Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Майкапар А.: Персонажи, сюжеты, эмблемы, символы и..."

Тайная Вечеря





ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ (Мф., 26:17–29; Мк., 14:12–25; Лк., 22:7v23; Ин., 13:21–30). Последняя трапеза, которую Христос устроил со своими учениками в Иерусалиме перед своим арестом и на которой он объявил Двенадцати, что один из них предаст его, была широко представлена в христианском искусстве всех времен. Эта трапеза была прославлением еврейского праздника Пасхи – "праздника свободы", ознаменовавшего исход израильтян из Египта. Для христиан слова Христа, когда он освящал хлеб и вино, означают установление главного обряда Церкви. В свою очередь в искусстве два аспекта этой темы – предсказание о предательстве и первое Причащение апостолов – доминируют в разные периоды. Ранняя Церковь изображала таинство, впервые получившее визуальное выражение в полностью разработанной форме в византийских мозаиках VI века. Ученики располагаются по изогнутой стороне D-образного стола, Христос на краю. Они не сидят и не стоят, но возлежат, опираясь на левый локоть, оставляя правую руку свободной – такова была более поздняя еврейская традиция в соблюдении обряда Пасхи. (Первоначально пасхальная еда употреблялась стоя, так как израильтяне накануне исхода должны были есть быстро. В римские времена возлежать за едой было знаком свободного человека, таким образом это считалось более соответствующим еврейскому празднику свободы.) Возлежать за трапезой – эта традиция вновь встречается в творчестве Пуссена. В ренессансной живописи ученики сидят обычно за прямоугольным столом, а Христос – в середине – выполняет действия священника. "ЧАША" (евхаристический сосуд) стоит перед ним на столе. Христос изображается в момент освящения хлеба или передачи гостии одному из учеников. Это не обязательно пресный хлеб, как того требует еврейский обряд. Определенные темы из Ветхого Завета, традиционно считавшиеся прообразами Тайной Вечери, можно встретить в связи с этим сюжетом, а именно: Встреча Авраама с Мелхиседеком (см. "АВРААМ", 1), Еврейская Пасха (см. "МОИСЕЙ", 6), Сбор манны (см. "МОИСЕЙ", 8), Илия, посещаемый ангелом (см. "ИЛИЯ", 4). Эта сакраментальная интерпретация Тайной Вечери была отодвинута на задний план в конце XV века Леонардо да Винчи, который отошел от доктрины, чтобы изобразить человеческую драму, происшедшую из предсказания Христа о том, что он будет предан одним из присутствующих. Творение Леонардо, хотя и самое знаменитое, было не первым, основанным на иной трактовке этой темы. Эту интерпретацию можно видеть в декоре трапезных и церквей XIV–XV веков. Она главенствовала вплоть до эпохи Контрреформации, когда акцент на "СЕМИ ТАИНСТВАХ", в особенности на Причастии (Евхаристии), вернул предпочтение первоначальной версии. Теперь здесь стало больше свободы трактовки: появляются дополнительные фигуры – снующие туда и сюда слуги, разносящие блюда, витающие над головами собравшихся ангелы. Ученики, особенно у северных художников, предстают в облике колоритных типажей из простонародья того времени. Таз и полотенце, брошенные на полу, являются напоминанием о более раннем эпизоде Умывания ног ученикам. (См. "ПЕТР", апостол, 3.) У ног Иуды может сидеть собака – труднообъяснимая традиция, поскольку это животное обычно символизирует преданность.

В изображениях предсказания о предательстве (или "исторической" Тайной Вечери) главными элементами являются реакция учеников на слова Христа и та роль, которую играетИуда. "Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит". Чаши нет. Христос сидит в центре длинного стола, его руки простерты в жесте, говорящем о его покорности. Ученики, по обе стороны от него, обращены друг к другу; их лица и жесты выражают мистический страх, изумление или отрицание. Иуда бывает обособлен по-разному. В образцах раннего Возрождения он сидит по другую от остальных учеников сторону стола и может изображаться в тот момент, когда получает от Христа смоченный в чаше кусок хлеба ("Господи! кто это? Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам" (Ин., 13:25–26)). Или Иуда опускает в чашу свою руку ("Один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо" (Мк., 14:20)). Иуда обычно темноволосый и бородатый, выражение его лица заговорщическое. В тех случаях, когда ученики изображаются с нимбами, его нимб может быть черным или вовсе отсутствовать. Он часто держит кошелек, возможно, в качестве аллюзии на тридцать серебреников (цена предательства), или – проще – поскольку, согласно Иоанну "он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали".

В XII–XIII веках художники не слишком заботились о дифференциации учеников; исключение составлял образ Иуды. В произведениях более поздних периодов становится возможным определить по крайней мере главных учеников (а иногда и всех) с достаточной степенью точности. Хотя двенадцать учеников изображаются без их индивидуальных атрибутов, художники склонны придерживаться определенных правил в том, что касается их облика и группировки. Иоанн, "ученик, которого любил Иисус", обычно рядом с Христом и может положить свою голову на грудь Спасителя. ("Он, припадши к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?" (Ин., 13:25).) Он изображается юным, безбородым, с длинными волосами и довольно женственными чертами лица. Характерные черты "ПЕТРА" хорошо известны: седые волосы, как правило, короткие и вьющиеся, и обычно короткая курчавая борода; у него загорелое лицо, как должно быть у рыбака. Обычно он носит голубой плащ поверх хитона золотого цвета. Он может держать нож, возможно, как предвосхищение эпизода с отсечением уха раба в сцене предательства. Он сидит рядом или через одного от Христа – знак его превосходства над другими учениками. "АНДРЕЙ" – пожилой, с развевающимися седыми волосами и длинной седой, иногда лохматой бородой. "ИАКОВ МЕНЬШОЙ" имеет сходство с Христом в том, что касается черт лица, стиля прически и бороды, поскольку по традиции он отождествляется с тем апостолом, о котором Св. Павел сказал: "Иакова, брата Господня" (Гал., 1:19). Для остальных идентификация менее определенна. "ИАКОВ СТАРШИЙ", несколько старше своего тезки, был, как и он, родственником Христа и иногда, как и предыдущий, изображается тоже несколько похожим на Христа. Поскольку один из этих троих при жизни Спасителя был ближе всех к нему, то и сидит он за столом обычно тоже рядом с ним. "ФИЛИПП" и "ФОМА", подобно Иоанну, – среди самых молодых и обычно безбороды. Порой они расположены на противоположных сторонах стола. "СИМОН" и "ИУДА" (Фаддей), согласно наиболее популярной традиции, были братьями, они были среди тех пастухов, которым ангел возвестил о рождении Христа. Таким образом они традиционно изображаются стариками и сидят рядом. У "ВАРФОЛОМЕЯ" очень темные, почти черные волосы, и обычно он с бородой, чем может походить на "МАТФЕЯ". Принятая идентификация Двенадцати на "Тайной Вечере" Леонардо такова (слева направо): Варфоломей, Иаков Меньшой, Андрей, Иуда (Искариот), Петр (позади), Иоанн, (Христос), Фома (позади), Иаков Старший, Филипп, Матфей, Иуда (Фаддей), Симон.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia