Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Кулачество





КУЛÁЧЕСТВО в России – деревенская буржуазия. Кулаки – это крупные (по сравнению с середняками и крест. беднотой) зем. собственники, арендаторы, эксплуатировавшие батраков и бедняцко-середняцкую часть деревни. Однако в массе своей они мало отличались по уровню культуры и быта от крестьян, участвовали в крест. физич. труде. Составляя небольшое меньшинство "крестьянства", К. вместе с тем было самым многочисл. слоем капиталистич. предпринимателей в земледелии.

К. начало появляться еще в докапиталистич. деревне, в связи с развитием товарного произ-ва, и сложилось в пореформенную эпоху. "Прибирая к рукам" и крестьянские, и помещичьи, и казенные земли, К. концентрировало в своих руках все большее и большее количество земель. В России в кон. 19 в. на долю К. приходилось не более 1/5 крест. дворов. Но, указывал В. И. Ленин, "...по своему значению во всей совокупности крестьянского хозяйства, – в общей сумме принадлежащих крестьянству средств производства, в общем количестве производимых крестьянством земледельческих продуктов, – крестьянская буржуазия является безусловно преобладающей. Она – господин... деревни" (Соч., т. 3, с. 145). В дореволюц. России кулаки производили 50% товарного хлеба, концентрировали в своих х-вах бóльшую часть с.-х. машин и орудий, половину конского поголовья, владели торг. заведениями и торг.-пром. предприятиями, содержали трактиры, занимались ростовщичеством. В стремлении к накоплению К. наталкивалось на рогатки крепостничества. Отсюда – его враждебность к дворянам-помещикам, "...но еще более несомненна его враждебность по отношению к сельскому пролетариату" (там же, т. 8, с. 207). После революции 1905–07 царизм, оставляя нетронутым помещичье землевладение, вместе с тем встал на путь форсированного разрушения крест. общины, укрепления К., стремясь в его лице создать свою верную опору (см. "Столыпинская аграрная реформа").

Пролетарскую революцию К. встретило враждебно. Однако на 1-м этапе сов. агр. преобразований (до лета 1918), пока шла ликвидация помещичьего землевладения, К. выступало вместе со всем крестьянством. При этом оно захватывало лучшие земли, помещичий инвентарь и скот. Кулаки проникали в сел. советы и во мн. местах подчиняли их своим интересам. Владея большими запасами хлеба, они пытались голодом сорвать хлебную монополию, восстановить свободную торговлю, принудить Сов. власть отказаться от социалистич. преобразований. Летом – осенью 1918 оно открыто выступило против Сов. власти. По стране прошла волна кулацких восстаний. К. стало осн. социальной опорой контрреволюции (см. "Иностранная военная интервенция и гражданская война в СССР 1918–20"). Кулацкие банды зверски расправлялись с рабочими и крест. беднотой, помогали белогвардейцам и интервентам. В борьбе с К. большую роль сыграли "комитеты бедноты" и "продотряды" рабочих. Введенная в 1919 продразверстка была направлена на изъятие хлебных излишков в деревне, в первую очередь у кулаков. К. был нанесен сильнейший удар, часть кулацких х-в была экспроприирована. К. лишилось 50 млн. га из 80 млн. га земли, к-рыми владело до революции значит. части др. средств произ-ва.

С переходом к нэпу на базе социального расслоения деревни возобновился рост кулацких х-в. Однако восстановить свои дореволюц. позиции К. не смогло. Национализация земли уничтожила осн. источник капиталистич. накопления в деревне. Сов. власть проводила политику ограничения и вытеснения К., облагая его повышенными налогами, ограничивая размеры зем. аренды и найма рабочей силы, лишая политич. прав и т. д. С др. стороны, эксплуататорские возможности К. ограничивались экономич. помощью гос-ва бедноте и середнякам, что укрепляло трудовое крест. х-во. Гл. роль в капиталистич. накоплении теперь играла концентрация рабочего скота, с.-х. машин и орудий, а не земли, как было до революции. По данным обследования 614 тыс. крест. х-в в 1927, среди них было 3,2% кулацких, к-рые имели 7,5% рабоч. скота, 21,7% машин и орудий. Бедняцкая группа (26,1% обследованных х-в) имела 6,5% рабочего скота, 1,6% машин и орудий. Бедняки, а частью и середняки были вынуждены на кабальных условиях нанимать рабочий скот и инвентарь у кулаков и зажиточных середняков. Отношения, основанные на сдаче в наем средств произ-ва, были наиболее распространенными капиталистич. отношениями в доколхозной деревне. К. арендовало значит. зем. площадь у бедняков и маломощных середняков. В х-вах с посевом от 16 до 25 дес. половина земли была арендованной, а в х-вах с посевом св. 25 дес. – до трех четвертей. Ок. 1,4 млн. кулацких и зажиточных середняцких х-в держало сроковых рабочих (батраков). Собственно кулацких х-в в 1927 насчитывалось ок. 1 млн. (примерно 4–5%). Вместе с зажиточной верхушкой середняков они производили до 30% товарного хлеба.

Владея значит. средствами произ-ва, арендуя землю, эксплуатируя труд батраков и бедняков, закабаляя их при помощи ростовщического кредита, кулацкие х-ва к сер. 20-х гг. значительно окрепли, усилили сопротивление политике Сов. власти в деревне. К. выступало с требованием организации "Крест. союза", к-рый должен был противостоять Коммунистич. партии. Кулаки проникали в Советы, пытались захватить в свои руки крест. орг-ции и кооперацию, чтобы сорвать политику ограничения и вытеснения К. Они вели антисов. и антиколхозную агитацию. Вновь стал расти кулацкий террор. В 1926 было зарегистрировано 400 террористич. актов со стороны К., в 1927 – 700, в 1928 – 1027. В 1927 К. организовало "хлебную стачку", отказываясь продавать хлеб гос-ву по твердым ценам. Чтобы сломить саботаж хлебозаготовок, гос-во вынуждено было применить чрезвычайные меры (применение ст. 107 Уголовного кодекса РСФСР о привлечении к судебной ответственности и конфискации имущества виновных в спекуляции). Часть кулацких х-в была экспроприирована, у кулаков было проведено изъятие тракторов и др. сложных машин, кредитных средств, усилены ограничения для кулаков в аренде земли, в создании отрубных и хуторских х-в. Возросло налоговое обложение кулацких х-в, в частности стало применяться индивидуальное обложение. Весной и летом 1929 в кулацких х-вах прокатилась волна батрацких стачек.

Развертывание сплошной коллективизации послужило основой для перехода от политики ограничения и вытеснения к политике ликвидации К. как класса. К. оказало ожесточенное сопротивление колхозному движению (от антиколхозной агитации до убийства активистов, поджогов колхозного имущества, организации мятежей). Клас. борьба приняла крайне острые формы. Этим в значит. мере было обусловлено проведение ликвидации К. в форме "раскулачивания" – насильств. экспроприации всех средств произ-ва и широкого применения репрессивных мер. Конкретные формы осуществления политики ликвидации К. были разработаны в постановлениях и инструкциях Политбюро ЦК ВКП(б) (от 30 янв. 1930), ЦИК и СНК СССР (от 1 и 4 февр. 1930). В р-нах сплошной коллективизации был отменен закон о разрешении аренды земли и применении наемного труда. Краевым и обл. исполкомам Советов и пр-вам автономн. республик предоставлялось право решать вопрос о конфискации имущества кулаков и их выселении. Конфискованное у кулаков имущество должно было передаваться в неделимые фонды колхозов как взнос бедняцких х-в и батраков. Предусматривалось разделение кулацких х-в на 3 категории, причем только в отношении первой из них (наиболее мощные х-ва, владельцы к-рых участвовали в контрреволюц. борьбе) рекомендовалось применять решительные меры: арестовывать, отдавать под суд, а семьи выселять, имущество конфисковать. В отношении экономически мощных х-в кулаков, эксплуатировавших бедноту, но не участвовавших в контрреволюц. выступлениях, применялись экспроприация средств произ-ва и выселение в отдаленные р-ны. Владельцы менее мощных х-в, активно не выступавшие против Сов. власти, но эксплуатировавшие наемных работников, расселялись в пределах тех же адм. р-нов. Осн. масса К. была отнесена к 3-й категории, значит. часть их впоследствии была принята в колхозы. Раскулачивание осуществлялось как обществ. кампания с участием представителей Сов. власти, групп бедноты, колхозников. Вопрос о раскулачивании тех или иных лиц обсуждался на собраниях крестьян. Кулаки с семьями выселялись в специально отведенные места и там получали возможность заниматься производит. трудом. Часть кулаков ликвидировала х-ва и переселилась в города и др. р-ны. Однако в практике раскулачивания были допущены ошибки и извращения. Меры борьбы против кулака нередко переносились и на середняка. В нек-рых р-нах доля "раскулаченных" доходила до 15% крест. х-в, тогда как фактически кулацкими были не более 5% х-в. Эти и др. ошибки, к-рые вызвали недовольство крестьян, в дальнейшем были исправлены. В 30-х гг. в ожесточенной борьбе с К. сов. крестьянство было избавлено от кулацкой эксплуатации, в СССР победил колх. строй, исчезли условия, порождающие К. (см. "Коллективизация сельского хозяйства СССР").

В 1930–32 из р-нов сплошной коллективизации было выселено 240 757 семей – ок. 1/4 всех кулацких х-в, или примерно 1% крестьянских х-в. Часть их была направлена на работу в горнодобывающую промышленность, на лесозаготовки, часть – организована в с.-х. артели особого типа и продолжала заниматься земледелием. С бывших кулаков, которые лояльно относились к Сов. власти и честно трудились, постепенно снимались ограничения в правах. В соответствии с Конституцией СССР 1936 всем им были предоставлены избират. права. В сент. 1938 артели быв. кулаков были преобразованы в с.-х. артели с обычным порядком управления (до этого правления в них не избирались, а назначались). Т. о., осн. часть быв. кулаков была вовлечена в социалистич. строительство, перевоспитана, превратилась в честных равноправных граждан сов. об-ва.

Во Время Вел. Отечеств. войны 1941–45 в оккупированных врагом р-нах фашисты вербовали из числа наиболее озлобленных быв. кулаков своих прислужников (полицейских, старост и т. п.). Но большая часть быв. кулаков и их детей честно выполнила гражданский долг на фронте и в тылу. В связи с этим после войны с них были сняты последние ограничения (лишение права выезда с места поселения).

Лит. (помимо указанной в ст. "Крестьянство", "Коллективизация сельского хозяйства СССР"): Ленин В. И., Соч., 4 изд. (см. Справочный том, ч. 1, с. 289–93); Калмыкова А. И., О нек-рых вопросах расслоения сов. деревни в годы восстановит. периода (1921–1925 гг.), "ВМГУ", серия 9, ист. науки, 1960, № 3; Гайстер А. И., Расслоение сов. деревни, М., 1928; Каврайский В. Α., Hyсинов И. С., Классы и клас. борьба в совр. деревне, Новосиб., 1929; Сулковский М. В., Клас. группировки и производств. типы крест. х-в, М., 1930; Данилов В. П., Социально-экономич. отношения в сов. деревне накануне коллективизации, "ИЗ", т. 55, М., 1956; Семернин П. В., О ликвидации кулачества как класса, "ВИ КПСС", 1958, № 4; Φинаров А. П., К вопросу о ликвидации кулачества как класса и судьбе быв. кулаков в СССР, в кн.: История сов. крестьянства и колх. строительства в СССР, М., 1963; Сидоров В. Α., Мероприятия по труд. перевоспитанию быв. кулаков, "ВИ", 1964, № 1; Πогудин В. И., Проблема ликвидации кулачества как класса в сов. историографии, "ВИ", 1965, № 4.

В. П. Данилов. Москва.



Еще в энциклопедиях