Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биологический энциклопедический словарь..."

Продолжительность жизни





ПРОДОЛЖИ́ТЕЛЬНОСТЬ ЖИ́ЗНИ,
длительность существования особи или клона. П. ж. регулируется комплексом фенотипич. и генотипич. факторов и является временной характеристикой взаимодействия повреждающих и восстанавливающих процессов в организме, приводящих его к старости и смерти. Для оценки П. ж. используют ряд критериев, из к-рых наиб. распространены средняя П. ж. (СПЖ – средняя арифметич. П. ж. всех особей популяции) и максимальная П. ж. для особей данного вида (МПЖ). СПЖ значит. колеблется в зависимости от внеш. условий, поэтому для сопоставления П. ж. разных видов чаще пользуются генетически детерминированной МПЖ.

У животных МПЖ в естеств. условиях у большинства наземных видов определяется по костным остаткам, зубам, у рыб – по размерам тела, чешуи и срезам плавникового луча (см. "Годичные кольца"). Определение МПЖ моллюсков по ростовым кольцам раковин лишь приблизительно, т.к. при остановке роста в неблагоприятных условиях годичные кольца не образуются. Непосредственная же регистрация МПЖ диких животных в естеств. условиях практически невозможна. При содержании животных в неволе регистрируется физиол. П. ж., или МПЖ в оптимальных условиях их содержания (она, по-видимому, как правило, выше, чем П. ж. в естеств. условиях). Долгоживущие виды встречаются на разных ступенях эволюц. развития. Напр., П. ж. осетровых достигает 50–100 лет, гигантская саламандра живёт св. 50 лет, жабы, тритоны – до 25–30 лет, лягушки – 12–13 лет; крокодилы, черепахи доживают до 50–150 лет; филин, ворон, беркут, белый пеликан, попугаи живут до 50–70 лет, чайки, журавли, кондор, африканский страус – 30–40 лет; нек-рые млекопитающие – до 70–110 лет. МПЖ внутри класса отличается обычно в неск. десятков раз, внутри отряда – в неск. раз. Так, у млекопитающих мелкие грызуны (мыши, крысы) живут до 3–4 лет, хищники (кошка, леопард, лев, собака, волк) – до 25–30 лет; парнокопытные (свинья, овца, корова, олень, лось) – до 15–30 лет, парнокопытные (осёл, зебра, лошадь, слон) – до 30–70 лет, обезьяны (орангутан, шимпанзе) – 25–45 лет. Для разных видов млекопитающих обнаружена положит. корреляция между МПЖ и массой тела или отд. органов (мозг, надпочечники, печень), напр., для 170 видов между МПЖ (годы) и массой тела (М в кг) обнаружена след. зависимость: МПЖ = 10·Μ0,17; между П. ж. и интенсивностью теплопродукции (метаболизма) существует обратная зависимость. У холоднокровных животных, а также у теплокровных с непостоянной темп-рой тела (летучие мыши, ехидны) П. ж. зависит от темп-ры окружающей среды; в диапазоне оптимальных темп-р наблюдается обратная зависимость между П. ж. и темп-рой тела: по мере понижения темп-ры на каждые 10°С П. ж. холоднокровных обычно увеличивается в 2–3 раза. П. ж. теплокровных, способных впадать в состояние дневного оцепенения или зимней спячки, сопровождаемое снижением темп-ры тела, также в неск. раз больше, чем у близкородств. или аналогичных по размерам видов, лишённых подобной способности. Проблематичен вопрос о П. ж. одноклеточных и культур тканей с неогранич. потенциалом деления. Напр., клоны нек-рых амёб, размножающихся делением тела надвое, в богатых пищей средах могут жить неограниченно долго; нек-рые клоны парамеций живут до 10 лет.

В ходе эволюции, по-видимому, происходило накопление признаков, способствующих долголетию, что могло привести как к прогрессивному увеличению П. ж. существующих видов, так и к появлению новых с большей П. ж. Так, по оценкам, за последние 60 млн. лет МПЖ копытных и хищников увеличилась в 2–3 раза. Значит. рост СПЖ обнаружен в экспериментах, напр. при калорийно- или белковонедостаточных диетах, при снижении темп-ры тела.

У человека СПЖ в значит. мере зависит от социальных условий; при рассмотрении её динамики в историч. время наглядно проявляется неуклонное увеличение П. ж. Так, средняя П. ж. в Др. Греции была близка к 18 годам, в Др. Риме – 22, развитых странах Зап. Европы в ср. века и эпоху Возрождения – 35, в сер. 19 в. – 40, а в сер. 20 в. – 70. По сведениям Всесоюзной переписи населения 1970, предел долголетия в СССР – ок. 120 лет. В расчёте на 1 млн. населения живущих 100-летних в СССР приходится (1970) 80 чел., в ГДР – 39, во Франции 28 чел. В 20 в. благодаря успехам медицины и социальному прогрессу СПЖ людей увеличилась более чем на 20 лет и в развитых странах составила для мужчин ок. 70, для женщин ок. 76 лет. Предполагается, что при оптим. условиях окружающей среды СПЖ человека может достигнуть 85 лет. Для дальнейшего её увеличения потребуются более глубокие знания и радикальное вмешательство в механизмы "старения".


Урланис Б. Ц., Эволюция продолжительности жизни, М., 1978; Гаврилов Л. Α., Гаврилова Н. С., Биология продолжительности жизни. Количественные аспекты, М., 1986; Walford R. L., Maximum life span, N. Y., 1983.


Высшие растения по П. ж. обычно делят на одно-, дву- и многолетние. Это деление неск. условно, т.к. в зависимости от среды П. ж. одного и того же вида может изменяться (так, многолетняя в тропиках клещевина Ricinus communis в умеренном поясе – однолетнее растение; мятлик Роа annua – однолетник на равнинах, в горах развивается как многолетник). Число однолетних растений, значительное в жарком засушливом климате, к северу уменьшается и в Арктике они почти исчезают. Среди однолетников особенно краток жизненный цикл эфемеров. П. ж. травянистых многолетников сильно колеблется: у папоротника Dryopteris filix-mas она может превышать 100 лет, у мн. цветковых П. ж. длится неск. десятков лет, а у нек-рых, напр. горицвета Adonis vernalis, – св. 150. П. ж. большинства кустарников, полукустарников и кустарничков варьирует примерно также, но возраст нек-рых полукустарников, обитающих в высокогорьях, может превышать 300 и даже 800 лет (напр., терескен Ceratoides papposa, подушковидная азорелла Azorella selago). П. ж. св. 500 лет свойственна нек-рым кустарниковым можжевельникам. В среднем наиб. П. ж. среди растений отличаются деревья. Возраст секвойядендрона гигантского достигает 4000 лет; ещё больше, видимо, П. ж. баобаба; в США на границе штатов Калифорния и Невада были обнаружены деревья сосны остистой (Pinus aristata) в возрасте св. 4300 и 4680 лет; тисс, кипарис вечнозелёный, каштан, платан (а в особо благоприятных условиях – грецкий орех и дуб) могут жить св. 2000 лет; ок. 500 лет живут липа, сосна сибирская, кедровая и нек-рые др. деревья, но П. ж. мелколиств. пород (осины, берёзы, граба и т.д.) редко превышает 80–100 (150) лет. Неопределенно долго могут сохранять жизнеспособность мн. споры, семена и др. диаспоры. Так, удалось прорастить семена лотоса, пролежавшие в торфе 2000 лет, и семена арктического люпина, пролежавшие в вечной мерзлоте ок. 10 000 лет.п. ж. древесных растений определяют, сопоставляя толщину или объём ствола с ежегодным приростом, учитывая число мутовок, цвет и строение коры, но точнее всего – по годичным кольцам.




Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia