Статистика - Статей: 909699, Изданий: 1065

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Белинский В. Г.





БЕЛИ́НСКИЙ, Виссарион Григорьевич [1 (13). VI, по новым данным – 30.V(11.VI). 1811 – 26.V(7.VI).1848] – русский лит. критик, философ, публицист, революц. демократ. Род. в Свеаборге в семье флотского лекаря; учился в уездном уч-ще в Чембаре (1822–24; ныне г. Белинский), затем в Пензенской гимназии (1825–28); в 1829–32 – на словесном отделении Моск. ун-та. В 1830 Б. входил в университетский кружок (т. н. ""Литературное общество 11 нумера""), затем (с осени 1833) – в кружок Н. В. Станкевича. Первое лит. произв. Б. – драма "Дмитрий Калинин", написана под влиянием "Путешествия из Петербурга в Москву" А. Н. Радищева. В 1832 Б. был исключен из ун-та, в качестве повода была использована неудача (из-за болезни) с экзаменами. В 1833–36 Б. вел отдел лит. критики в журн. "Телескоп" и лит. приложении к нему – "Молве", в 1838–39 – в журн. "Моск. наблюдатель", в 1839–46 – в ""Отечественных записках"" и в 1847–48 – в ""Современнике"".

Мировоззрение Б. в 30-е гг. прошло сложный путь развития. С нач. 30-х гг. Б. были свойственны просветительские взгляды, сложившиеся под влиянием Радищева, декабристов, франц. и нем. просветителей. Поиски цельной филос. теории привели Б. в сер. 30-х гг. к усвоению идей классич. нем. философии, особенно Ф. Шеллинга и Г. Гегеля. С позиций объективного идеализма Б. рассматривал мир, человеч. общество и сознание как воплощение абсолютной идеи. В то же время Б. – диалектик, считающий закономерным безграничное развитие природы и общества, прогресс культуры и просвещения. Идеалистические взгляды приводят Б. осенью 1837 к "примирению с действительностью", к-рое нашло свое отражение в статьях "Бородинская годовщина" (1839), "Менцель, критик Гёте" (1840), "Горе от ума" (1840) и др. Эти произв. вызвали осуждение А. И. Герцена и Т. Н. Грановского. В кон. 1839 – нач. 1840 под влиянием усилившейся клас. борьбы в России и революц. событий на Западе Б. порывает с "примирительными" тенденциями и обращается к утопич. социализму и революц. демократизму. В филос. воззрениях Б. 40-х гг. можно выделить два этапа: 1841–44 – развитие мировоззрения Б. в сторону материализма, диалектич., не свободный еще от влияния идеалистич. философии, взгляд на мир; 1844–48 – твердая материалистич. позиция в философии и эстетике и дальнейшее развитие диалектич. взглядов. В этот период Б. считал человека активной силой, способной изменять явления природы и обществ. жизни, осуждал метафизич. подход к явлениям. В. разрабатывал и новые положения материалистич. эстетики: о единстве содержания и формы в иск-ве, в к-ром ведущую роль играет содержание, о художеств. образе как средстве познания действительности, о художеств. правде, достигаемой путем типизации явлений действительности. В лит.-критич. соч., особенно в годичных обзорах рус. лит-ры за 1846 и 1847, статьях о А. С. Пушкине, М. Ю. Лермонтове, в письме Н. В. Гоголю (3 июля 1847) Б. обосновал принципы новой, революц.-демократич. эстетики – реализм, идейность, народность.

Определяя ист. место Б. в развитии революц. движения в России, В. И. Ленин писал: "Предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении был еще при крепостном праве В. Г. Белинский" (Соч., т. 20, с. 223). Являясь наряду с А. И. Герценом основоположником идеологии разночинцев, Б. выражал интересы крест. масс в обществ. борьбе 40-х гг. (см. "Западники" и "Славянофилы"), выступал их идеологом.

Исторические взгляды. Не занимаясь специально ист. исследованиями, Б., по словам Г. В. Плеханова, обладал "чутьем гениального социолога". Взгляды Б. на развитие человеческого общества имели идеалистич. характер. Он рассматривал идеи в качестве осн. источника ист. прогресса, но в его ист. взглядах содержались материалистич. элементы. Б. признавал роль материальных потребностей людей в обществ. развитии, указывал на зависимость взглядов и нравов людей от окружающей обществ. среды. Одно из центр. мест в социологич. воззрениях Б. занимает идея ист. закономерности. По мнению Б., смена ист. эпох и выдающиеся события истории не происходят по произволу правителей, не представляют собой случайности, но совершаются закономерно, в силу ист. необходимости. К числу материалистич. догадок Б. относится также признание им решающей роли народа в истории. Б. полагал, что распространение среди народа передовых идей приблизит революцию, призванную обеспечить утверждение социалистич. отношений. Он считал, что борьба противоположных сил (классов, сословий) движет развитие человеческого общества, однако не видел, что в основе жизни и борьбы масс лежит материальное производство, развивающееся по определенным ист. законам.

В произв. Б. содержится оценка важнейших этапов истории человечества, причем наибольшее внимание уделяется переломным и революц. периодам в истории того или иного народа. В рецензиях на книги Ф. Лоренца "Руководство к всеобщей истории" (1842) и С. Смарагдова "Руководство к познанию новой истории для средних уч. заведений" (1844) Б. останавливался гл. обр. на крушении Рим. империи, периоде ср. веков, подчеркивая засилье католич. церкви и преследование передовой мысли в Зап. Европе. Большое внимание уделял Б. франц. бурж. революции конца 18 в. Особенно интересовала его деятельность Марата, Робеспьера, Cен-Жюста. Б. осуждал захватнич. войны Наполеона I, считая справедливой борьбу угнетенных народов за нац. независимость (рец. 1845 на кн. Тьера "История консульства и империи"). Он дал глубокую оценку революц. событиям во Франции в 1830 (рец. 1844 на роман Э. Сю "Парижские тайны") и приветствовал начало революции 1848 в Зап. Европе.

Наибольшее внимание Б. уделял истории России. В середине 30-х гг. взгляды Б. на русский историч. процесс в значит. мере формировались под воздействием Н. А. "Полевого" и М. Т. "Каченовского". Ист. концепции Б. в эти годы были свойственны монархич. иллюзии, к-рые были преодолены к концу его "примирения с действительностью". Но как в период "примирения", так и впоследствии характерной чертой взглядов Б. был его ист. оптимизм, вера в рус. народ. Уже с 1838 Б. выступал против пессимистич. концепции П. Я. "Чаадаева". К 40-м гг., утвердившись в демократич. воззрениях, Б. в рецензиях на ист. труды ["Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России" И. Голикова (1841), "История Петра Великого" В. Бергмана (1841), "История Малороссии" Н. Маркевича (1843)], в лит.-критич. работах ["Литературные мечтания" (1834), цикл ст. "Сочинения Александра Пушкина" (1843–46) и др.], в годичных обзорах рус. лит-ры связал освещение рус. истории с политич. задачами рус. демократии. Б. работал над проблемами рус. истории тогда, когда источники ее не были еще достаточно изучены, а ист. науку в России представляли лишь дворянские и бурж. историки. В этих условиях Б. выступил против монархич. концепции H. M. "Карамзина", против ист. теорий "славянофилов", а также против идеализации капиталистич. пути развития со стороны либеральной части западников (В. П. "Боткин", П. В. "Анненков" и др.). Он был противником "норманской теории". Междоусобные войны периода феод. раздробленности он называл "бессмысленными" и видел в них осн. причину ослабления сил рус. народа, облегчившую установление татаро-монг. ига. Образование рус. централизов. гос-ва Б. рассматривал как прогрессивный ист. процесс. В отличие от M. M. "Щербатова", H. M. Карамзина, К. С. "Аксакова" и др., Б. указывал на положит. значение борьбы Ивана IV с децентрализаторскими стремлениями реакц. боярства и в то же время критиковал его за жестокость. Много внимания уделил Б. освещению ист. предпосылок, содержанию и прогрессивному значению реформ Петра I. В борьбе со славянофилами Б. доказывал, что преобразования Петра I были вызваны ист. потребностями рус. жизни. Он указал на пробуждение "духа реформ" еще во 2-й пол. 17 в. Б. считал, что реформы Петра способствовали усилению воен. могущества страны, прочно обеспечили нац. независимость, содействовали развитию рус. культуры. В 30-х – нач. 40-х гг. Б. была свойственна идеализация петровских преобразований. Но по мере идейного размежевания с либералами-западниками, ожидавшими новых реформ "сверху", осуществленных по образцу реформ Петра I, Б. стал признавать социальную и ист. ограниченность петровских преобразований. Свои новые взгляды по этому вопросу Б. выразил в статье "Взгляд на русскую литературу 1846 г." (1847).

В "послепетровском периоде" рус. истории Б. выделял Отечеств. войну 1812, подчеркивал ее народный и освободит. характер, ее влияние на дальнейшую историю России, в частности на развитие рус. освободит. движения. Много занимался Б. вопросами истории рус. культуры 18–19 вв., видя в ней область духовной деятельности народа и потому – важную сторону рус. ист. процесса. Как лит. критик Б. особенно много сделал для изучения истории рус. лит-ры, раскрыв связь ее с нар. творчеством и передовыми освободит. идеями. Рассматривая важнейшие вопросы рус. и всеобщей истории, Б., в противоположность современным ему историкам в России (К. Д. "Кавелину", С. М. "Соловьеву", Б. Н. "Чичерину" и др.) и на Западе (Ф. "Гизо", Ф. "Минье", О. "Тьерри"), уделял основное внимание не политич. истории гос-ва, а истории народа.

Ист. взгляды Б. не получили своего освещения в дореволюц. историографии, но в целом о его идейном наследстве писали представители различных политич. течений. Славянофилы (И. В. "Киреевский", К. С. Аксаков и др.) враждебно полемизировали с ним, нередко искажая его взгляды; западники-либералы (К. Д. Кавелин, П. В. Анненков и др.) пытались представить Б. своим единомышленником. Рус. революционеры-демократы (А. И. Герцен, Н. П. Огарев, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов и др.), отстаивая и развивая идеи Б., стремились показать его действит. роль в истории рус. мысли. Н. К. Михайловский не понимал революц. характера воззрений и деятельности Б. и не считал его оригинальным мыслителем, П. Струве, также отрицая революционность Б. и считая его либералом, утверждал, что Б. призывал пойти "на выучку" к капитализму Запада.

Впервые марксистскую оценку идейному наследству Б. дал Г. В. Плеханов ("Белинский и разумная действительность", 1897; "Литературные взгляды Белинского", 1897, и др.). Плеханов показал Б. как блестящего диалектика и материалиста, однако он ошибочно представил его филос. эволюцию. Науч. оценка мировоззрения Б. дана в трудах В. И. Ленина. Он считал Б. выразителем интересов и настроений крепостных крестьян. Ленинские взгляды на мировоззрение Б. пропагандировал еще в дореволюц. время В. В. Воровский.

После Окт. социалистич. революции разработкой творчества Б. с идеалистич. позиций занимался Р. Иванов-Разумник. Социологич. взгляд на творчество Б. отразился в работе П. Сакулина. Сов. историки обществ. мысли на основе марксистско-ленинской методологии много сделали для всестороннего исследования мировоззрения Б. и его места в истории рус. обществ. мысли и освободит. движения. Лит.-критич. и эстетич. взгляды Б., а также место его в рус. обществ. мысли освещены в работах А. Луначарского, П. Лебедева-Полянского, Н. Бродского (см. лит. к статье), Н. Мордовченко ("Белинский и русская литература его времени", М.–Л., 1950), А. Лаврецкого ("Эстетика Белинского", М., 1959) и др. Историч. взглядам Б. посвящена книга В. Иллерицкого. Разработка мировоззрения Б. сов. философами дана в "Очерках по истории философской общественно-политической мысли народов СССР" (т. 1, 1955) и "Истории философии" (т. 2, 1957). В 1953–59 впервые осуществлено полное академич. издание соч. и писем Б. Во Франции в конце 19 в. творчество Б. было оценено А. Франсом (А. France, Ivan Tourguéneff, "Le Temps", 1877, 16 janvier) и Г. де Мопассаном (G. de Maupassant, Chronique études, correspondance, P., 1940). В 1950 в Италии издан сб. избр. произведений рус. революц. демократов с предисловием Д. Берти (Il pensiero democratico russo del XIX secolo, Firenze, 1950), в к-ром дается положит. оценка Б.

С крайне реакц. позиций Б. рассматривал Т. Масарик, представлявший его как религ. искателя, соединявшего в своих воззрениях "христианский социализм" и позитивизм. В реакц. белоэмигрантской лит-ре (Б. Яковенко, Д. Чижевский, В. Зеньковский и др.) Б. изображается как основатель рус. либерализма, искатель "царства божьего и социальной правды". Эти и др. антимарксистские работы о Б. не вносят ничего нового в лит-ру о нем.

Соч.: Полн. собр. соч., т. 1–11, под ред. С. А. Венгерова, СПБ, 1900–17, т. 12–13, под ред. В. С. Спиридонова, M.–Л., 1926–48, Собр. соч., т. 1–3, M., 1948; Полн. собр. соч., т. 1–13, Μ., 1953–59.

Лит.: Ленин В. И., Что делать?, Соч., 4 изд., т. 5, с. 342; его же, там же, т. 16, с. 107–09; его же, там же, т. 18, с. 250, 286; его же, там же, т. 20, с. 223–24; его же, там же, т. 26, с. 369; Герцен А. И., Собр. соч. в тридцати томах, т. 7, M., 1956; Чернышевский Н. Γ., Полн. собр. соч. в пятнадцати томах, т. 1, 3, Μ., 1939–47 (см. указатель); Плеханов Г. В., Избр. филос. произв. в пяти томах, т. 4, Μ., 1958, с. 417–67 (Белинский и разумная действительность), с. 468–97 (В. Г. Белинский), с. 498–542 (Виссарион Григорьевич Белинский), с. 543–94 (о Белинском); Луначарский А. [В.] Лит. силуэты, Л., 1925; Воровский В. В., Лит.-критич. статьи, M., 1956; Пыпин Α. Н., Белинский. Его жизнь и переписка, 2 изд., СПБ, 1908; Венгеров С. А., Эпоха Белинского 3 изд., Π., 1919; Евгеньев-Максимов В. [Е.], "Современник" в 40–50 гг. От Белинского до Чернышевского, Л., [1934]; Иванов-Разумник [P. В.], В. Г. Белинский, Π., 1918; Социализм Белинского. Статьи и письма. Редакция и комментарии Π. Н. Сакулина, Μ., 1925; Коган Π. [С.], Белинский и его время, Μ., 1923, Лебедев-Полянский П. И., В. Г. Белинский, M.–Л., 1945; Белинский историк и теоретик лит-ры, под ред. H. Л. Бродского, Сб. ст., Μ.–Л., 1949; ЛН, т. 55–57, Μ., 1948–51; Нечаева В. С., В. Г. Белинский. Начало жизненного пути и лит. деятельности, [М.], 1949; ее же, В. Г. Белинский. Учение в ун-те и работа в "Телескопе" и "Молве", [М.], 1954; Белинский в воспоминаниях современников, [М.], 1948; Иллерицкий В. Е., Ист. взгляды В. Г. Белинского, М., 1953; Оксман Ю. [Г.], Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского, Μ., 1958; его же, Письмо Белинского к Гоголю как ист. документ, в сб. Уч. зап. Саратовского гос. ун-та, т. 31, Саратов, 1952; Поляков M. Я., Виссарион Белинский. Личность – идеи – эпоха, Μ., 1960; Courrière С., Histoire de la littérature contemporaine en Russie, Ρ., 1875 (p. 202–19 – Biélinsky, p. 413–18 – Critique); Dolansky J., Belinskij a česká literatura, "Siavia", Praha, 1949–50, roč. 19, ses 1/2, s. 153–207; Forgács L., Bajza és Belinsznij, Bdpst, 1955 (Irodalomtörténeti füzetek, Sz. 3); Hostovský J.,V. G. Bělinskij, Praha, 1946; Nuove ragioni critiche, Firenze, 1954, p. 195–204; Trzynadlowski J., W. G. Bielinski, в его кн.: Studia Literackie, Wr., 1955, s. 152–78.

Β. Ε. Иллерицкий, M. T. Иовчук. Москва.



Еще в энциклопедиях