50-х гг. 18 в.), кожев. и др. отраслях пром-сти, а с 18 в. в металлургии, текстильной, бумажной, стекольной и др., т. е. начался процесс формирования рус. буржуазии. Развитие торговли вне города привело к появлению слоя крестьян-купцов. Рост экономич. значения гор. К. уже в 17 в. нашел отражение в законодательстве (Торговый устав 1653, Новоторговый устав 1667 и др.). Происшедшие с 17 в. изменения отразили реформы 1-й четв. 18 в. Корпорации гостей, торг. людей гостиной и суконной сотен были ликвидированы, ибо пр-во, опираясь на все К. и выросший бюрократич. аппарат, могло обойтись без узкого круга привилегированного К. Члены корпораций были включены в податное посадское сословие, к-рое получило новое название – К., права и обязанности его были такие же, как у посадских людей. Купцы составляли в нем по-прежнему меньшинство. Большинство же занималось ремеслом, мелочной торговлей и "черною работою". В 20-е же гг. 18 в. пр-во установило порядок записи в К. для торгующих крестьян, стремясь при этом сочетать фискальные интересы гос-ва и интересы крепостников, владельцев торгующих крестьян: в К. городов записывали крестьян, имевших капитал более 500 руб.; приобретая купеч. права, они оставались крепостными. В течение 18 в. прослойка крестьян-купцов была немногочисленной (в 40-е гг. – 1943 чел. муж. пола, в 60-е гг. – 3380 чел.). Ее образованию препятствовали крепостники, не желавшие ограничения своих владельч. прав. Поэтому в 18 в. большинство крестьян, фактически ставших купцами, не смогло перейти в разряд крестьян-купцов и не получило прав купеч. сословия.

В 17 в. численность росс. К. выросла за счет укр. купцов, составлявших в городах Украины часть сословия мещан, а в 1-й четв. 18 в. – за счет гильдейского К. Прибалтики. Равные с рус. К. права получили купцы Белоруссии (исключая евреев, см. "Черта оседлости") и др. присоединенных во 2-й пол. 18 – 1-й пол. 19 вв. областей. К. Прибалтики, а с 19 в. Польши и Финляндии сохранило часть особых прав до 20 в.

Господство крепостнич. порядков обусловило замедленный рост гор. К. Население городов росло преим. за счет крестьян, не получавших прав гор. гражданства (напр., в 30-е гг. 18 в. в Москве дворовых и крестьян было 54,3 тыс. чел., или 39% населения, в кон. 80 – нач. 90-х гг. – 115 тыс. чел., или 66% населения города). Бесправная масса крестьян города и беднейшая часть К. участвовали в антифеод. выступлениях, в частности в Крест. войне 1773–75 под предводительством Е. И. Пугачева. С целью расширения социальной опоры самодержавия в городах, а также в фискальных интересах, пр-во пошло в 1775 на создание привилегированного гильдейского К. (см. "Гильдии" в России). В новую сословную орг-цию К. вошла буржуазия рус., укр., а затем и белорус. городов – промышленники, крупные и средние купцы, представители нарождавшегося банковского и сохранявшегося в отсталой стране ростовщич. капитала. Остальная масса прежнего купеч. сословия городов, состоявшая из ремесленников, товаропроизводителей и мелких торговцев, образовала сословие мещан. Орг-ция гильдейского К., окончательно оформленная "Жалованной грамотой городам 1785", существовала без радикальных изменений до 1861. Но развитие капиталистич. производства требовало не укрепления сословий, а их ликвидации, создания в торг.-пром. деятельности "...равенства шансов для буржуазных конкурентов..." (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1957, с. 99). Кризис крепостнич. системы привел, с одной стороны, к постепенному упадку гильдейского К. городов, с другой – к росту и оформлению также в сословных формах крест. буржуазии, в т. ч. слоя крестьян-купцов. Числ. гильдейского К. в 1-й пол. 19 в. росла крайне медленно, преим. за счет разбогатевших мещан и выкупившихся на волю представителей крест. буржуазии. Числ. податного населения страны с 1811 по 1840 выросла почти на 70%, гильдейского К. – на 9% (с 201,2 до 219,4 тыс. чел.). Произошло относит. падение доли К. в пром-сти и торговле, многие старые фамилии разоряются. Попытка пр-ва гильдейской реформой Канкрина (1824) ограничить мелкую торговлю крестьян и мещан в городах и тем укрепить позиции гильдейского К. окончилась неудачей: в 1825–27 пр-во было вынуждено отменить ряд важных пунктов этой реформы. Одновременно происходил рост крест. торговли и пром-сти. Значит. часть торг.-промыслового крестьянства в кон. 18 – нач. 19 вв. по-прежнему оставалась вне купеч. сословия. Несмотря на противодействие гильдейского К., в 1812 пр-во, в фискальных интересах и учитывая требования помещиков, предоставило торг.-промысловым крестьянам (без ограничения прав помещиков) равные права с К. В 1816–24 крестьяне ежегодно выкупали 3,1–8,6 тыс. торг. свидетельств. Прослойка крестьян-купцов, как и гильдейское К. кон. 18 – 1-й пол. 19 вв., не являлась узкосословной по своей социальной сущности; в сословных рамках она объединяла формирующуюся крест. буржуазию как торговую, так и промышленную. В 18 – 1-й пол. 19 вв. К. оказало значит. влияние на развитие культуры. Экономич. требования и идеологию К. выразили экономист И. Т. "Посошков", историки М. Д. "Чулков", В. В. "Крестинин", И. И. "Голиков", Н. А. "Полевой" и др. В лит-ре известны казанский купец Г. П. Каменев (1772–1803), поэт А. В. Кольцов (1809–1842). В среде ярославского К. зародился проф. рус. театр (Ф. Г. Волков, И. А. Дмитревский и др.). Из К. вышли многие собиратели ист. документов (ярославский купец И. А. Вахрамеев, шуйский купец В. А. Борисов и др.), а позднее – создатели художеств. коллекций, библиотек, театров (П. М. Третьяков, С. И. Мамонтов, А. А. Бахрушин, Г. В. Юдин и др.). С отменой крепостного права в 1861 К. стало составной частью буржуазии. В 60-е гг. были подорваны и условия для существования в городах замкнутого купеч. сословия, хотя в России до 1917 сословия, в т. ч. и К., сохранили многие свои права. С 1863 доступ в К. был открыт для выходцев из всех др. сословий. Для этого необходимо было уплатить все повинности по прежнему сословию, ежегодно платить гильдейский сбор (с 1-й гильдии – 500 руб., 2-й гильдии – 150 руб., 3-я гильдия была ликвидирована) и др. виды промыслового налога. Обязательность оплаты гильдейских свидетельств для всех лиц, производивших оптовую и крупную розничную торговлю, и лиц, владевших фабриками, заводами и др. предприятиями, удерживала в купеч. сословии представителей как торговой, так и пром. буржуазии города и деревни. В купеч. сословие перешли многие крестьяне, а сословная прослойка крестьян-купцов исчезла, слившись с гильдейским К. В купеч. сословие крестьян привлекали также и такие его права, как освобождение от телесных наказаний, возможность быть причисленным в категорию почетных граждан и др. Но численность купеч. сословия во 2-й пол. 19 в. почти не росла: в 40-е гг. – 219,4 тыс. чел., в 1897 – 225,6 тыс. чел. Многие представители торг. и пром. буржуазии предпочитали переходить в др. сословия, в т. ч. в категорию почетных граждан. С 1899 гильдейский сбор из осн. вида промыслового налога был превращен в сбор за принадлежность к купеч. сословию, что создало условия для исчезновения К. как сословия. За свидетельство 1-й гильдии следовало платить всего 50 руб., а 2-й гильдии – 20 руб. Но свидетельство 1-й гильдии могли приобрести лишь представители крупной буржуазии, платившие осн. промысловый налог в размере более 500 руб., а 2-й гильдии – средней буржуазии, платившие осн. промысловый налог в размере 50–500 руб. в год. Оплата гильдейских свидетельств сверх осн. промыслового налога имела смысл только для купцов-евреев, т. к. давала им право вести торг.-пром. операции за пределами черты оседлости. В 20 в. по численности К. стало незначит. частью буржуазии России. Окончат. ликвидация К. как сословия была осуществлена в результате Октябрьской революции.

История К. в России в целом изучена слабо. Обобщающих работ о К. нет ни в дореволюц., ни в сов. историографии. Сведения о К. и его развитии содержатся преим. в исследованиях, посвященных истории городов, торговли и пром-сти. Специально этой теме в сов. историографии посвящены монографии В. Е. Сыроечковского ("Гости-сурожане", М.–Л., 1935), К. В. Базилевича ("Крупное торг. предприятие в Моск. гос-ве в первой пол. XVII в.", Л., 1933), В. Н. Яковцевского ("Купеч. капитал в феод.-крепостнич. России", М., 1953) и Н. А. Баклановой ("Торг.-пром. деятельность Калмыковых во второй пол. XVII в.", М., 1959), а также статьи о К. в 17–18 вв. С. В. Бахрушина, Е. И. Заозерской, В. А. Александрова, Р. И. Козинцевой и др. Большое внимание истории гильдейского К. и прослойки крестьян-купцов в кон. 18 – 1-й пол. 19 вв. уделено в исследовании П. Г. Рындзюнского "Городское гражданство дореформенной России" (М., 1958).

Лит. (кроме указ. в ст.): Дитятин И. И., Устройство и управление городов России, т. 1–2, СПБ – Я., 1875–77; Карнович Е. П., Замечательные богатства частных лиц в России, 2 изд., СПБ, 1885; Ключевский В. О., История сословий в России, Соч., т. 6, М., 1959; Кизеветтер Α. Α., Посадская община в России XVIII ст., М., 1903; История моск. купеч. общества, т. 5, в. 3, М., 1915; Кулишер И. М., Очерк истории рус. торговли, П., 1923; Тихомиров М. Н., Древнерус. города, 2 изд., М., 1956; его же, Средневековая Москва в XIV–XV вв., М., 1957; Сахаров А. М., Города Сев.-Вост. Руси XIV–XV вв., М., 1959; Черепнин Л. В., Образование рус. централизованного гос-ва в XIV–XV вв., М., 1960; Смирнов П. П., Посадокие люди и их клас. борьба до сер. XVII в., т. 1–2, М.–Л., 1947–48; Бахрушин С. В., Науч. труды, т. 2–3 (ч. 1), М., 1954–55; Устюгов Н. В., Солеваренная пром-сть Соли Камской в XVII в., М., 1957; Заозерская Е. И., Торги и промыслы гостиной сотни Ср. Поволжья на рубеже XVII–XVIII в., в сб.: Петр Великий, М.–Л., 1947; Александров В. Α., Сибирские торг. люди Ушаковы в XVII в., в сб.: Рус. гос-во в XVII в., М., 1961; Гиндин И. Ф., Гос. банк и экономич. политика царского пр-ва (1861–92), М., 1960; Козинцева Р. И., Внешнеторговый оборот Архангельской ярмарки и ее роль в развитии всероссийского рынка, в сб.: Исследования по истории феодально-крепостнич. России, М.–Л., 1964.

М. Я. Волков. Москва.



Еще в энциклопедиях